Опубликовано: 2905

Воротилы фармацевтического бизнеса решают: жить нам или нет

Воротилы фармацевтического бизнеса решают: жить нам или нет Фото - Ибрагим КУБЕКОВ

Теперь воротилы фармацевтического бизнеса решают: жить нам или нет, быть здоровыми или больными. Ежегодно они зарабатывают миллиарды прибыли, поднимают стоимость лекарств,

как им угодно, и никто не может им и слова сказать.

Казахстан занимает 111-е место из 145 в рейтинге самых здоровых стран мира, говорится в исследовании Bloomberg, которое проводилось на основе данных ООН. Представляете, какое раздолье для бизнеса на нашем фармрынке?! Казахстанцы находятся в постоянном процессе лечения. За последние 10 лет потребление лекарств на душу населения в нашей стране выросло в 4 раза – с 20 до 81 доллара. Общий объем фармацевтического рынка достигает 1,2 миллиарда долларов.

И то ли еще будет. Результаты этого года могут побить все рекорды. Только за последние три месяца стоимость лекарств в аптеках выросла в два, а то и три раза. Мы провели сравнение. Просмотрели прайсы крупных поставщиков, которые были вывешены на их сайтах в июле, и обзвонили их аптеки сегодня. Рост цен на некоторые самые ходовые препараты составил от 50 до 100 процентов. На прямой же вопрос, насколько выросла цена за последние месяцы, нам ответили: это коммерческая тайна! На возмущение, откуда такие огромные цены, ответили: это правила рынка! Но может ли быть здоровая конкуренция там, где рынок “распилен” между крупными игроками? Мы собрали самые разные истории, которые наталкивают на мысль, что на рынке не исключен сговор. И ставим вопрос перед правительством: не пора ли умерить аппетиты аптечных воротил?

Как захватывают рынок

Разорившиеся предприниматели – бывшие владельцы мелких аптек – рассказали, как воротилы захватывали аптечный бизнес и сегодня диктуют свои цены и правила.

За последние три года на фармацевтическом рынке произошли существенные изменения. Возможно, обычному потребителю они даже не бросились в глаза. Но все это время велась большая подковерная игра. Мы просмотрели динамику продаж работающего аптечного бизнеса. И вот удивительный факт. Несмотря на то что дело это является одним из самых прибыльных и не подвержено даже давлению кризиса – ведь лечиться люди будут всегда, большое количество небольших аптек было выставлено на продажу. Парадокс. Мы решили выяснить, в чем причина, и связались с продавцами. То, что они рассказали нам, заставило серьезно задуматься.

Бывший владелец маленькой, но весьма прибыльной аптеки в районе Алматинского аэропорта рассказал нам, почему он вынужден был продать свой бизнес:

– Дело в том, что на рынке идет передел. И нас просто выжили. Крупные игроки захватывали рынок в течение последних трех лет. Я держался до последнего, но все-таки понял, что лучше уйти из этого бизнеса.

Схема такова. Сначала в определенном квадрате появляются небольшие частные аптеки. Мелкие и средние бизнесмены вкладывают деньги, получают лицензии и заключают договоры со складами. Они берут на себя весь риск: пойдет здесь дело или нет. Начинают работать, в среднем маржа составляет около 20–40 процентов. Но, как только точка наработана и если место оказывается удачным, тут же владельцы склада ставят рядом свою аптеку. Они же видят, что лекарства ты закупаешь у них все чаще… При этом цены устанавливают практически по себестоимости, вывешивают различные завлекательные лозунги типа “по ценам со склада”, “самая социальная аптека”, “самые низкие цены у нас”. И действительно, определенное время держат низкие цены.

В результате они демпингуют и уничтожают конкурента. Можно сказать, выживают его. И со мной было то же самое, и с другими мелкими аптеками, которые вынуждены были либо закрыться, либо встать на продажу. Вы посмотрите, за последнее время сколько аптек открыли именно владельцы складов. Хотя раньше, если ты занимался оптовыми продажами, ты не мог параллельно отпускать препараты в розницу.

Что происходит дальше? Когда конкуренты уничтожены, эта самая “дешевая” аптека начинает поднимать цены. При этом потребитель думает, что покупает по прежним ценам, а на деле его давно уже дурят.

Назвать свое имя наш собеседник отказался, слишком, говорит, опасно.

Потребителю, конечно, нет разницы, у кого покупать. А точнее, он даже готов покупать со складов, лишь бы цена на препараты была доступной.

– А вы проверьте их цены, и вам все станет ясно, – предложил бывший владелец аптеки.

