Опубликовано: 1 1318

Вспомнить всех поименно

Вспомнить всех поименно

Чем дальше от нас уходит война, тем больше домыслов о ней появляется. Есть и суждения, что надо обо всем забыть. Но нужно ли нам забыть войну, унесшую миллионы жизней? Необходима ли вообще память о той страшной трагедии? Сегодня на эти и другие вопросы отвечает доктор исторических наук, профессор КазНУ им. Аль-Фараби, автор многих исследований о Великой Отечественной войне Лайла Ахметова.

Память укрыта большими снегами…

– Лайла Сейсенбековна, что такое память вообще и нужна ли нам историческая память сегодня, когда мы уже отметили 70-летие со Дня Победы в Великой Отечественной войне?

– Надо сразу сказать, что память – это нравственное понятие, она присуща только людям. Если ты помнишь факты, события, значит, действительно Человек. Что касается исторической памяти, то это понятие гораздо шире. Сейчас модным стало говорить: зачем нам далекое историческое прошлое? Дескать, в школе историю изучают, и этого достаточно. Но давайте вспомним, что культура, традиции любого народа, в том числе и казахского, передаются как раз через память, через историю. Человек чисто психологически помнит то, что было 10–15 лет назад, что было при его жизни, а то далекое прошлое он уже забывает. Через три-четыре поколения происходит забвение, исчезновение исторической памяти. В результате кто-то идеологизирует прошлое, другие занимаются мифологизацией, а третьи попросту выдумывают, используя придуманное в своих личных корыстных интересах.

Мы сегодня находимся в преддверии 80-летия начала Второй мировой войны, а до этого было 80 лет, как началась Первая мировая. В советское время мы хорошо знали ее историю, но не знаем, воевали ли казахи в Отечественную войну 1812 года, хотя разрозненные сведения об этом есть. То же самое относительно Гражданской войны. И если провести параллель, то получается, что мы тоже плохо знали то время, разве что рассказывали друг другу анекдоты про Анку бедную и  Петьку и про самого Чапаева. Плохо о Великой Отечественной войне в те годы никто и слова не мог сказать. Потому что любой фронтовик дал бы в морду за откровенную ложь.

– Но почему сейчас все чаще можно встретить людей, которые говорят, что пора забыть о войне?

– Наша память, к сожалению, укрыта большими снегами, если вспомнить слова поэта. Почему мы начинаем сомневаться в подвигах фронтовиков? Да потому, что наша национальная черта – затоптать то, что было. У нас многие бревна в своем глазу не увидят, а в чужом соринку разглядят. Во Франции, к примеру, чтят Жанну д’Арк, спасшую короля и королевство. При этом стараются замолчать тот факт, что бургундцы ее отдали врагам. У нас же все наоборот.

И здесь мы должны говорить о культуре, традициях, воспитании. У нас, людей, вышедших из советской шинели, с этим было плохо. Например, мои деды с обеих стороны были малограмотными людьми. До войны люди, окончившие 4 класса, уже считались грамотными. Для сравнения: солдаты вермахта имели оконченное школьное образование. Но память – не только образование, это еще и культура, поведение, традиции – то, что мы называем цивилизованностью. В той же Германии офицерство изначально было понятием родовым и династийным. А у нас 4 класса – и генерал. Поэтому так много было построено на крови, и это трагедия. Но проходит время, и после войны в стране появляется население уже со средним образованием. А к 1980 году многие имели высшее образование, и это в стране, которая пережила самую кровопролитную войну в своей истории. Но даже появление людей с высшим образованием не сделало нас культурнее.

Разлом

– Разлом возник как отголосок того, что мы смеялись над чапаевцами, не зная по-настоящему историю самого Чапаева и его дивизии. К сожалению, и сегодня мы не преодолели его из-за отсутствия достойного образования, нехватки педагогов-историков, зато у нас есть новые технологии, которые успешно применяют для манипулирования общественным сознанием, особенно молодых.

– Но, может, неприятие войны у некоторой части молодежи возникает из-за того, что до сих пор некоторые ветераны остаются без жилья? Молодые видят это, и у них рождается протест…

– Да, и эта проблема есть. Но хотела бы сказать о другом. Миллионы людей погибли бездетными. На них казахский род прервался. Сейчас Казахстан пополняется. Но пополняется за счет оралманов, а они мне открыто говорят: “Это не наша война. Нам неинтересно то, чем ты занимаешься”. И таких становится все больше. Немало сегодня людей, у кого деды и отцы не воевали. И получается, что если раньше нас, детей и внуков ветеранов, было больше, то теперь численно мы уступаем потомкам репрессированных, сосланных в годы войны в Казахстан, оралманам. Возникает разделение: это не наша война. Так не только у нас, но и во многих странах.

Во многом это происходит из-за того, что историю XX века мы боимся изучать – а вдруг что-то не так. А как изучать, к примеру, Туркестанский легион, когда внук попавшего в него солдата занимает нынче пост? В России это можно. Я сама, будучи казашкой, не стану заниматься данной темой. Лучше замолчать ее, чем сказать правду. Потому и множатся голоса о не нашей войне.

Но знать о войне надо, необходимо ее изучать, потому что это – наша история. Нужно заниматься исследованиями, чтобы не было фальсификации и мифологизации. Вспомните прошлогодний скандал с мнимым разоблачением панфиловцев от бывшего директора архива Мироненко в России. Но давайте присмотримся к нему самому. Человек докторскую диссертацию защищал по истории крепостного права, у него нет ни одного исследования по XX веку, тем более истории Отечественной войны. Однако он взял на себя “смелость” говорить о том, чего не знает. В связи с такими заявлениями я лично предлагаю ввести международные правовые стандарты наказания. Это предложение я уже второй год вношу. Такие вещи надо делать, чтобы не было инсинуаций.

И не могу не сказать еще вот о чем – о роли СМИ. Увы, сегодня журналисту легче взять интервью у депутата, министра или еще кого-то, но при этом он не обращается к профессионалам. У нас не пропагандируются знатоки-профессионалы. В этом отношении нам есть чему учиться у соседей.

По приглашению российской стороны в рамках акции “Нас миллионы панфиловцев” я была в Челябинске и Новосибирске, где делала основные доклады по Панфиловской дивизии. Замечу, что специалистов по данной теме в России и Киргизии нет. Однако заместитель губернатора отметил, что 102 челябинца погибли в Панфиловской дивизии, а в Новосибирске подчеркнули, что из 28  героев 6 родились в Сибири. Вот такое отношение и нам необходимо прививать. Так появляется преемственность поколений и сохраняется историческая память. У нас же следуют заявления, что Великая Отечественная – не наша война. Нет, это наша война. И там, под Москвой, казахи защищали не только столицу СССР, но и свои степи. Вот об этом надо говорить нашей молодежи, которая не искушена в истории, чем пользуются ловкие манипуляторы.

Великая Отечественная война, ко всему прочему, имеет цементирующее начало, которое может объединить всех нас, казахстанцев. И рассказать о каждом участнике войны, погибшем или пропавшем без вести, – задача номер один на сегодня.

P.S. По словам Лайлы Ахметовой, особенно осторожными нужно быть с цифрами о войне. Сама она оперирует данными 1996 года, достоверность которых не подвергается сомнению профессиональными историками. Согласно им, на фронт ушло 1 миллион 300 тысяч казахстанцев, из которых каждый второй либо погиб, либо пропал без вести.

Для сравнения: за годы Второй мировой войны погибло 370 тысяч американцев.

АЛМАТЫ

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