Опубликовано: 15608

Все тайны Дильназ Ахмадиевой

Все тайны Дильназ Ахмадиевой

Популярная певица в эксклюзивном интервью нашему изданию рассказала о своем расставании с Иваном Бреусовым, образе идеального мужчины и желании стать популярной в США.

“Мне обязательно нужен отдых, ведь к творческому вечеру я готовилась четыре месяца”, – сказала певица Дильназ Ахмадиева и улетела за границу. Мы встретились сразу после ее возвращения.

“Ссор и измен не было!”

– Дильназ, где побывали?

– Летала на неделю в Дубай отдыхать. Нужно было восстановить свои силы перед новогодними концертами. Декабрь – самый активный месяц для артистов, всегда нужно быть в форме. Но очень надеюсь, что 31-го получится не работать.

– Если получится, с кем хотите встретить Новый год?

– В первую очередь, конечно, с мамой, как я делаю это всегда.

– Многие стремятся встретить праздник с любимым человеком. Но недавно вы признались, что ваше сердце свободно…

– Да, мы расстались с Иваном Бреусовым. Но мы очень хорошие друзья, по-прежнему общаемся. Наверное, обсуждать эту тему глупо, потому что, если бы расстался кто-то другой, никто бы этим не интересовался…

– Но мы ждали вашей свадьбы. Еще чуть больше года назад вы и сами к ней готовились: Иван делал вам предложение, дарил кольцо…

– Да это понятно все. Но бывают моменты в жизни… Никаких гнусных ссор или измен, из-за которых расстаются люди, у нас не было! Просто в один прекрасный момент мы поняли, что можем, оказывается, жить друг без друга. А раз можем, значит, это уже не то, что нам нужно.

Раньше не могли, поэтому были всегда вместе. Встречались, дружили, вместе ездили отдыхать, виделись каждый день. Этот человек научил меня многим вещам и вложил в меня свою душу, сердце. Он дарил мне свои песни, он дал мне больше, чем я могла от него ждать. И я его очень люблю по-своему, уважаю и знаю, что мы будем вместе всегда – в плане дружеских, очень теплых, настоящих отношений… Мне трудно говорить об этом. Обычно я об этом и не говорю, но, раз у нас такой женский разговор о жизни, нет проблем. Я ни от кого ничего не скрываю.

Просто мне очень жаль, что людей чаще волнуют только личная жизнь и грязное белье. Поэтому я хочу сейчас, раз уж об этом заговорила, сказать всем, что я счастлива, счастлив Иван, и мы счастливы друг без друга!

“Мы свое оттусовали”

– Мы так много говорим об Иване. А был в жизни Дильназ Ахмадиевой еще мужчина, заслуживающий такого же внимания?

– Папа – самый главный мужчина в моей жизни, самый главный человек. Он ждал моего появления на свет очень долго, уговаривал мою маму, чтобы она родила ему дочь. Я то счастье, которое он ждал и просил у Аллаха, поэтому он очень мной дорожит и сильно за меня переживает.

У меня есть старший брат и двое сводных, которых я считаю родными. Моя мама очень хорошо общается с папиной супругой, они друг другу помогают. У нас большая и дружная семья, нет никаких склок, несмотря на то что папа с мамой в разводе уже 12 лет. Но они прожили вместе 20, и, естественно, духовная близость осталась.

Папа научил меня многим вещам. Например, в 16 лет, когда у меня были проблемы личного характера, которые бывают у девочек в таком возрасте, он мне очень многое объяснял. И до сих пор я ощущаю его поддержку, несмотря на то что мы живем в разных городах: он депутат Мажилиса и живет с семьей в Астане.

– Про маму вы говорили, что она ваша подружка…

– Самая близкая. У меня много хороших приятельниц, с которыми мы проводим время, вместе веселимся, вместе переживаем какие-то моменты. Но близких подруг очень мало.

– Творчество, теперь еще и бизнес – когда находите время на развлечения?