Что мы и сделали. Взяли небольшой квадрат в Жетысуском районе и промониторили цены на препарат цитомед (антибиотик, 1 грамм – одна ампула). В небольшой частной аптеке, которая выживает вопреки всем невзгодам и где по логике вещей должны быть самые дорогие препараты, оказалась самая низкая цена – 1 060 тенге. В аптеке при складе, которая позиционирует себя как самую доступную по ценам, препарат оказался на 200 тенге дороже. И это за одну ампулу. Для стандартного лечения в пять дней разница составила тысячу тенге.

При этом в аптеке при складе постоянная очередь: закупаются пенсионеры, чтобы сэкономить, сюда приезжают те, кому нужно много дорогостоящих лекарств. Люди доверчиво отдают свои деньги, при этом даже не подозревая, что здесь давно уже нет “дешевых” препаратов.

Сколько же составляет маржа аптек, которые работают от складов? Этого не знает никто – коммерческая тайна.

При этом за последние годы склады открыли десятки аптек. И мониторить рынок становится все сложнее. О конкуренции, которая должна сдерживать цены, говорить не приходится.

“Розницу не контролируем!”

Фармконтроль рассказал, что не контролирует розничные цены на лекарства.

Все факты, изложенные предпринимателями, о захвате рынка мы передали в фармконтроль с указанием конкретных названий складов. На наши вопросы ответил заместитель директора департамента комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности министерства здравоохранения и социального развития Республики Казахстан по г. Алматы Мурат МУХАМЕДЯРОВ.

– В последнее время все чаще озвучиваются подозрения, что на нашем сравнительно небольшом рынке произошел сговор и цены на лекарства давно диктуют крупные игроки…

– Фармацевтическая отрасль в Казахстане регулируется рыночными отношениями. Аптечный бизнес – розничный оборот лекарственных средств – находится в конкурентной среде. Говорить о сговоре о ценах некорректно, это не имеет места. Мы не знаем, кто ваш заявитель. Вы приводите примеры по двум оптовым складам, но эти компании являются не самыми крупными владельцами розничных аптек. Есть компании, которые имеют по 50–100 аптек. Все они работают по принципу конкурентных отношений, о сговоре говорить не приходится.

– Раньше склады не имели права заниматься розничными продажами, сейчас они переместились в эту сферу, насколько это законно?

– Сейчас действует Кодекс о здоровье народа и системе здравоохранения. В разделе о деятельности в фармацевтической сфере оговорены все основные моменты. Если оптовая компания имеет лицензию на розничную реализацию, открывает аптеку, то она имеет право продавать в розницу. Я считаю, что на фармрынке здоровая конкуренция. Она, по сути, должна отсеять мелкие аптеки, это естественный процесс. Крупные игроки более законопослушные. Сейчас государство не имеет права вмешиваться в их деятельность.

– То есть они могут поднять цены до потолка и никто им ничего не скажет?

– Не в интересах аптек поднимать сильно цены. Розничная сеть имеет наценку в пределах 20–25 процентов, тут учитывается содержание самой аптеки, зарплаты и какая-то рентабельность. Тут действуют рыночные отношения. Розничная сеть зависит от оптовых сетей.

– Где-то прописан предельный размер маржи аптек? Ведь аппетиты у них могут быть непомерные…

– Размер маржи нигде не прописан в законах. Предельные цены устанавливаются только на перечень лекарств, которые закупаются по гарантированному объему бесплатной медицинской помощи для стационаров. В розничной сети регулирования по ценам нет.

Не нравятся цены? Идите вон!

В лиге по защите прав потребителей рассказали об истории с одной алматинкой. В аптеке она возмутилась стоимостью кровоостанавливающего препарата, ее выставили за дверь и вообще отказались продавать лекарство.

Рыночные отношения, о которых так любят говорить наши чиновники, – это, конечно, хорошо. Но в фармацевтической отрасли это еще чревато и некоторыми последствиями. И дело не только в ценах, которые могут скакать, как удобно “хозяевам”, но и в праве решать, кому продавать лекарства, а кому нет. Звучит жутко, да? Но в лиге по защите прав потребителей “Адал” нам рассказали именно такую историю.

– К нам звонят потребители за консультациями. И жалобы на аптеки есть, – говорит президент общества “Адал” Артык СЕЙТКАЛИЕВА. – Был жуткий случай, о нем нам рассказала женщина по телефону. Месяц назад покупательница пришла в аптеку, увидела, что препарат, который она постоянно там покупала, вырос в цене. Она возмутилась. Факт повышения цены там признали, но сказали: “Идите, мы вам вообще препарат не продадим…”.

