Опубликовано: 1339

Все решается на небесах

Все решается на небесах

Чем старше я становлюсь, тем больше верю, что браки заключаются на небесах. И можете смеяться сколько угодно – без верхнего режиссера здесь не обходится.

Она была моей подругой еще со школьных лет. И в институтах мы учились, хоть и в разных, но в одном городе. И парней своих регулярно между собой знакомили – вместе тусоваться веселей.

Замуж Ирка вышла первой, едва отметив девятнадцатилетие, практически в разгар счастливого романа с однокурсником. Однажды на глазах у всего курса к университету подъехала крутая по тем временам “Волга” последней модели, и из нее выпорхнула Ирка в джинсах той степени фирмовости, что свердловским студенткам даже и не снились, в дорогущих бирюзовых туфельках на шпильках и в тон подобранной сумочкой из мягкой кожи. Короче, абсолютный писк начала восьмидесятых. Дверь Ирке открыл взрослый солидный дядька, по виду явный начальник. Для приятеля – слишком старый, для отца – с перебором крутой. Оказалось, это Иркин муж.

Без любви – легче

Евгень Саныч, как быстро обучились звать Иркиного мужа ее многочисленные подружки, имел солидную должность где-то в недрах райкома партии крупного российского областного центра, сороковник и неудавшийся брак.

Мужик оказался невредный, ненудный, нежадный, взглядов старался придерживаться прогрессивно-молодежных, а потому большого негодования у однокурсников не вызвал. Только Лешка Иркин немедленно свалил из института и ушел в армию.

Что интересно, Евгень Саныча положительно встретила даже Иркина мать, хотя он был почти ее ровесником. Наверное, сказалось, что она Ирку растила одна, а папаша – желторотый студент из столичного стройотряда – канул в неизвестность сразу после горячего лета. А тут обнаружился мужчина серьезный, солидный, при деньгах и с перспективами.

Короче говоря, Ирка из жительницы казахстанского райцентра превратилась в свердловчанку. Квартира в новой кооперативной высотке, мебель, прикид, машина – у молодых было все. И отношения складывались ровные и спокойные. Как шепнула мне как-то Ирка, “без любви даже легче, я ценю, что мне дается, он ценит, что я благодарна”.

Не случилось у супругов только одного – детей. Ни через год, ни через десять, ни через пятнадцать. Хотя оба хотели наследников истово и искренне. Ирку возили к врачам, по курортам, в ход шли лучшие специалисты страны. И ни один не находил изъяна ни у него, ни у нее. Просто не получалось – и все тут.

Рожай! Вырастим!

Когда злые девяностые подходили к концу, Евгень Саныч приближался к шестидесяти, а Ирка – соответственно к сорока, ее – к тому времени уже завотделом крупной областной газеты – отправили в загранкомандировку. И там, в Германии, она встретила своего давнего дружка – Лешку.

К тому моменту ее студенческий бой­френд давно был женатым человеком, гражданином Германии, успешно занимающимся компьютерным бизнесом. Но… они встретились. И все случилось.

А через пару недель после возвращения Ирка поняла, что… Что случилось то, чего она не могла добиться все эти годы. Она беременна!

Она так и не смогла объяснить мне потом, почему написала о новости в Германию. Взрослая женщина, ничего не собиравшаяся менять в своей судьбе. Просто написала, и все. И просто рассказала мужу, что случилось.

Эффект был потрясающий! Евгень Саныч вместо того, чтобы выгнать изменницу вон, на два дня закрылся в своем кабинете, выпил годовую норму коньяка, а когда вышел, сказал Ирке только одно: “Бог дал. Рожай, вырастим”.

А буквально на следующий день на работе у Ирки нарисовался Лешка. Он прилетел из Германии, чтобы сказать то же самое: “Рожай. Вырастим”. И оказалось, что у удавшегося во всех смыслах Лешки та же беда, что и у его бывшей подружки. Без явных на то причин не было у него с его немецкой женой детей, несмотря на все старания.

И все счастливы!

…Без хеппи-энда тут не обойтись. И он случился. Ирка родила девчонку. Пока ходила беременная – не разводилась. Просто переехала на квартиру, которую снял Лешка. Все трое считали, что лишняя нервотрепка ребенку вредна. А потом они все тихонько оформили. И Ирка с Лешкой обрели друг друга, а Лизка – маму и папу.

Недавно Ирина приезжала к матери. Внучку привозила. Веселую, голенастую немецкоговорящую болтушку. Мы с ней пересеклись по-быстрому. И, как всегда, перекинулись основными новостями. “Отсюда в Екатеринбург заедем, – сказала Ирина. – Евгень Саныча повидать хотим. Все в гости зовет, неудобно, пора уж”. И, поймав мой удивленный взгляд, хихикнула совсем по-девчоночьи:

– Ты знаешь, он же через год после нашего развода женился. Коллега с работы. 35 лет. Хорошая тетка. Так представляешь, у него теперь тоже девчонка родилась!

Нет, тут без небес точно не обошлось!

Ольга ГЕРМАНОВА

Загрузка...