Опубликовано: 1 2981

Волчья яма: охоту на волков в Казахстане поощряют

Волчья яма: охоту на волков в Казахстане поощряют

Жизнь и смерть степного бродяги

Видео с жестоким избиением волчат, циничными преследованием и истязаниями волка на крутом внедорожнике потрясло и шокировало казахстанских интернет-пользователей. После такого “человеческого геройства” невольно хочется встать на защиту серого. Это при том, что у нас волк как таковой никогда не являлся добрым героем.

Какой же он, казахстанский каскыр? Действительно ли настолько опасен? Надо ли против него разрешить все приемы или он нуждается в защите? “КАРАВАН” постарался разобраться в этих вопросах.

Лишний в степи и горах

Некогда волки в изобилии населяли просторы Казахстана и представляли собой реальную угрозу для жизни кочевников. Еще полвека назад человек не столь сильно контролировал степные просторы. В центральной части страны поголовье волков исчислялось тысячами. Впрочем, тогда водилось еще достаточно и других диких животных, в том числе парнокопытных.

Нападение волков на домашний скот было делом обычным. И хотя доставляло определенные неприятности владельцам, но в целом воспринималось степняками как неизбежная потеря. В общем, раньше в Казахстане условия для волка были более чем благоприятные.

С развитием и систематизацией животноводства человек максимально усилил охрану своих стад, к тому же занял изрядную часть угодий диких травоядных. Нельзя не упомянуть и о буквально хищническом, браконьерском истреблении сайгаков, джейранов и других степных красавцев.

Не менее массированному истреблению подверглись и волки. Конечно, уничтожить их полностью не удалось. Инстинкт самосохранения, заложенный природой, повел серых в те места, где человек еще не столь активно развил свою деятельность. Произошел примечательный, но закономерный парадокс – чем больше стало скота у человека, тем меньше стало кормовой базы у волка. Волки стали уходить в предгорья и горные районы. И тут возникла новая угроза.

– Если раньше волки досаждали человеку тем, что резали домашний скот, то теперь усилилось волчье давление на диких обитателей, – говорит один из казахстанских корифеев охоты, биолог Максим ЛЕВИТИН. – Это прежде всего горные козлы – краснокнижные архары. Сейчас природоохранная политика государства строится на сохранении и приумножении популяции горных архаров, сохранении их естественной среды обитания. Это, во-первых, нужно для развития самого вида данных животных. А во-вторых, не стоит забывать, что горные копытные являются продуктом питания для снежного барса – ирбиса. А говорить о необходимости сохранения этого хищника, являющегося национальным символом Казахстана, полагаю, излишне.

В общем, волк опять остается крайним.

Охота круглый год

В силу этих и ряда других объективных причин охота на волков в Казахстане разрешена практически круглый год. Мало этого – государство установило даже денежное вознаграждение за шкуру добытого волка или его щенка. Размер доходит до 10–15 тысяч тенге. Впрочем, выплаты в разных регионах осуществляются по-разному. Так, в Акмолинской области они идут стабильно и четко, в Южно-Казахстанской нередки перебои, а в Алматы, хоть официально эти премии и установлены, в реальности выплачиваются очень редко. Все потому, что никто государству волчью шкуру не сдает. Объяснение простое: на таксидермическом рынке она стоит порой на порядок выше госохотничьих расценок. Спрос здесь есть всегда. Чучела животных, в том числе обычных волков, стоят очень дорого.

Вот поэтому точное количество добываемых волков практически неизвестно. Но, как бы то ни было, убивать их в Казахстане разрешено по закону. Только все ли средства хороши?

Про три типа людей

В ряде регионов, особенно горных, категорически запрещена охота такими средствами, как капканы, удавки, с использованием ядов. Ведь в подобные ловушки могут попасть те же барсы, или туркестанская рысь, также являющиеся особо охраняемым краснокнижным видом, либо другие животные, охота на которых четко регламентируется. На этом, впрочем, ограничения как бы исчерпываются.