Доказать, что ей не продали там препарат, женщина теперь не может. Все, что остается, – покричать, понервничать, а это чревато необходимостью покупки успокаивающих препаратов… Замкнутый круг. В другой аптеке она, конечно, приобрела нужное лекарство, но спорить о цене уже не стала – жизнь дороже. Вот так и воспитывают нас, потребителей, быть покорными и помалкивать, даже если аптеки взвинчивают цены.

– Сейчас нет регулирования по марже, кто-то накручивает 50 процентов, кто-то 100, все зависит от совести владельцев аптек. Наше здоровье от этого зависит. И это страшно. А доказать что-то очень сложно. Случай, происшедший с женщиной, так и остался безнаказанным, у нее нет доказательств, ей просто не с чем идти в суд, – отмечает Артык Сейткалиева.

 Как дурят пенсионеров

Врач, ставший героем “Фейсбука” после своего поста об аптечном заговоре, рассказал нам, почему он ненавидит аптеки и как зарабатывают там на пенсионерах.

– Я ненавижу аптеки, хотя там продаются порой жизненно необходимые препараты… – с этих слов начинается пост врача Дмитрия КИРЕЕВА в “Фейсбуке”, который собрал сотни комментариев.

Когда возмущаются обычные потребители – это одно, но когда бьют тревогу уже врачи и говорят о сговоре, становится действительно тревожно.

Дмитрий Киреев рассказал свою историю, как он пытался помочь старенькой бабушке, стоявшей в очереди за лекарствами, и встретил сопротивление провизоров.

Старушке выписали огромный рецепт из дорогостоящих препаратов, в основном непонятных БАДов (биологически активные добавки. – Ред.), почти на 40 тысяч тенге!

– У бабушки не хватило денег. Тогда я, как доктор, взглянул в список, чтобы помочь ей взять самое необходимое. Оказалось, что там 95 процентов ненужных препаратов. Увидев, что я помогаю бабушке, провизоры стали возмущаться, кидать препараты. При этом так гневно, что у меня возникло много вопросов: в чем ваш-то интерес? Фармацевтический бизнес стоит на третьем месте по прибыльности после торговли оружием и наркотиками. Я не против, зарабатывайте, но не обманывайте, не лгите друг другу. Я написал про аптечный заговор пост в социальных сетях, и люди просто засыпали меня своими историями. Это говорит о том, что проблема стоит очень остро, – говорит Дмитрий Киреев.

В связи со сложившейся на фармацевтическом рынке ситуацией министерство здравоохранения и социального развития заключило меморандум с отечественными и международными производителями лекарственных средств о сдерживании цен на 200 лекарственных препаратов. Среди них самые популярные обезболивающие, жаропонижающие, антибиотики. Полный перечень с указанием наименований препаратов и цен вы можете найти на сайте mzsr.gov.kz. Также список должен быть вывешен во всех аптеках! Мониторинг цен по списку осуществляют фармконтроль и департаменты здравоохранения.

Если вы столкнулись с фактами завышения цен на эти препараты, пишите

нам на почту narod@caravan.kz.

Нездоровая конкуренция

О фактах ценового сговора на лекарственном рынке заговорили на самом верху. Министр национальной экономики Ерболат ДОСАЕВ сообщил, что начаты расследования.

Назначены 74 расследования по фактам ценового сговора, сообщил министр национальной экономики РК Ерболат Досаев на расширенном заседании правительства с участием Президента. При этом он уточнил, что подобные факты выявлены также в области поставок лекарственных средств.

В самом министерстве нам дали более подробную информацию.

– Основным признаком ценового сговора является одномоментное поднятие цен на определенные виды лекарств, – сообщили нам сотрудники министерства. – Так, среди лекарственных препаратов, где были замечены признаки ценового сговора, популярный антибиотик цефазолин, его цена взлетела на 37,5 процента, раствор для инъекций актовигин подорожал на 18,4 процента. Средство, широко применяемое в кардиологии, предуктал, подорожало на 20,4 процента, корвалол – на 37,5, капли хилак форте – на 15,4, санорин – на 12,5 процента.

Но самый большой скачок зафиксирован на антипростудные препараты: оксолиновая мазь подорожала на 34,6 процента, тераФлю – на 78,2. Популярный у населения цитрамон взлетел на 50 процентов, кальция глюконат – на 36,4.

Расследования, отметили в министерстве, начаты по двум субъектам в Астане, трем в Алматы, 11 в Восточно-Казахстанской области и двум субъектам в Западно-Казахстанской области.


Алматы

Загрузка...