Опубликовано: 4931

Вторая волна приватизации. Дворцы на продажу

Вторая волна приватизации. Дворцы на продажу

Грядущая приватизация объектов государственной собственности вызывает массу вопросов. И один из главных – по какой цене уйдут лакомые кусочки?

Кто и как установит цену объектов, выставленных на продажу? Будет ли обеспечена прозрачность этого процесса? Как будут оцениваться крупные объекты, которые имеют не только материальную, но и историческую, культурную, и – не побоимся этого слова – идеологическую ценность? Как оценят убыточные предприятия?

Эти и другие вопросы мы адресовали в управляющий комитет по приватизации компаний группы ФНБ “Самрук-Казына”, в состав которого войдут основные должностные лица, занимающиеся приватизацией. Возглавила комитет заместитель председателя правления “Самрук-Казыны” Елена БАХМУТОВА, ее заместителем стал финансовый директор фонда Нурлан РАХМЕТОВ.

Отдавали за копейки

А пока ответы пишутся, мы решили поговорить с профессиональными оценщиками, которые, к слову, согласились войти в экспертный совет по обеспечению прозрачности процесса приватизации, организованный “КАРАВАНОМ”.

Заместитель председателя президиума, председатель экспертного совета Республиканской палаты оценщиков (РПО) Александр КАЛИНИН объяснил нам, как должна проводиться оценка приватизируемого имущества:

– По последней редакции Закона “Об оценочной деятельности” разработкой и утверждением нормативных и методических документов призваны заниматься РПО и уполномоченный орган – Минюст. Мимо нас методология оценки объектов приватизации в принципе не могла пройти. Поэтому могу авторитетно заявить: сегодня никакого специального нормативного документа, по которому будет оцениваться имущество, пока еще нет, если только “Самрук-Казына” не привлекла международные институты.

– Как должны оцениваться объекты для приватизации?

– Понятно, что рыночной цены там не будет, но первоначальная цена должна складываться из вполне объективных факторов: если речь идет о “дворцах” и “хижинах”, то должны учитываться год постройки, материал, была ли реконструкция и множество других факторов. Отдельный вопрос – доходность объекта. Как пройдет вторая волна приватизации? Конечно, ожидать бепредельно низких цен, возможно, и не стоит, все-таки есть законы и нормативы, и мы уже это проходили.

Известный артист, многие годы проработавший в Казгосцирке, Мурат ДЖУМАГАЛИЕВ присоединился к нашей группе в “Фейсбуке”, чтобы высказаться по теме: “Как говорится, мы это уже проходили! Я не понимаю, как можно отдавать цирк в частные руки? Это социально-культурный объект, национальное достояние Казахстана. Где гарантии, что новый хозяин не перепрофилирует его? Почему из четырех цирков Казахстана в списке оказался только цирк в Алматы? Возникает подозрение, что здесь кроются чьи-то личные интересы”, – написал он в соцсети.

Продать что-нибудь ненужное?

Между тем неизвестность вокруг будущих объектов приватизации очень ярко проявляется на примере таких заметных брендов, как “Казахфильм”, Казахский государственный цирк, Дворец республики, Дворец бракосочетания в Алматы, развлекательный центр “Думан” в Астане, и других учреждений культуры. Недавно самую главную кинофабрику посетили государственный секретарь РК Адильбек ДЖАКСЫБЕКОВ и министр культуры Арыстанбек МУХАМЕДИУЛЫ.

Госсекретарь подчеркнул, что “киностудия “Казахфильм” оснащена самым современным оборудованием и отвечает всем мировым стандартам кинопроизводства”. И ни слова о приватизации!

Кинорежиссер и продюсер, заслуженный деятель Казахстана Сламбек ТАУЕКЕЛ в интервью “КАРАВАНУ” сообщил, что готовится письмо в адрес правительства, в котором его коллеги выражают свое несогласие с подобным решением.

– Я сам слышал: когда Президент посещал киностудию, он говорил, мол, если кто-то смотрит на “Казахфильм” “влюбленными глазами”, то пусть вкладывает деньги в его развитие, а не интересуется лакомыми кусочками земли. Поэтому мы были спокойны. А тут громом среди ясного неба прозвучала новость...

Цирковое дежавю

Казахским государственным цирком, где сегодня новость о приватизации тоже активно обсуждается, уже правил частный капитал.

Родоначальник прославленной цирковой династии Валихан ЧАЛАБАЕВ не выбирал выражений, чтобы высказать свое отношение к ситуации. По его словам, за пять лет управления частным цирком было проведено всего 3 цирковые программы, а самому зданию цирка нанесли большой ущерб: его территорию заполонили ночные клубы, кафе, бары и кегельбаны, была уничтожена часть инженерных сооружений.

– Землю тоже потихоньку у цирка отобрали и передали в частные руки, то же самое проделали с гостиницей: ее сначала отремонтировали за счет бюджета на 360 миллионов тенге, а затем передали частникам.

Осталось только здание цирка. Если сдавать все его помещения в аренду и работать только с приглашенными коллективами, то это просто золотая жила. Но цирк погибнет. Для примера можно взять цирк в Улан-Баторе, который выкупил за 25 миллионов долларов бывший борец сумо, так он всех артистов выгнал в юрты. Такая же участь может ожидать и нас.

К слову, сомневается в необходимости приватизации цирка и начальник управления культуры города Алматы Кайрат КУЛЬБАЕВ. “Мы предлагаем более интересное направление – передачу в доверительное управление. Не обязательно объект продавать, приватизировать”, – приводит его слова информагентство Tengrinews. Он пояснил, что инвесторам можно предложить взять на себя функции управления зданием, бизнесмен сам будет искать источники доходов – ими могут стать реклама, питание, продажа сувениров. В то же время он будет обязан оплачивать коммунальные услуги и своевременно ремонтировать помещения. Начальник управления добавил, что учреждение обходится бюджету Алматы в 200 миллионов тенге в год.

Никто не купит – сами напряжемся

Среди списка приватизируемых объектов немало и НИИ, и учебных заведений, среди них КБТУ и Казахская академия туризма и спорта.

Ректор Казахской академии туризма и спорта Кайрат ЗАКИРЬЯНОВ, с которым мы созвонились, сообщил, что никакой сенсационности для них решение о приватизации не несет:

– Это была не наша инициатива, а государства, которое владеет 20 процентами акций. Остальные 80 процентов – у ряда юридических лиц в лице трудового коллектива. Если кто-то купит 20 процентов, то это ему ничего не даст. С 2001 года мы ни разу не выплачивали акционерам ни тиына прибыли, а направляли все на развитие академии. Государство нам помогает через гранты, которые мы ежегодно выигрываем, на обучение физкультуре и спорту. И это не зависит от формы собственности.

Если никто не купит, то сами еще раз напряжемся и выкупим оставшуюся долю.

Мы продолжаем обсуждение темы в специально созданной группе в Facebook “Приватизация. Вторая волна”. Присоединяйтесь!

Загрузка...