Опубликовано: 3294

Возможный ущерб – сотни миллионов

Возможный ущерб – сотни миллионов

В горах Алматы и Алматинской области продолжается селеопасный период! Но, несмотря на угрозу, в выходные здесь многолюдно, особенно вдоль реки Большая Алматинка, по дороге в Алмаарасан. Но это место не защищено от селя! Случись селевой поток, он снесет все многочисленные развлекательные заведения. Ведь селезащитная плотина находится гораздо ниже!

Под угрозой “черного дракона”

По данным департамента ЧС г. Алматы, сегодня восьмая часть города подвержена селевым воздействиям. В опасных районах проживает более 300 тысяч человек. В бассейнах рек Большая и Малая Алматинка, на их притоках (Шымбулак, Сарысай, Горельник, Бутаковка, Казачка, Кимасар, Батарейка, Акжар, река Кумбельсу) особенно велика опасность селевых явлений. В случае крупного селя на одной из рек ущерб может исчисляться сотнями миллионов (!) тенге.

Когда природа преподнесет очередную катастрофу – трудно предугадать. Самые крупные в истории города сели происходили в наиболее жаркие месяцы – июле, августе, и были полной неожиданностью, поскольку предварительные прогнозы об опасности не говорили.

Готовы ли защитные сооружения южной столицы выдержать натиск “черного дракона”, как издревле называют на Востоке сель? Насколько у нас сегодня развита система наблюдения за ледниками и моренными озерами? Где горожан может поджидать опасность?

Селезащитным конструкциям – 40 лет

Алматы расположен на конусах селевых выносов двух горных рек – Большой и Малой Алматинки. Они берут начало у ледников на высоте 3400–3600 метров над уровнем моря и протекают в узких, глубиной до 1000 метров, долинах. У каждой реки есть свои притоки, которые тоже приносят селевые массы.

Наш путь лежит в сторону высокогорного катка “Медеу”, по руслу реки Малая Алматинка. Нас сопровождает руководитель строительства селезащитного комплекса “Медеу”, бывший начальник “Казглавселезащиты”, участник недавней конференции “Сель 1973 года. Уроки и выводы” Алексей Юрьевич Хегай. По его словам, проблема селей актуальна для города и сегодня.

По дороге, выше поста ГАИ, мы замечаем металлические сквозные селезадерживающие сооружения.

– Эти конструкции появились еще до строительства плотины, в 60-х годах, – замечает наш эксперт. – Они были призваны задерживать крупные камни, грязь и пропускать лишь воду.

Мы поднялись на плотину “Медео”. В июле 1973 года она спасла Алматы от разрушения, удержав в своем селехранилище 4 миллиона кубометров грязекаменной массы.

Сегодня все специалисты, которым мы задавали вопрос о состоянии плотины, уверены: сооружение надежное, раз выдержало такое! К тому же после селя оно было оснащено дополнительной башней для пропуска жидкой составляющей массы, к нему подведен тоннель длиной 540 метров для сброса воды через плотину в русло Малой Алматинки. Тоннель такого диаметра, что сквозь него может запросто проехать КамАЗ!

История создания этого сооружения связана с двумя взрывами, не имеющими аналогов в мировой практике. До того как были произведены мощные взрывы, алматинские ученые спорили о возможных их последствиях. Некоторые предполагали, что они могут повлечь за собой в Алматы землетрясение силой 6 и более баллов, вызвать искусственный сель и даже плотную дымовую завесу над городом. Но опасения оказались напрасными.

“Горельник” раздавили трехметровые валуны

Сель в 1973 году уничтожил все, что было выше плотины “Медеу”. Мы поднялись на место, где когда-то располагалась турбаза “Горельник”. До сих пор здесь видны камни, остатки деревянных домиков. Неподалеку от снесенной турбазы установлен предупреждающий знак о селевой опасности. Во время нашей поездки в горы как раз шел дождь – возбудитель селей и оползней. Но в горах было полно отдыхающих! На следующий день, когда сияло солнце, туристов было еще больше.

