Опубликовано: 1319

Возвращение моря

Возвращение моря

Море – это не только тонны соленой воды посреди пустыни. Море – это целая жизнь. Это судьба тех, кто живет на его берегах и всецело зависит от него.

Наш путь к Аральску – самому северному району Кызылординской области – занял довольно много времени: почти полтысячи верст отделяет этот административный районный центр от центра областного.

А если прибавить к ним еще несколько десятков километров, которые нужно проехать по продуваемой насквозь пустыне, чтобы увидеть море, то становится понятным, почему сюда не очень любят ездить журналисты. Хотя тем для материалов здесь можно отыскать предостаточно!

В этот раз в сопровождении руководителя района Нажмадина Мусабаева мы посетили несколько поселков. Везде видны результаты возвращения моря, точнее казахстанской его части, к своим берегам. И вместе с морем сюда возвращается жизнь. В трудные годы усыхания моря-кормильца большинство здешних рыбаков отправились искать работу на стороне. Они работали на Зайсане, Балхаше, но всегда жили надеждой, что Арал возродится. И они вернутся к его берегам.

КАК ИСЧЕЗАЛО МОРЕ

Арал начал активно мелеть еще в советские времена. Лет тридцать подряд из-за интенсивного забора воды из рек Амударьи и Сырдарьи на орошение и энергетику приток воды в море стабильно уменьшался, что привело к снижению его уровня почти на пятнадцать метров. Объем воды сократился почти на треть, площадь водного зеркала уменьшилась на 32 тысячи квадратных километров! И вскоре море обмелело настолько, что разделилось на два водоема – Большой и Малый Арал.

Дальнейшие события тоже известны, о них немало написано: в период бурного развития сельского хозяйства объем воды сократился наполовину, а аральчане могли видеть родное море лишь в двухстах километрах от города.

Но беда была не только в том, что море уходило. Вода стала слишком соленой, и рыба не могла в ней выжить. А поскольку рыбный промысел был для многих источником существования, то люди потянулись из этих мест. Уезжали из рыбацких поселков в поисках работы и сносной жизни.

Те же, кто оставался, верили, что море вернется: если не при их жизни, то когда вырастут дети, внуки. Говорят же ученые, что за всю свою многовековую историю Арал уходил уже шесть раз и снова возвращался.

Правда, тогда это были естественные процессы, вызванные природными циклами. А на этот раз должен был постараться сам человек.

Поэтому волшебной палочкой оказалась плотина-спасительница. Кокарал – зеленый остров на северном море – спас погибающий Арал. Именно здесь построили плотину, а потом перекрыли протоку, по которой воды Сырдарьи уходили в основную часть моря. И сразу изменились окрестные пейзажи: зазеленели прибрежные заросли, вновь появились птицы и животные. И проложили дорожки к берегам местные рыбаки.

Сейчас Большой и Малый Арал нельзя даже сравнивать. В казахстанской части – в Малом Арале – уровень воды стабилизировался. А вот водная гладь Большого моря продолжает уменьшаться.

ДОЖДИ ЗДЕСЬ СОЛЕНЫЕ

Все это не могло не сказаться на климате региона. Высыхающее море уже не так, как прежде, увлажняет воздух. Засушливых дней становится все больше. Даже дожди здесь выпадают соленые! И все чаще бушуют пыльные бури. Ветер гонит соленую пыль на многие километры, говорят, чуть ли не до Китая в одну сторону и до Подмосковья – в другую.

Только с юго-восточного побережья Арала в год поднимается до 75 миллионов тонн пыли и соли, среди которых – ядовитые сульфатные и хлоридные соли. Эффект загрязнения воздуха усиливается еще и тем, что Арал расположен на пути мощного струйного течения воздуха с запада на восток, и потому аральская пыль попадает даже в верхние слои атмосферы.

А между тем пылевые выбросы со дна моря – самый настоящий яд для всего живого! Они засоряют слизистые оболочки дыхательных органов и глаз, раздражают кожные покровы. Уносимые ветром на многие сотни километров вредоносные вещества влияют на здоровье даже тех людей, кто моря этого в жизни не видел и вообще имеет о нем смутное представление.

О жителях региона и говорить не приходится. В Кызылординской области заболеваемость органов дыхания из года в год растет – дышать ядовитой пылью никому не полезно.

Соль со дна моря – с дождями, с пыльными бурями – попадает в речную воду. Причем минерализация воды в реке Сырдарье возрастает по створам начиная от самого южного района, наиболее удаленного от моря, – Жанакорганского. Ближе к Аральску предельно допустимая концентрация в воде магния, сульфатов, сухого остатка превышается от двух до пяти раз.

Пить такую воду уже нельзя, человеку такая влага при употреблении в неочищенном виде грозит различными заболеваниями.

Краевые патологии Приаралья – это рак пищевода, желудка, печени – вызваны как раз такими отравленными водами. По мнению ученых, тут есть прямая связь.

Страдает не только человек. Страдает вся природа! Резкое обмеление Аральского моря усугубило процессы засоления почвы и подземных вод. Минерализация почвы – предельная. Заниматься земледелием здесь – бессмысленное занятие, ничего полезного тут не вырастишь.