И если загнанных волков давят в снежной степи снегоходами или джипами или, например, выводок забивают палками, то с точки зрения тех же правил охоты ничего противозаконного в этом нет. Другое дело – моральная сторона вопроса, особенно если подобные факты снимаются на видео и выкладываются затем на публичное обозрение, становясь своего рода поводом для бахвальства охотников…

Есть три типа охотников. Профессиональные промысловики, или зверобои, которые сейчас уже практически “вымерли”. Подобной штатной единицы давно уже нет ни в одной организации Казахстана. Хотя во многих селах и аулах имеется свой охотник-профессионал, способный при необходимости в одиночку идти практически на любого зверя – и на волка, и на медведя.

Следующая категория – так называемые охотники-трофейщики. Это спортсмены-любители, строго соблюдающие свой кодекс чести, этические нормы охоты. Притом что они являются апологетами трофейной охоты, в массе своей (вопреки обывательскому мнению) они по- настоящему любят и уважают природу, берегут и ценят жизнь любого зверя. Примечательно, что именно охотники-трофейщики активно выступают против излишне жестоких и неоправданно насильственных форм охоты.

И, наконец, третий вид, который условно можно назвать “дикари”. Название говорит само за себя: по большому счету, это если и не откровенные браконьеры, то воинствующие потребители, цель которых одна – как можно больше взять у природы. После их загородных вылазок остаются горы мусора, непотушенные костры, изуродованные пейзажи. К сожалению, число таких “охотников и рыболовов” только увеличивается.

Парадоксально, но именно охотничья путевка на отстрел волка дает возможность некоторым браконьерничать круглый год. Прикрываясь подобным разрешением, можно, не прячась от егерей и природоохранных инспекторов, бродить по горам и степям в полном вооружении. А какова при этом будет твоя добыча – волки или совсем другая дичь – порой остается “за кадром”.

Так ли страшен волк

Давно уже установлено, что один волк в среднем съедает семь копытных в год. По сообщению охотоведа Южно-Казахстанского общества охотников и рыболовов Юрия БОКОВА, счет серого в области идет не менее чем на полтысячи. В то же время количество зарезанных волками домашних животных исчисляется максимум несколькими случаями в год.

При этом отметим, что если волкам даже удается добыть лошадь или корову, то съесть всю тушу они успевают редко. Люди устраивают поиск пропавшей скотины и, легко находя место звериного пиршества, отгоняют хищника. Кстати, именно наличие растерзанной туши является необходимым и достаточным доказательством виновности хищника. В любом другом случае скот угоняют совсем другие “волки”.

Если ты настоящий охотник

Если раньше охота на волка было делом исключительно профессионалов высшего класса, то с распространением использования снегоходов и вертолетов эта задача стала по силам практически любому желающему – были бы деньги. Настоящие охотники к таким забавам относятся очень негативно и даже не скрывают некоторого своего презрения к излишним “наворотам”.

Тот, кто хоть отчасти считает себя охотником, никогда не позволит себе диких выходок.

В охотничьей среде с такими проявлениями научились давно и эффективно бороться и культуру поведения успешно прививают даже молодым и горячим стрелкам. Очень эффективно помогает в этом Интернет. Охотники давно обзавелись специализированными сайтами, на которых делятся своими секретами, обсуждают оружейные новинки, договариваются о совместных мероприятиях. И, конечно, выкладывают отчеты об итогах охоты, снабженные фотографиями и видеоматериалами.

– Если еще лет десять назад появилась некая мода демонстрировать на сайтах сцены жестокости на охоте, как бы в подтверждение собственной бравады, то сейчас это совершенно неприемлемо, – говорит Максим Левитин. – Победить зверя – это для охотника честь, но мучить животное – позор. Тот, кто решится на подобные “геройства”, обречен не просто на жесткую критику, но на откровенное презрение со стороны остального охотничьего сообщества. И это действует наверняка.

Вообще, сохранение эстетики в охоте – это своего рода искусство. Конечно, без крови и боли не обходится, но главный принцип истинного охотника – чтобы добыча даже не поняла, что с ней произошло. Животное не должно мучиться. Поэтому, кстати, охотники всегда стремятся догнать подранков.

По следу зверя

Истинному охотнику открывается действительно захватывающий и прекрасный мир природы, полный азарта, романтики и драматизма.

