Опубликовано: 1330

Возвращение в Эдем

Возвращение в Эдем

Оказавшись в Армении впервые, понимаешь: то, что читал и смотрел об этой стране, не дает ни малейшего представления о том, какова она на самом деле. Созданные стереотипы рушатся здесь мгновенно.

Город с открытым взглядом

Столица Армении Ереван изначально была основана как крепость в период древнего государства Урарту. Крепость назвали Эребуни. Год основания – 782-й до н.э., а это значит, что Ереван на 29 лет старше Рима. Горожане этим фактом очень гордятся.

Ереван дает ощущение покоя и надежности. Дома в основном облицованы туфом, поэтому весь город будто излучает неповторимый розоватый свет. Живут здесь доброжелательные, приветливые люди с открытым взглядом. Госте­приимство армян поистине безгранично. Все люди улыбаются тебе как старому знакомому. Угощают и кормят везде, по базару невозможно пройти, не отведав по кусочку у каждого торговца. Даже если по каким-то причинам окажешься без гроша в кармане, с голоду точно не пропадешь. Армяне любят и знают свою столицу. Каждый прохожий укажет вам дорогу, да еще и расскажет не хуже экскурсовода.

Одна из главных достопримечательностей Еревана – институт-хранилище древних рукописей Матендаран, где находится около 20 000 редких экспонатов. Библиотека Матендарана включает в себя бесценные образцы древней клинописи, греческие и арамейские письмена. Экземпляры, относящиеся к V веку, – это уже современные армянские письмена. С тех пор как легендарный Месроп Маштоц создал армянскую письменность, стали появляться и переводы. Первой на армянский была переведена, конечно, Библия. Некоторые из хранящихся здесь переводов античной литературы поистине уникальны, потому что их оригиналы не сохранились. Хранители музея особенно гордятся тем, что в их собрании имеются подлинные рукописи древнего переписчика Ованеса Магасаряна, относящиеся к XV веку. За свою долгую жизнь Магасарян успел переписать 132 рукописи. До наших дней дошло всего лишь 20.

“Красная комната”

Недалеко от Матендарана расположен Музей современного искусства. Во времена сталинских репрессий значительная часть армянской интеллигенции оказалась отрезана от родины. Армянские художники продолжили работать за границей. В период оттепели, когда появилась возможность контактов с представителями армянской диаспоры, республика получила в подарок от своих соотечественников за рубежом большое количество живописных полотен, интереснейших образцов скульптуры, авангардного искусства и арт-композиций. Назрела необходимость создания музея, который был открыт в 1972 году Генрихом Игитяном.

Одной из жемчужин музея является “Красная комната” Гарзу. Гарзу (настоящее имя – Гарник Зулумян) – один из выдающихся художников современности, живущий сейчас в Париже. На фоне ярко-алых стен – динамичные причудливые скульптуры и композиции. Сочетание локального тревожного цвета и ломаных скульптурных линий создает у зрителя необычное состояние движения, непокоя.

Грустные картинки волшебного фонаря

Посещения дома-музея Сергея Параджанова я ждал с особым нетерпением. Непостижимое обаяние личности великого режиссера и при жизни притягивало к нему людей как магнитом. Родился Параджанов в Тбилиси в 1924 году. Оттуда и уехал в Москву, учиться во ВГИКе.

Параджанов остается одной из неразгаданных загадок мирового кинематографа. Будучи режиссером таких фильмов, как “Тени забытых предков”, “Цвет граната”, он был замечен и признан во всем мире, но в Советском Союзе подвергался гонениям. Отсидел 5 лет за мужеложство, несмотря на горячее заступничество Тарковского, Герасимова, Феллини, Антониони. А после освобождения Параджанову долго не давали работать.

Дом-музей Параджанова в Ереване начали строить потому, что великий режиссер завещал свое творческое наследие Армении. Из-за сильного землетрясения строительство затянулось, а в 1990 году Параджанов умер от рака легких, не дождавшись открытия экспозиции. Сейчас работы режиссера, его фильмы, записи выступлений, коллажи бережно хранятся в ереванском доме-музее. Коллекция постоянно пополняется.

О чем поет дудук?

Ереванкая государственная консерватория – крупнейший центр музыкальной культуры Армении. Свой мастер-класс игры на дудуке здесь провел профессор Дживан Гаспарян. Попасть на такой вечер – редкая удача. Гаспарян едва ли не самый замечательный мастер армянской фольклорной музыки со времен великого Комитаса и настоящий виртуоз дудука.

Дудук – один из древнейших духовых инструментов Армении. На вид это совсем простая дудочка из абрикосового дерева, но когда инструмент в руках настоящего мастера, в нем заключена вся скорбь многовековой истории армянского народа.