– Времени хватает, а вот желания, честно говоря, в последнее время нет. Конечно, иногда хочется потанцевать, оторваться, собраться с подружками, но чаще хочется побыть с мамой наедине. И потом, мы взрослеем и свое уже оттусовали, нагулялись, натанцевались.

“Не хочу идти по трупам”

– Вы окончили факультет иностранных языков, то есть образование получили не музыкальное…

– Знание языков мне очень пригодилось. Но я родилась певицей. Мой отец – певец, композитор, народный артист. Мама окончила театральный институт, бабушка была актрисой и певицей, дедушка – народным артистом Узбекистана, певцом. Я начала петь в четыре года, и с тех пор меня еще никто не смог успокоить. Вокал – единственное, в чем я чувствую себя профессионалом.

– Вы меняетесь из года в год. Это работа над собой или изменения временем?

– Даже не знаю, как это объяснить. Я всегда такая, какая есть, – и на сцене, и в жизни. Думаю, что взрослею и с каждым годом чуть больше понимаю, чуть больше разбираюсь в чем-то. Я не хочу сказать, что я сейчас такая взрослая и мне пора на пенсию. В этом году мне исполнилось 28, а это такой момент в жизни женщины, когда она должна понимать, чего она хочет. Может, поэтому я как-то изменилась, лучше слежу за собой, отказываюсь от каких-то вещей, которые могут повредить здоровью, нервному состоянию, творческим мыслям.

– И чего хочет Дильназ Ахмадиева?

– Я хочу быть счастливой. Я и есть счастливая, и хочу оставаться такой. Хочу избавиться от некоторых черт характера, которые во мне еще сидят. Хочу добиться всех поставленных целей. Ну хотя бы семидесяти процентов. Тридцать пусть останутся в мечтах. Хочу идти к своей цели медленно и верно. Не так, как некоторые люди, которых я знаю: с игнорированием других, плохим отношением к окружающим, хождением по трупам. Я таких исключила из круга своего общения. В шоу-бизнесе, к сожалению, осталось всего ничего людей, с которыми я действительно общаюсь от души.

“Идеальный мужчина найдет меня сам”

– Кто попал в это счастливое меньшинство?

– Прежде всего, Иван Бреусов. Думаю, могу себе позволить такую фразу: женщина, которая окажется рядом с Иваном, будет самой счастливой на свете. А у нас просто не сложилось. Но это человек, о котором можно мечтать. Думаю, не каждый сможет сказать такое о человеке, с которым расстался.

Затем Нургуль Нугманова, солистка группы “Дара”, также моя настоящая подруга. Ренат Гайсин, который с удовольствием пишет для меня песни, мы всегда находим общий язык и творчески очень тонко друг друга чувствуем. Нурлан Абдуллин, я его называю “Ми сикондо падре” – “мой второй папа”. Виктор Хоменков – у нас, не побоюсь этого слова, платоническая любовь друг к другу. Я знаю его супругу Фиру, и их семья для меня эталон. Считаю, музыкальная семья должна выглядеть именно так.

– А Мурат Насыров, песню которого вы сейчас исполняете, был вашим другом?

– Он был больше чем друг, он был мне братом…

– Каков для вас идеальный мужчина?

– В первую очередь он должен быть мужчиной с большой буквы. И не важно – музыкантом, слесарем или дворником. Деньги я зарабатываю сама и могу себя обеспечить. Но я хочу быть женщиной. Хочу, чтобы мужчина рядом со мной был ответствен за меня, был готов к созданию семьи. И ни в коем случае не позволять себе ревности, потому что в моей работе это просто исключено.

У меня ведь есть поклонники. Бывают и навязчивые, назойливые. Есть люди, которые просто уважают меня, как певицу, а есть, которые любят меня как женщину. Но все это не имеет значения, если я с любимым человеком. И это нужно понимать. Если я люблю, то люблю до конца. Я очень верный человек.

