Опубликовано: 1325

Война за мясокомбинат

Настоящий переполох поднялся в Павлодаре из-за десяти тонн бесхозно брошенного аммиака. Рабочие закрытого мясокомбината твердят, что на воздух может взлететь ближайший микрорайон, а ядовитыми парами отравится весь город.

Убийство из-за колбасы

К перестрелке и убийству одного из двух бывших совладельцев крупнейшего в Павлодаре мясокомбината привела разборка экс-компаньонов. Когда между партнерами пробежала кошка, то начался процесс в экономическом суде за имущество. Проигравший Рафаил Камалетдинов объявлял о незаконном захвате завода, и в мае прошлого года, придя на встречу с оппонентом Серикбаем Сулейменовым, расстрелял его. Шальные пули ранили сына убитого. Подозреваемому два месяца удавалось скрываться от полиции. Задержали его в одном из лесов Восточно-Казахстанской области – в 60 километрах от Семея. “Камалетдинов прятался в густом лесу, постоянно менял дислокацию, жил в палатках”, – рассказывал заместитель начальника ДВД Павлодарской области Назымбек Жунусов. На суде бизнесмен утверждал, что действовал в состоянии аффекта. 2 февраля Рафаил Камалетдинов был приговорен к 18 годам лишения свободы.

Куда могли деться тонны аммиака?

Пока суд да дело – расследование, суд – рабочие завода сидят без зарплаты вот уже полгода. На работу они ходят в надежде на счастливый исход дела, да и оставлять 240-тонный холодильник без присмотра нельзя. Однако с прошлой недели доступ на завод закрыт для них одним из банков, который забрал имущество за долги. Дело в том, что рабочие площади были заложены под кредит в 140 миллионов тенге. А он соответственно не погашался.

Оставленные теперь без присмотра аммиачно-холодильные установки находятся в предаварийном состоянии. Это может вылиться в экологическую катастрофу, говорят специалисты, много лет проработавшие на комбинате. По их утверждению, взрыв такой массы ядовитого вещества разнесет расположенный на краю города микрорайон “Химгородки”, а облако паров аммиака, очень схожее по запаху с нашатырем, “задушит” весь Павлодар.

А вот сотрудники областного департамента по ЧС заявили: поскольку холодильная установка простаивает, то опасности не представляет. Примечательно, что чеэсники, говоря об этом, воочию не видели состояние холодильников и только намереваются провести официальную проверку. В тревожном ожидании находятся не только работники завода, но и горожане. Одна из жительниц по имени Елена оставила сообщение об этом на блоге акима области Бакытжана Сагинтаева: “Мы все можем умереть? Я, моя мама, муж и ребенок?”.

Представители ДЧС все же побывали в морозильниках и поспешили сообщить, что объем аммиака в емкостях незначительный, и он не представляет опасности. А вот работники завода недоумевают: куда же могли деваться тонны аммиака, если они сами его заливали в конце минувшего года?

Хотелось по-человечески...

Между тем, пока шли разбирательства, настоящие трагедии разыгрались в семьях работников мясокомбината. В числе тех, кто с осени прошлого года впустую ходит на работу, 57-летний машинист аммиачно-холодильных установок Александр Халявин. В последний месяц лета наряду с тревожным ожиданием из-за передряг с работодателями мужчина узнал, что у его 32-летнего сына Сергея отнялись ноги – произошло обострение онкологического заболевания. Отец с верой в избавление от страшного недуга обратился с просьбой о материальной помощи к новому начальству, но ничего не получил. С этого времени и начались задержки по выплате денег. В конце октября Сергея не стало. На организацию его похорон также ни одной копейки Халявины от мясокомбината не дождались.

– Я заняла у знакомых полторы тысячи долларов, чтобы проводить сына в последний путь по-человечески, – рассказывает Антонина Халявина. – Хорошо, мне хоть на работе помогли…

Теперь Халявины живут на зарплату матери семейства, работающей в поликлинике, где, как известно, больших денег не платят. У дочери появились долги за обучение в институте. Отец надеется получить положенные ему 200 тысяч тенге, как и другие его коллеги. Они уже разуверились, что получат свое от новых или старых хозяев, поэтому составили список государственных органов, в которые пока еще верят. Поход по инстанциям начат.

Ризабек ИСАБЕКОВ, Павлодар

Загрузка...