На дудуке Гаспарян начал играть в раннем детстве. “Нас было трое детей,– вспоминает музыкант. – Мы рано остались без родителей. Как-то я услышал музыканта, который играл на дудуке. Мне было лет шесть тогда. Я слушал и не мог наслушаться. Потом я подошел к нему и попросил: “Дай мне дудук”. Он отдал. С тех пор я все время играл. Соседи жаловались, просили: “Хоть на минуту дай нам покой!”. Но я уже ничего не мог с собой поделать. Когда тот же музыкант вернулся на следующий год, я, улучив минуту, подошел к нему и сказал: “Смотри, я могу играть!”. Когда я закончил, то увидел, что он плачет. Он отнял у меня мой дешевенький дудук и отдал мне свой дорогой инструмент. К сожалению, в 1943 году этот музыкант умер и не увидел, чего я смог добиться”.

Музыка сердца

Дживан Гаспарян стал народным артистом Армении еще в 1973 году. Он объездил с гастролями всю Европу, Азию и Средний Восток, выступал с филармоническими оркестрами в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе, а запись армянских песен и баллад под названием “I Will Not Be Sad In This World”, посвященная жертвам землетрясения в Армении, завоевала мировое признание.

“Я стал первым артистом, которого после смерти Сталина выпустили в гастрольную поездку за границу, – рассказывает Гаспарян. – Я играл в Америке уже в 1956 году. 111 концертов в общей сложности я дал тогда. Телевизора тогда еще не было, но меня узнали по записям. Я познакомился со многими мировыми знаменитостями. Позже играл со Стингом и Лайонелом Ричи. Сейчас не в пример легче выезжать и общаться с музыкантами. Раньше каждый мой шаг отслеживали – и немедленно допрос: с кем ходил, куда ходил, о чем говорили? А сейчас у меня два гражданства – армянское и американское. Выезжаю, куда хочу, с кем хочу, общаюсь. Вот недавно ездил в Турцию, сам президент меня приветствовал, сделал мне подарок, на концерт остался, говорит, понравилось. Я люблю ездить, мне все народы нравятся. Я считаю, нет плохой нации – есть плохой человек. У меня много учеников, и лучший из них – мой внук. Ему уже 25 лет”.

Дживан Гаспарян много работал в кинематографе. Например, принимал участие в создании саундтрека к знаменитому “Гладиатору”, музыка к которому была удостоена премии “Золотой глобус”. Гаспарян работал со многими знаменитостями, но с особым уважением отзывается о творчестве Бориса Гребенщикова: “Мы с ним хорошо работаем. Он мой друг. Вот обещал ко мне на день рождения приехать из Питера. Его песни мне нравятся. Он поет очень красиво. Именно поет, а не кричит. Такая музыка трогает сердце”.

Что скрывают красные скалы?

Природа Армении также щедра и красива, как и ее жители. В 122 км от Еревана, близ города Ехегнадзор, расположился красивейший монастырский комплекс Нораванк, что в переводе с армянского означает “Новый монастырь”. Он был построен в XIII веке на уступе узкого извилистого ущелья реки Арпа. Окруженный красными скалами Нораванк был закрытым учебным заведением. Здесь переписывалось Евангелие, а помимо изучения христианских канонов, в учебный процесс входило и преподавание естественных наук. Церковь Сурб Аствацацин, расположенная на территории комплекса, является уникальным памятником армянского зодчества XIV века. Здесь впервые в истории христианства панорама подкупольного барабана представлена в виде панно.

Дары сказочного края

Говоря об Армении, невозможно не упомянуть об искусстве армянских виноделов. Виноград здесь растет совершенно замечательный – нигде такого нет. Весь мир восхищается армянскими винами, и это неудивительно, потому что мастерство виноделов Армении совершенствуется с незапамятных времен. Пожалуй, с того самого момента, как легендарный дедушка Ной спустился с вершины Арарата и воткнул в благословенную землю первую лозу.

А коньяк здесь – чистое золото. Благодаря любезности француз­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­ской компании “Перно Рикар”, ку­­­­­­­­пи­в­­­­­­­­шей в 1999 году Ереван­­­­ский коньячный завод, мне и удалось по­­­­бы­­­­­­­­­­­­­­вать в Армении. Коньячное производство в Армении начал налаживать в 1887 году купец первой гильдии Нерсес Таирян. Одним из известных цените­­­­­лей армянского коньяка был, например, Уинстон Черчилль. Армянский коньяк имеет запоминающийся богатый букет, густой бархатный вкус с тонкими оттенками ванили и шоколада. Но, как утверждают сами армянские виноделы, “нельзя рассказать о вине – его надо попробовать”.

Интересно, что пьяных здесь не встретишь. Да и невозможно грубо напиться такими тонкими напитками, да еще под вкуснейшую местную еду. Такое вино, как здесь, можно только тихонько потягивать, наслаждаясь его вкусом под приятную беседу и негромкий шум вечернего Еревана.

Иван БЕСЕДИН, фото автора

Загрузка...