Вообще, когда послушаешь разговоры волчатников о волках, кажется, что попадаешь к героям Джека Лондона или Сетона-Томпсона. Они практически каждого хищника в своем регионе знают, что называется, “в лицо”. Круглый год, проводя наблюдение за животными, изучая следы, используя фотоловушки, истоптав не одну пару спецобуви на горных и степных тропах, бывалые охотники запросто могут рассказать, что за стая или волк-одиночка орудуют на той или иной местности.

Вот, например, несколько выписок из дневника Максима Левитина о ситуации с волками в Алматинской области: “...К концу 2014 года в горах Кетменьского хребта были определены следующие группы волков: “Кульжатская восьмерка” – живет на границе охотхозяйства Дардамты и заходит нечасто; “Четверка новичков” – пришли на свободную территорию со стороны Сункара, но были выдавлены стаей “Неуловимая пятерка” ближе к Кетменю, разбойничают в очень сложном для охоты месте, достигнуть которого чрезвычайно трудно; “Неуловимая пятерка” – сункарская банда с мощным арланом, долго мы (охотники) не могли их даже увидеть, но в результате ряда охотничьих выходов были добыты матерая волчица, а затем и арлан с переярком. Остались двое прибылых волка, которые за группу считать нельзя. Следующие – двойка “Отец и сын”, оставшиеся без матерой волчицы в прошлом году. Потом “Тройка Черного” – легендарного волка Алматинской области (о нем будет сказано ниже). Также замечены: одиночка – старый арлан Изгой, в результате действий охотников оставшийся без своей группы еще в 2013 году, многократно обстрелянный и очень ученый; шестерка с кодовым названием “стая Жеки”, названная в честь молодого охотоведа, “благодаря” торопливости которого, охотники, выследив всю стаю на логове летом 2014 года, безрезультативно упустили ее”.

Охота на Черного

Вообще, в каждом регионе Казахстана существует свой легендарный волк. В Алматинском, по мнению Миксима Левитина, это Черный.

– Черный окрас у волка – это рецессивный признак, подобный цвету глаз у человека. Как правило, волчата рождаются серыми, так как серый цвет – доминанта у волков. Но если встречаются два “черных” родительских гена, то появляется такой необычный зверь.

О черных волках всегда слагаются многочисленные леденящие кровь легенды как об оборотнях, убийцах-людоедах и пр. Народная молва приписывает им особую дерзость, сочетающуюся с исключительной осторожностью.

Алматинский Черный в полной мере доказал свою исключительность. Первые упоминания о нем от чабанов дошли до охотников в начале 2012/2013 года. Правда, зоологи даже не сразу поверили, что в горах появился черный волк: уж слишком это редкое явление. Однако потом сведения подтвердились – волка видели несколько охотников, хотя поймать его в камеры объективов так и не смогли. Конечно, после этого у трофейщиков разгорелся профессиональный азарт, и охота на Черного и его стаю обернулась целой кампанией. Охотничьи мероприятия шли почти три года, и в конечном итоге вся стая Черного была ликвидирована. Но только не сам Черный. Он всегда благополучно выходил из всех засад и ловушек.

В последнее время след Черного потерялся.

– Мы сейчас продолжаем постоянно интересоваться у чабанов и егерей, не видели ли они Черного на дальних отгонах и в горах, – говорит Максим Левитин. – Но никто его не видел. Возможно, потеряв стаю, он ушел в другие регионы. А может, погиб естественным образом, ведь судьба у волка не подарок. Но, как бы то ни было, он уже стал легендой алматинских гор.

Справка “КАРАВАНА”

В настоящее время, по экспертной оценке, численность волка в Казахстане составляет 15–20 тысяч особей. Ареал его обитания охватывает всю территорию страны, при этом плотность значительно выше в Западном, Центральном и Южном Казахстане и ниже на востоке и севере. Наибольшая численность волка в 2015 году отмечена в Алматинской, Атырауской и Кызылординской областях, где она составляет от 2 000 до 3 000 особей, сообщили нашей газете в комитете лесного хозяйства и животного мира министерства сельского хозяйства.  В 2002–2010 годах ежегодно в ареале распространения редких и исчезающих видов копытных животных и сайгаков отстреливали от 1 000 до 2 000 волков. С 2010 года централизованное регулирование численности волка в республике не проводится.

Шымкент – Алматы

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