– 15 июля 1973 года стояла сильная жара, и талые воды с ледника Туюксу поступали в моренные озера, – вспоминает Алексей Юрьевич. – Наибольшую опасность представляло горное озеро №2. Около трех часов дня уровень воды в озере резко поднялся, и вода перекинулась в озеро №3. В дальнейшем произошло разрушение перемычки, и образовался прорыв вначале шириной 4 метра, а затем – 30 (!) метров.

Скорость потока была огромная – 60–70 км в час, расход воды – 10 тысяч кубометров в секунду, как объем Волги! В русле реки Малая Алматинка грязекаменная масса пропахала каньон глубиной 30–40 метров! Около шести часов вечера сель со страшным грохотом пронесся возле дома отдыха “Горельник”. Гигантские валуны весом несколько тонн каждый засыпали турбазу. В этот вечер на турбазе был новый заезд. В те годы не было системы наблюдения за ледниками и озерами, не было системы оповещения людей, поэтому никто не предупредил туристов…

Когда на следующее утро мы пришли сюда пешком, вокруг лежали камни высотой три-четыре метра. Подогнать тяжелую технику было невозможно, поэтому мы работали лопатами. Вместе с солдатами искали пострадавших, но больше находили погибших. Среди них было много детей. Были случаи, когда находили людей, у которых рука или нога была зажата между валунами. Врачи прямо на месте сделали ампутацию одному пострадавшему, а потом на носилках понесли его до плотины. В живых остались туристы, которые находились выше турбазы, в горах.

Все эти годы информация о количестве погибших при селе 1973 года держалась в секрете. Но, со слов очевидцев тех событий, их было не менее ста.

Второй поток вызвал землетрясение

По словам бывшего начальника штаба гражданской обороны города Алматы и Алматинской области Леонида Гирша, принимавшего тогда участие в спасении людей и ликвидации последствий селя, эвакуация отдыхающих с горных мест отдыха началась в 9 часов вечера и продолжалась до 4 часов утра.

– Со всех городских маршрутов сняли автобусы и отправили их на “Медеу”, – вспоминает Леонид Юзефович. – Людей эвакуировали в Алматы и размещали в общежитиях институтов, в школах. На ледовом стадионе “Медеу” срочно был развернут палаточный лагерь, где находились врачи, повара… По тревоге в Узун-Агаче был поднят полк гражданской обороны, военные формирования на 70-м разъезде, а также воинские части из всех районов города и области. Ведь никто не знал, как может повести себя плотина, а вода в селехранилище постоянно прибывала.

Другой очевидец, бывший сотрудник дорожно-строительного управления №35 Валерий Керенец, рассказал, что поздно вечером его вместе с другими рабочими отвезли на плотину. В Алма-Ате остановили все стройки и на КамАЗах свозили в урочище Медеу арматуру, бетон, плиты – нужно было срочно поднять гребень плотины. Через день в селехранилище сошел еще один сель, но уже меньшего объема.

– Когда мы услышали грохот, то бросили работу и побежали врассыпную, – вспоминает строитель. – Вода ударилась о плотину, и под ногами затряслась земля. Но плотина выдержала удар, хотя в некоторых местах образовались трещины.

18 июля уровень воды в селехранилище достиг критической отметки: до гребня оставалось 10 метров. Установленные на селехранилище насосы и проложенный трубопровод помогли предотвратить трагедию….

Отели и рестораны возводят в опасных зонах

Если выше плотины “Медеу”, в русле Малой Алматинки сегодня встречаются единичные сооружения, то в русле Большой Алматинки, куда мы отправились после спуска из урочища Медеу, ситуация – удручающая.

Сразу за вереницей кафе и ресторанов вдоль трассы, ведущей в ущелье Алмаарасан, русло реки и дорогу перекрывает ячеистое бетонное сооружение – плотина. Прямо на плотине построено кафе.