ОСЕТРЫ В АРАЛЕ?

На берегах моря всегда было очень много рыбацких поселков. Многие из них вместе с усыханием Арала исчезли с лица земли. Но некоторые остались – деваться было некуда. К таким можно отнести рыбацкий поселок Каратерень. По дороге сюда аким района Нажмадин Мусабаев – старожил этих краев – рассказывал, какую рыбу здесь ловили раньше и какую ловят сейчас.

Он говорит, что недалек тот день, когда в море появятся осетровые породы, о возвращении которых в Малый Арал наши ихтиологи задумались еще 10 лет назад. Тогда в филиал Кокжарского рыбопитомника – Тастакский инкубатор – были завезены из Атырауского рыбопитомника 60 тысяч личинок осетра-щипа и севрюги. Подросших сеголеток выпустили в устье Сырдарьи. За последние четыре года в Малый Арал выпущено 95 тысяч сеголеток осетра-щипа и севрюги.

ЖИЗНЬ НАЛАЖИВАЕТСЯ!

Каратерень встретил нас пыльной бурей, песок лез во все щели автомобиля, забивал нос и уши. Невольно подумалось о том, как же трудно жить в таких условиях местным жителям. Но ведь живут же, да еще как! В глаза сразу бросились новые дома, почти на каждом – спутниковые антенны. Здесь насчитывается 280 дворов, и только за последние два года 40 семей справили новоселье – рыбаки перебрались из ветхих хибар во вновь отстроенные дома. Аким сельского округа Кудабай Жиенбаев говорит, что в село вернулись многие рыбацкие семьи, покинувшие в трудные годы родной аул.

Мы побывали в семье Куаныша Абильдаева. Сам хозяин был в море, а его жена Лиза Тлеулесова рассказала, как в 1995 году им пришлось уехать на заработки в соседний Казалинский район. Более 10 лет в ауле имени Актан батыра они сажали рис, но жили мечтой о родном поселке. Возвратились в 2006 году, когда узнали, что море почти вернулось к своим прежним берегам и для мужа, потомственного рыбака, есть работа. Удивило в их доме многое: дорогая мебель и ковры, на столе – заморские фрукты.

– Сейчас для рыбацких артелей есть стимул хорошо работать, – говорит Лиза. – Заработки достигают ста тысяч в месяц, а иногда и больше. Стали больше зарабатывать, и жить стали намного лучше.

– В прошлом году рыбная отрасль района возрождалась невиданными темпами, – включается в разговор Нажмадин Мусабаев. – И даже встал вопрос о строительстве рыбоперерабатывающего завода.

В Аральске, кстати, такой завод уже построен. Сейчас там выпускают филе и копченую рыбу, но в перспективе ассортимент хотят расширить.

Аральской рыбы не хватает, потому заключили договоры с рыбными хозяйствами России, а еще рыба будет поставляться из Актюбинской области, с озера Балхаш. Когда сырья будет достаточно, завод заработает на всю мощность – шесть тысяч тонн продукции в год. Ее собираются реализовывать не только в Казахстане, но и экспортировать в страны СНГ, Европы и Азии.

Кроме того, в планах – создание рыбопромыслового флота (для его заправки даже построят специальную АЗС), а в некоторых поселках будут созданы рыбоприемные пункты, оборудованные холодильниками.

Сейчас на заводе работают 66 человек, но в перспективе будет до 300 работников, средняя зарплата – 30–35 тысяч тенге, что очень неплохо для этого региона.

КТО ТУТ КОРАБЛЬ ПУСТЫНИ?

Мечта же самого руководителя района – сделать этот край туристическим раем. Чтобы гости региона смогли воочию убедиться, как руками человека можно вернуть к жизни пусть и не целое море, так хотя бы его часть. Сейчас вода плещется в нескольких десятках километров от города Аральска.

В последние десятилетия кораблями тут больше называли не рыболовецкие сейнеры, а верблюдов. Море стало пастбищем, а рыбаки – хранителями легенды о море.

Корабли же долгое время были своеобразной визитной карточкой бедственного региона. Снимки ржавеющих посреди песков морских судов обошли весь мир– как свидетельство аральской трагедии.

Заброшенный порт, называемый жителями города Аральска “кладбищем кораблей”, где до сих пор сохранились корпуса судов и катеров, – сейчас всего лишь площадка для игр мальчишек, мечтающих стать моряками и когда-нибудь выйти в настоящее море.

Большие рыболовецкие сейнеры стоят на сваях напротив судоремонтного завода, как музейные экспонаты. Вокруг них не волны шумят – коровы пасутся. Зрелище ржавеющего флота посреди пустынного города выглядит сюрреалистически.

Это последние уцелевшие корабли, говорит Нажмадин Мусабаев. Большинство уже сдали на металлолом, а кое-какие притащили в город, чтобы организовать музей под открытым небом – для потомков. Ну и для будущих туристов, если все-таки удастся их привлечь такой вот экзотикой.

В некогда портовом городе на песчаном приколе они до сих пор стоят как напоминание о случившейся экологической катастрофе.

Елибай ДЖИКИБАЕВ, фото автора, Аральск – Кызылорда

Загрузка...