Опубликовано: 4 5424

Врач-травматолог Канат ТЕЗЕКБАЕВ: Как собрать пациента по частям

Врач-травматолог Канат ТЕЗЕКБАЕВ: Как собрать пациента по частям

Как современная медицина восстанавливает людей, получивших серьезные травмы при ДТП, падениях с высоты и других чрезвычайных ситуациях, рассказывает заместитель главного врача по лечебной работе городской клинической больницы № 4 Алматы, врач-травматолог-ортопед Канат ТЕЗЕКБАЕВ.

– Говорят, вы собираете людей чуть ли не по частям? Это в какой-то мере ирония, и все же?..

– В последнее время показатели травматизма в нашей стране значительно выросли. Причин тому множество. Чаще всего – это результат дорожно-транспортных происшествий. Сейчас парк автомобилей в Казахстане увеличился, особенно в Алматы и области. Очень много ДТП совершают молодые неопытные водители, ребята и девушки. Это наше будущее, цвет нации, им жить да жить, а их привозят к нам с тяжелыми увечьями. Там и переломы конечностей, и черепно-мозговые травмы, травмы позвоночника, брюшной полости, грудной клетки – все сразу. Много бывает падений с высоты на стройках, особенно в Астане, где сейчас идет активное строительство. И тоже в основном молодые люди травмируются.

– У вашей больницы особая направленность?

– Кроме помощи пациентам с хирургическими и терапевтическими патологиями, мы специализируемся на травмах. У нас шесть травматологических отделений: отделение сочетанной травмы, куда поступают наиболее тяжелые пациенты с множественными переломами, отделение острой травмы, оказывающее экстренную помощь при изолированных переломах конечностей, отделение ортопедии – оказывает плановую помощь пациентам с различными видами деформаций опорно-двигательного аппарата, с неправильно сросшимися переломами. Есть костно-гнойное отделение, кстати, единственное в городе, которое лечит больных с различного вида осложнениями, нагноениями и остеомиелитами. Ожоговое отделение – лечит не только пациентов с термическими поражениями, но занимается и устранением последствий от них, рубцов и деформаций. Есть отделение эндопротезирования и реабилитации и другие.

Экстренную помощь мы оказываем не только жителям наших Турксибского и Жетысуского районов, но и всему городу Алматы и области. Поступают к нам люди из других регионов и даже граждане иностранных государств, пребывающие в нашей стране. И весь город знает: если человек получил какие-то сложные травмы, то везут к нам, в четвертую городскую клиническую больницу, особенно после серьезных ДТП.

– Как удается восстанавливать множественные поражения?

– С помощью современных методик лечения, например, металлофиксации. Вот привозят пациента, чуть ли не всего переломанного, и мы сначала собираем его на аппараты внешней фиксации, а потом, когда его состояние стабилизируется, поэтапно, с каждой последующей операцией работаем по сегментам, собираем позвоночник, руки, ноги в зависимости от превалирующей патологии.

– Для этого нужны высококвалифицированные кадры.

– У нас слаженный коллектив хирургов-травматологов, молодые перспективные ребята, которые стремятся овладевать самыми передовыми технологиями восстановления. В сложных случаях при сочетанной травме все вместе – хирурги, травматологи, сосудистые хирурги, нейрохирурги – приходим к больному и коллегиально решаем, как правильно восстановить.

Сейчас при операциях на суставах еще используем современные методы артроскопии. Это малоинвазивные операции. С точечного прокола входим в сустав. На экране видеомонитора можем вместе с пациентом посмотреть, что у него повреждено, чистим сустав, сшиваем связки. Пока производим артроскопию коленного и плечевого суставов. И уже осваиваем артроскопию локтевого и тазобедренного суставов. Это чуть посложнее. А в целом оперируем на любых сегментах.

– Пациентам дорого обходятся ваши операции?

– Все операции по экстренным показаниям делаются бесплатно по гарантированному объему бесплатной медицинской помощи и с применением самых качественных современных металлоконструкций. Не как раньше, помните, больному, чтобы сломанные участки костей не задевали друг друга, вызывая боль, натягивали спицы и подвешивали грузы к конечностям. Называлось – скелетное вытяжение. В юмористических журналах еще такие карикатуры рисовали – пациент висит, и к его рукам и ногам грузы подвешены.

Сейчас таких больных на вытяжении у нас практически вы не увидите. Как правило, мы оперируем в первые же сутки. Больной поступает, а у нас уже имеются готовые стерильные металлофиксаторы лучших мировых производителей. Пластины, стержни из титана или качественной медицинской стали на любой сегмент и любых размеров. Их тоже ставят малоинвазивными методами, с минимальным вмешательством. При этом разрезы не такие огромные, как раньше, а маленькие – сверху и снизу. Затем через них под контролем электронного оптического оборудования устанавливаем эти пластины прямо на кость и фиксируем их винтами. Кость постепенно срастается. Пациента поднимаем уже на следующий день. А потом он выписывается с этими пластинами и без гипса. Травматология сделала большой шаг вперед, и сейчас на костылях уже мало кто ходит.