Я считаю так: я люблю своего мужа, и он должен любить меня. Я ему не изменяю, и он не должен изменять мне. Я его уважаю, и он должен уважать меня. И я не в поиске этого мужчины – он меня найдет сам. Вот и все.

“С Иглесиасом – ни-ни!”

– Вы сказали, что есть очень навязчивые поклонники…

– Бывают люди, которые просто не понимают, что я не могу общаться со всеми – я одна, а их много. Поэтому, когда я отказываю в тех же “Одноклассниках” в дружбе, они реагируют по-разному. Кто-то понимает, кто-то оскорбляет, на что я не обращаю внимания в принципе. Могут позвонить в четыре утра и сказать: “Что ты из себя строишь?! Ты не можешь поговорить с человеком, который любит твое творчество?!”.

– Подарки наверняка дарят?

– Мне очень много подарков предлагали, начиная от машин, квартир и заканчивая красивыми цветами. Есть вещи, которые я принципиально не принимаю. Потому что знаю, что за все в этой жизни будет, может, небольшой, но ответ. И если от меня ждут чего-то больше, чем улыбки и благодарности, я не общаюсь с такими людьми на тему подарков и отношений.

– Как относитесь к злословию?

– Раньше переживала, теперь смеюсь. Хотя бывает, что говорят такое! Например, что я уехала в Америку на три месяца, родила ребенка и где-то он там остался. Я что, похожа на человека, который может бросить ребенка?!

– Про роман с Энрике Иглесиасом тоже был слух пару лет назад?

– Я с ним не знакома. Это была первоапрельская шутка. Люди прочитали газету 1 апреля, а опровержение через неделю – нет. Но, повторюсь, я не знакома с Иглесиасом и не было никаких отношений.

“Стать Мадонной? Не обещаю, но надеюсь!”

– Вы, кстати, не хотите заняться карьерой за границей?

– Мало того, я уже работаю над вопросом возможности моей карьеры на мировом уровне, в Америке. Не обещаю, что стану Мадонной, хотя очень надеюсь и верю в это. Не обещаю, что все будет очень скоро. Быстро ничто хорошее не делается. Но, думаю, дойду до этой цели. Просто моим поклонникам придется немного подождать.

– Вы замахнулись сразу на Америку в то время, когда многие ваши коллеги собираются завоевывать российский рынок...

– Я не буду говорить, что Россия – не тот уровень, на котором я должна быть. Но там очень много своих исполнителей, с которыми еще нужно посоревноваться. Мне не хочется быть 48-й в России.

– А в Америке?

– В Америке у меня другие возможности. Там я пою больше ту музыку, которая мне нравится: блюз, джаз, может быть, поп-рок или попсу, но именно ту попсу, которую делают в Америке. Я не жду никаких поблажек для себя, там еще больше талантливых людей, чем в России. Но так как у меня уже получилось кое-что, я считаю, что просто Аллах меня любит и дает мне эту возможность.

“Babyface на бэк-вокале”

– А что именно получилось?

– Я записала две песни очень популярного композитора Babyface, который работает с Майклом Джексоном, Тони Брэкстон, Boyz II Men, Стиви Уандером. И этот человек, послушав меня, написал мне две песни. Мы записали эти композиции в Америке, а на одной из них Babyface даже прописал весь бэк-вокал.

– Когда мы сможем послушать весь альбом?

– Я хочу выпустить его в Америке. Конечно, какое-то количество попадет в Казахстан, но небольшое.

– Что для вас сейчас в жизни самое приоритетное?

– Я стараюсь делать все возможное, чтобы меня не забывал мой зритель, и я готова много работать для этого. У меня сейчас все отлично, я на новой волне, и у меня все будет хорошо, я знаю. Поэтому моим поклонникам хочу сказать спасибо за то, что они есть, потому что, если бы не они, меня бы не было нигде и никогда. Спасибо моим родителям за мое появление на свет, Всевышнему – за то, что он дает столько счастливых возможностей. И спасибо людям, которые окружают меня. Тем людям, которые действительно за меня болеют и помогают мне.

Загрузка...