Опубликовано: 1179

Вячеслав ЕКИМОВ: В России лучше не работать!

Даже сам Лэнс Армстронг, семикратный победитель “Тур де Франс”, назвал Вячеслава Екимова легендой мирового велоспорта. В профессионалах россиянин выступал до 40 лет! А минувшей осенью Екимов стал спортивным директором команды “Астана”.

Вячеслав – олимпийский чемпион еще 1988 года в Сеуле в командной гонке преследования на треке. Спустя 12 (!) лет он выиграл Олимпиаду-2000 в Сиднее на шоссе – в гонке с раздельным стартом. А спустя четыре года на Олимпийских играх-2004 в Афинах стал вторым в этой дисциплине. Кроме того, он еще в советские времена был неоднократным чемпионом и рекордсменом мира в гонках на треке.

До своего появления в “Астане” Екимов в течение девяти лет был заметной фигурой в одной из сильнейших велосипедных команд мира – американской “Ю.Эс. Постал”, в последние сезоны сменившей название на “Дискавери”. Вячеслав был надежным и важным звеном команды, которая, как точнейший механизм, работала на победы великого Армстронга на легендарном “Тур де Франс”.

Но теперь американский период в жизни Еки позади. Сейчас он уже по долгу службы прилетает в Казахстан. Во время своего последнего приезда в Алматы знаменитый велогонщик дал эксклюзивное интервью нашей газете.

Либо в шоколаде, либо нигде

– Вячеслав, были ли у вас другие предложения помимо работы в “Астане”?

– Я оказался в “Астане” прежде всего потому, что команду возглавил Йохан Брунель (бельгиец, бывший генеральный менеджер американской “Дискавери”. – Прим. авт.). Я с ним работаю уже не один год. Все знают, что люди, которые идут за ним, либо купаются в шоколаде, либо нигде. У меня английский – в совершенстве, но, скажем, итальянский, французский, испанский – уровнем ниже. Для европейской команды мне надо подтягивать языки – это раз. Потом конкуренция очень высока – директоров везде хватает.

– Не хотели бы вы поработать в российских проектах – “Тинькофф. Кредитные системы” или “Карпин Галисия”?

– Российские предложения я бы рассматривал в последнюю очередь. Уже неоднократно наступал на эти грабли. Начинается все красиво, а потом на тебе “ездят”, бегаешь 24 часа в сутки. При этом остается ощущение, что ты еще должен!

– Не всегда успешный велосипедист хороший спортивный директор. Как вы считаете, у вас получается?

– Это работа интересная и в чем-то творческая. График остается тот же – много переездов и разъездов. Но теперь я сижу не на велосипеде, а за рулем машины. При такой работе сложно быть с семьей. Плюс – это огромный стресс. Многие вопросы и даже исход гонки зависят от тебя. Например, какое задание ты дал гонщикам. При этом на оплошности обращают внимание, а хорошая работа считается стандартом...

– С вами советовались, когда подбирали гонщиков из “Дискавери” в “Астану”? Почему, к примеру, нет среди них украинца Ярослава Поповича?

– Дело в том, что классные гонщики смотрят не только на сумму контракта, но и на свои перспективы в команде. У Поповича есть собственные амбиции и виды на достойное выступление на “Тур де Франс”. А в нашей команде уже имеются два кандидата в лидеры на эту гонку – испанец Альберто Контадор и американец Леви Лейфеймер. Ярослав автоматически становится третьим. Команда же, с которой он подписал контракт – “Предкитор-Лотто”, предоставляет ему позицию вице-лидера после австралийца Кадела Эванса.

Верховный главнокомандующий – Брунель

– Расскажите, как комплектуется новая “Астана”?

– Комплектацией команды “от А до Я” занимается Йохан Брунель, нынешний генеральный менеджер команды. Он считает себя опытным менеджером, который видит в каждом гонщике определенную перспективу. Но когда идет набор русскоязычных велосипедистов, он всегда обращается за советом ко мне. Тот состав “Астаны”, который у нас сложился на сегодня, неплохой. Но его тяжело назвать дрим-тим – командой-мечтой. Мы получили в наследство “Астану” образца 2007 года с ее имиджем и тем составом гонщиков, который был набран. С гонщиками придется много работать, чтобы подогнать команду под стандарт того же “Дискавери”. Почему “Диско” считалась успешной командой? Все подчинялись главному менеджеру, не обсуждая приказов, как в армии. Не хочу сказать, что у нас была армейская команда. Просто, когда Йохан Брунель из ста решений принимает сто верных, люди ему доверяют. Его слово может звучать как приказ, но на деле – это единственно правильное решение.

– После известия о прекращении финансирования спонсором “Дискавери” Брунель заявил об уходе из велоспорта. Откуда затем появилась мотивация остаться?

– Я слышал его мнение на сей счет и могу повторить. Он решил уйти из велоспорта на вершине славы (команда “Дискавери” выиграла “Тур де Франс-2007”. – Прим. авт.) и заняться чем-то другим. Но потом ему предложили очень перспективный и, что важно, национальный проект – “Астану”. Одно дело выиграть “Тур де Франс”, другое – сделать имидж команде. Для Йохана Брунеля это что-то новое.