– В советские годы был жесткий порядок: никакого строительства на расстоянии 300 метров от русла реки, и тем более возле плотины, – заметил Алексей Хегай. – Подобные правила действуют во многих странах мира, и их неукоснительно соблюдают…

Выше экологического поста – селеопасная зона, угроза здесь исходит от высокогорного озера Кумбельсу. Но по дороге мы насчитали более пятидесяти (!) кафе, ресторанов, элитных домов отдыха, отелей. Один из ресторанов стоит точно на месте снесенного (!) во время разрушительного селя в августе 1977 года ресторана Казпотребсоюза. Тогда погибли десятки людей, которые устроили пикник возле реки. По словам сотрудников Иле-Алатауского природного парка, сейчас в выходные в ущелье Алмаарасан и в русле Большой Алматинки отдыхают более 30 (!) тысяч человек.

– В последние годы интенсивность застройки в селеопасных районах возросла, – подтвердил заместитель начальника ГУ “Казселезащита” Вадим Виноходов. – По непонятной причине “Казселезащиту” не включили в список организаций, которые дают разрешение на строительство. Плотина на Большой Алматинке защитит город, но все, что находится выше, может запросто снести сель.

Для “крутых” построят новую плотину?

Выход из ситуации в “Казселезащите" видят один – возвести новое защитное сооружение на Большой Алматинке, выше всех элитных построек. Мы поинтересовались: а не дешевле перенести заведения за пределы опасной зоны? Оказалось, это частные (!) земли, а земля в экологически чистом районе на вес золота. Поэтому государство решило построить плотину. В данное время работа – на стадии проектирования и разработки технической документации.

…Один из главных уроков, который город должен был извлечь из истории крупных селей в Алматы, считают эксперты, – не допускать строительство в селеопасных зонах. Но в последнее время оно ведется все более и более активно, а “братские могилы” почему-то дорожают с каждым днем…

* * *

Слово “сель” (сайпь) – арабского происхождения и в переводе означает “бурный поток”. Это природное явление знакомо жителям Индии, Китая, Турции, Ирана, Японии, Австрии, Франции, Италии, Югославии, Северной и Южной Америки, других стран. От катастрофических селевых потоков не раз страдали жители Кавказа, Закарпатья и Средней Азии.

* * *

Жара не всегда вызывает сель

Заместитель начальника ГУ “Казселезащита” Вадим Виноходов:

– Все самые крупные селевые потоки в Алматинском регионе проходили в июле, а пиком селеопасности считается период с 7 по 16 июля. Это подтверждается катастрофическими селями 1963, 1973, 1993 годов. Были сели и в начале августа.

Высокая температура воздуха действительно может стать причиной селя, так как происходит интенсивное таяние ледников и переполнение моренных озер, как это было в 1973 году. Кроме жары формированию селей способствует множество других факторов, например, длительные ливневые дожди.

В этом году весь июль стояла жаркая погода, а 31-го числа в Алматы был зафиксирован абсолютный температурный максимум за последние 25 лет – 43,6 градуса выше нуля! При этом ни 25 лет назад, 31 июля, ни в 2008 году селя не было.

Сейчас, несмотря на высокий температурный фон в Алматинской области, конкретных объектов, готовых сработать селевым потоком, мы не наблюдаем.

Что касается состояния моренных озер, то на них проводится искусственное снижение уровня воды. Недавно мы работали на высокогорном озере №6 у ледника им. Маншук Маметовой.

* * *

С 1841 года Алматинская область подвергалась нашествию селей более 600 (!) раз. О катастрофических селевых потоках помнят старожилы Алматы, Иссыка, Каскелена, Талгара, Сарканда, Панфилова, Текели и других населенных пунктов. А гигантские валуны, принесенные селем с гор, стали памятником тем трагическим событиям. Еще несколько лет назад огромные каменные глыбы алматинцы и гости столицы могли увидеть в центре Алматы – возле Центрального парка культуры и отдыха. Их принес в город разрушительный дождевой сель 1921 года в ночь с 8 на 9 июля. Десять метров в высоту и двести метров в ширину – таким был грохочущий поток из грязи, камней и воды, который смел четверть города. В ту ночь погибло более 500 человек.

* * *

Кстати

В горных районах Казахстана насчитывается 2700 ледников, около 600 моренных озер, свыше 5600 селевых очагов. В зоне повышенного риска проживают несколько миллионов казахстанцев.

* * *

Загрузка...