Опубликовано: 18809

Война за вечное

В Костанае две обычные семьи несколько лет воюют за кусок земли. Скажете, дело привычное? Берите свои слова обратно. Ибо сражения в судах всех инстанций они ведут... за кладбищенские два метра, на которых похоронена, как уверены представители обоих кланов, их родственница. Я не называю реальных фамилий и той и другой семьи, потому что к могильной фабуле они не прибавляют ничего, а людям больно, когда в глубоко семейных делах ковыряются

чужие пальцы.

А теперь, собственно, история. В далеком 1986 году, когда похоронное бюро в Костанае было одно, семья А. похоронила мать. Уж как часто навещали родственники бывшую могилу – теперь никто не скажет. Говорят, навещали. Но времена были тяжелые, денег свободных не водилось. В итоге поставить хороший памятник А. надумали уже в наши дни. Поставили. Думали, успокоятся сердцем. Но вместо мира обрели скандал.

Вскоре им предъявила претензии другая семья, назовем ее Б., которая заявила: в могиле, обихоженной А., лежит… их мать, умершая в том же августе 1986 года, но на четыре дня позже. Дескать, убирайте свой памятник.

Казалось бы, что проще – пойди в контору и запроси списки, кто в какое время и под каким номером упокоился. Но нашим людям простые пути не ведомы. И не случайно. Справки были получены, по которым выходило, что семья А. ухаживает за своей могилой, а семья Б. должна ухаживать за захоронением, расположенным по соседству. Но поскольку обе семьи совершенно точно помнили, что именно эта спорная могила – их, было предпринято более глубокое судебное исследование. В ходе которого стало понятно, что ясности в этом вопросе достичь не удастся. Потому что номера могил перепутаны и вообще не соответствуют их фактическому расположению. А потому, в переводе на обиходный русский, где чья мама лежит – вообще непонятно. И спросить некого, ибо уже и страны, в которой работало то похоронное бюро, в природе не существует.

А. и Б. категорически не желали договариваться и жаждали истины. Они добились эксгумации, и останки женщины, бывшей чьей-то матерью, были извлечены из могилы. Надеялись на генетическую экспертизу, но напрасно. Слишком много времени прошло. Тогда похороненную женщину попробовали опознать по остаткам одежды. В суд вызывали родственников, свидетелей, которые могли помнить, что было надето на покойницах. Суд шел за судом. Дело докатилось до Верховного суда и прикатилось обратно в Костанай на новое рассмотрение...

Кто-то должен был поставить точку в этом бесперспективном деле. И она была поставлена. Суд признал, что в могиле покоится представительница семьи Б. И, выходит, представители семьи А. вольны искать свою могилу дальше, заплатив полмиллиона тенге судебных издержек.

Кто в действительности выиграл в этом деле? Семья А., внуки и правнуки которой представления не имеют, где похоронена их мать и бабушка? Или Б., в душе которых наверняка ни уверенности, ни мира?

На мой взгляд, война за вечное закончилась опустошительным проигрышем обеих сторон, последствия которого гораздо тяжелее, чем если бы старые могилы остались навеки забытыми. Не довести ситуацию до абсурда в этом случае могла бы именно женская мудрость и материнская склонность к разумному компромиссу. Но... война за последний приют матерей растоптала женское миротворчество и стремление к порядку. Ведь ничего из случившегося просто не могло произойти, если бы эти 27 лет захоронение регулярно посещали и обихаживали.

Кстати, вы давно родные могилы навещали?

 Костанай

Загрузка...