– Получается, что вы “проводник” между Брунелем и казахстанской стороной?

– Так и есть. На сегодня главная проблема – это коммуникации. Люди, ответственные за казахстанский велоспорт, очень заняты. И меня не было бы в “Астане”, если бы имелся человек, который мог стать посредником между Брунелем и Федерацией велоспорта Казахстана, говорил на хорошем английском и доводил бы молниеносно информацию до нужных людей.

Цель – сделать так, чтобы прежнюю “Астану” быстрее забыли

– Новая экипировка “Астаны” будет похожа на прежнюю форму?

– Есть уже утвержденный проект формы. Могу сказать, что она будет красивее прежней. Дизайн интереснее. Акцент также сделан на цветах флага Казахстана. Экипировку делает другой производитель. Если форма будет похожа на экипировку 2006 года, ее мало кто купит. Ведь все истории, которые были с “Астаной”, оставили свой отпечаток.

– Поставщик велосипедов – фирма “БМС” – отказалась от сотрудничества с командой. На чем будут выступать гонщики?

– У нас будут велосипеды “Трек”. Еще, будучи профессиональным гонщиком, я сам перепробовал множество всяких “машин” и могу уверенно сказать, что это хорошая техника. У “Астаны” будут одни из самых легких и прогрессивных велосипедов.

– Какой бюджет у “Астаны” заложен на сезон-2008?

– Я не уполномочен об этом говорить. Как раньше писали о лошадиных силах “Роллс-Ройса” – мощность достаточная. Так и у нас, бюджет – достаточный, чтобы быть уверенными в завтрашнем дне.

– Скажите, открыт ли в команду вход ее прежним бойцам – обвиненным в допинге Александру Винокурову и Андрею Кашечкину – в случае положительного исхода их судебных разбирательств?

– Вопрос опять не ко мне. Но выскажу свою точку зрения. Эти гонщики достойны быть в команде. Они – лидеры казахстанского спорта. Но им самим определяться, где им быть. Допустим, я слышал, что у Кашечкина есть предложение от крупной команды, которое до сих пор в силе.

– Расскажите об изменениях в организационной структуре “Астаны”?

– Сейчас у нас другой платежный агент, все функции, связанные с финансами, будут осуществляться в Люксембурге. Там очень хорошие условия: во-первых – абсолютно прозрачная бухгалтерия, во-вторых – экономия на НДС. Лицензия будет принадлежать Люксембургу. Штаб-квартира команды будет находиться в Бельгии, в городе Бракел. На сегодня 10 мест, как и в прошлом году, закреплено за казахстанскими велосипедистами, 20 – за иностранцами.

Тоска по двухколесному

– Слава, вы по-прежнему живете в Испании?

– Да, живу, но чаще бы хотелось быть в Санкт-Петербурге. Мне этот город очень нравится, я сам из этих мест. С мая по июль в Питере особенно хорошо. Когда я был велогонщиком, Испания стала для меня одним из лучших мест подготовки. Поэтому я и поселился в этой стране, в 1996 году – в Тортосе. Это маленький городок, который на карте не найти, на побережье моря, между Барселоной и Валенсией. Там и живем – я, жена и сын.

– На родине, в России, часто бываете?

– Только после окончания велосипедного сезона. В последнее время не получается приехать на родину и просто отдохнуть – начинаешь решать бумажные дела, которые накопились за год.

– Вы давно на велосипеде сидели?

– В этом году я умудрился накатать 12 500 километров – за счет того, что тренировался всю зиму и весну. Плюс находил время садиться на велосипед в периоды, когда наша команда выступала на гонках. Судя по всему, надо это направление менять и переходить на бег. Я хочу поддерживать себя в форме, это мне физически необходимо. А бег – это всегда удобно. Пара кроссовок с собой, спортивный костюм – и бегай в любое время дня. Хотя, безусловно, я скучаю по велосипеду. Он приносит удовольствие.

Сын выбрал учебу

– Как при такой работе следите за воспитанием 15-летнего сына Славы?

– Его в руках держит жена. Я был и остаюсь сторонником того, что профессиональный велоспорт и семья – несовместимые вещи. Либо девушка должна быть декабристкой, а таких людей редко встретишь, либо это надрыв отношений…

– Вы приобщили сына к велоспорту?

– Слава пытался, но, к сожалению, ему не нравится просто кататься по дороге. Он предпочитает маунтинбайк: надевает свою “кольчугу” и делает такие финты! А шоссейный спорт, как он говорит, – очень скучно. Но у сына все складывается так, что на первом месте у него – образование. Он будет получать образование и работать. А спорт, может, будет как хобби.

– Сколько велосипедов вы храните дома?

– У меня их, как у дурака фантиков! Пять-шесть шоссейных и один байк – мои, два байка – сына, также стоят три велосипеда Славы со времен его детства.

– Как вы предпочитаете проводить время, свободное от работы?

– Нет такого понятия, что я не работаю. Я даже не вспомню ни один день, чтобы я сидел на диване и смотрел в одну точку, ничем не занимаясь. Сейчас я не могу себе этого позволить, решение многих вопросов зависит от меня.

Марина ХЕГАЙ

Загрузка...