– А что собой представляют эти пластины и стержни?

– Это просто иной способ фиксации. После перелома нам важно удержать кость какое-то время в одном положении, пока она снова срастется. Раньше сломанную кость фиксировали снаружи при помощи гипса вместе с мягкими тканями, кожей и мышцами. Условно говоря, это экзоскелет (внешняя конструкция). Теперь же фиксируют только саму кость металлическими пластинами и стержнями, не затрагивая мышцы и мягкие ткани. Как бы эндоскелет (внутренняя конструкция).

Пластины эти титановые или из медицинской стали разного размера и напоминают металлический детский конструктор с отверстиями для винтов. Например, на плечо по две пластины ставим. Сверху и снизу. Они жесткие и уже согнуты, смоделированы под руку. Есть такие на бедро, на голень, на другие части скелета. И если раньше при наложении крайне не­удобного и громоздкого гипса пациент с трудом двигался, а кожа под ним испытывала ощущение зуда, то с применением пластин и стержней человек поднимается на следующий день.

– А когда кость срастется, стержень или пластину вынимают?

– Кто желает, тому вынимают, удаляют. Причем в случаях, когда пациент не экстренный, ему тоже делают бесплатно, только при этом он проходит через портал “бюро госпитализации” в своей поликлинике, где его ставят в очередь. Тогда у нас в портале появляется его фамилия с указанием, из какой он поликлиники и какой сегмент у него сломан. Мы каждый день даем сводку, в каких отделениях у нас есть места, и подтверждаем, что согласны взять больного к себе.

– А вот бывает, что с переломом привозят в больницу, а там за эти металлофиксаторы просят деньги?

– Наверное, это в тех больницах, в которых эти детали на тот момент отсутствовали, и их приобретали со стороны в срочном порядке. У нас же всегда есть запас и большое разнообразие этих металлофиксаторов. Как только использовали при операции какой-то вид, сразу же даем заказ на новый. Мы готовы даже на случай массовых поступлений одномоментно прооперировать 25–30 человек. У нас есть чем оперировать. И готовы оказать помощь любому.

Многие идут к нам, уже зная, что здесь травматологи делают остеосинтез качественно. Все ребята получили специализацию и регулярно ездят на учебу в Россию, Бельгию, Польшу, Швейцарию, Америку, Южную Корею.

– Чему там учатся?

– Кто-то совершенствуется в методе артроскопии, кто-то в других новых методах лечения. Я, например, оперирую переломы таза. Это достаточно сложно. И пока у нас мало хирургов, кто проводит такие операции. Вот учусь в этом направлении. На тазовые кости тоже накладывают пластины, но там более затруднен доступ и располагаются жизненно важные органы, мочевой пузырь, сосудисто-нервные пучки. Нужно воссоздать каркас таза так, чтобы в будущем человек не хромал. А если травмируются женщины, то восстановить, чтобы в будущем они могли рожать.

– Какие травмы чаще всего случаются?

– Если они тяжелые, то в основном при ДТП. А так, кто-то ногу подвернул – получил вывих голеностопа. Кто-то на руку упал – перелом предплечья, кто-то неудачно с лесов или с лестницы спрыгнул, на дереве яблоки собирал, упал, пяточку сломал. Сейчас вот гололед начнется, тогда больше пациентов будет с переломами голеностопа, лучевой кости руки в типичном месте и пожилых людей с переломами шейки бедра. Кстати, мы, наверное, одна из немногих клиник, которая переломы шейки бедра лечит в первые же сутки.

Шейку бедра, как правило, ломают пожилые люди, за 70–80–90 лет. Несмотря на возраст, их нужно восстановить так, чтобы улучшить качество жизни. Если не прооперировать пожилого человека в первые сутки-двое, у него может развиться, например, застойная пневмония. Человек ведь привык ходить, двигаться, грудная клетка у него дышит. А тут он слег, дыхание поверхностное, и появляются всякие застойные явления, отчего такие пациенты потом и угасают. Они ведь погибают не от перелома, а от всяких осложнений после него. От пневмонии, дыхательной или сердечной недостаточности, инфекций. Перелом шейки бедра в народе раньше считали последним переломом, после которого, если не оперировать, человек ходить уже не будет. В лучшем случае сможет лишь присаживаться. Потому и погибали. А теперь, представьте, прооперировали, стабилизировали, подняли на ноги – и домой. И, как правило, наши импланты неплохо приживаются, поскольку изготовлены из инертных качественных материалов и не дают никаких химических взаимодействий с телом.

Алматы

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ

Гость 3 сентября

умничка!!!! молодец!!! гордимся тобой!!!

Гость 4 сентября

Канат брат молодец горжусь тобой. Здоровья и Божьего Благословения тебе и твоим близким. Чтоб ты долго мог помогать людям