Опубликовано: 1024

Война за каждую травинку

Засуха и полчища саранчи окончательно добили пастбища в Южном Казахстане. Сотни тысяч голов скота обречены на голодную смерть.

Западная часть Сарыагашского района – сельские округа Алымтауский, Жамбылский, Базай, Бирлик. Здесь было самое мощное наступление саранчи в конце апреля – начале мая этого года. Вид окрестностей удручающий. Повсюду, насколько хватает взгляда, безжизненно голая степь. Коричневая, будто выжженная земля.

– В прошлом году в это время уже все холмы были покрыты травой по колено, – говорит житель сельского округа Бирлик Сапармурат Абдикеримов. – А сейчас ни травинки. В феврале, после невиданного ливня, у нас наводнение началось. Но с тех пор на небе ни облачка, ни дождинки не упало. Жара стоит до 30 градусов! Едва трава стала пробиваться, пришла другая напасть – саранча. В считанные дни всю зелень как состригли. До корней!

Если присмотреться, то замечаешь: вся земля покрыта толстым, в 2–3 сантиметра, слоем иссохших кузнечиков – последствия массивной химобработки, проведенной здесь несколько дней назад.

В селе Базай после химобработки селяне и фитосанитары провели своеобразный эксперимент – собрали останки кузнечиков с одного квадратного метра и пересчитали. Получилось больше пятисот насекомых.

Специалисты говорят, что численность в пять особей саранчовых на квадратный метр поверхности уже относится к категории экологической угрозы. Так что трудно преувеличить серьезность обстановки с саранчой, которая сложилась в этом году.

Противник появился неожиданно

Возможно ли было предвидеть невиданный всплеск размножения вредоносных насекомых? Этот вопрос сегодня задают все, но ответа нет. С одной стороны, экологи и фитосанитары говорят, что всплеск популяции насекомых идет циклично, для саранчи этот цикл составляет порядка 7–8 лет. Так что после последнего скачка в 2000 году очередной “демографический взрыв” был вполне предсказуем. Но в то же время специалисты отмечают еще целый ряд факторов, которые могут свести на нет все прогнозы.

– В этом году мы готовились к тому, что саранча в Южно-Казахстанской области распространится на площадях порядка 80, максимум 90 тысяч гектаров, – сообщила директор Республиканского центра фитосанитарной диагностики и контроля Зейна Сулейменова. – Однако уже к началу мая площадь распространения саранчовых достигла 211 тысяч гектаров.

Ситуацию усугубляло то, что из-за жары саранча появилась на неделю-две раньше обычного срока. И даже имея запасы ядохимикатов для борьбы с саранчой, соответствующие службы оказались попросту не готовы оперативно отреагировать на внезапное появление “противника”.

Если в прежние годы саранча считалась традиционным вредителем сельскохозяйственных культур, то в этом году она впервые была объявлена врагом животноводов. Потому что оставила скот без кормов.

Сначала – подвиг. А деньги как-нибудь потом…

Надо признать, дополнительные многомиллионные средства на обработку угодий были выделены очень оперативно. В помощь южанам прибыли авиаотряды из соседней Жамбылской области, которые с ходу подключились к активной работе.

Летчики прекрасно выполнили свою задачу. В считанные дни были обработаны тысячи гектаров земель. Удалось сбить вал насекомых-вредителей, не дать саранче подняться в воздух.

Однако пострадавшими оказались сами летчики. Понимая, что время не терпит, они на собственные средства прилетели из Тараза в Южный Казахстан, сами же заправляли и обслуживали самолеты, веря, что с ними рассчитаются в ближайшее время.

Но, когда вся работа была выполнена, оказалось, что рассчитываться с летчиками никто не торопится. В самом начале из-за спешки договоров с авиаотрядами не заключили. А потом авиаторов стали отфутболивать от одного ведомства к другому. В результате, когда пора было начинать химобработку уже в Жамбылской области, у летчиков попросту не было средств для обратного перелета. Борьба с вредителями в других областях оказалась под угрозой срыва.

Но южноказахстанские власти к тому времени волновали уже совсем иные проблемы.

Бизнес по-соседски

Саранча успела выесть травы на тысячах гектаров пастбищ. По приблизительным оценкам, под угрозой голода оказалась четверть миллиона голов баранов, коров, лошадей в Сарыагашском, Арысском, Шардаринском, Отрарском, Ордабасинском районах. Наиболее плачевная ситуация складывалась именно в животноводческих хозяйствах, где разведение скота является основным видом деятельности сельских жителей. Потеря стада для них равноценна полному разорению.

Как обычно, воспользоваться критической ситуацией первыми попытались спекулянты-перекупщики. Причем даже не отечественные, а иностранные. В селах, пострадавших от нашествия саранчи, появились “купцы” из соседнего Узбекистана. Это понятно – населенные пункты в западной части Сарыагашского района расположены к Узбекистану гораздо ближе, чем к областному или районным центрам Южно-Казахстанской области.

– Гнать скот по безжизненной степи в Шымкент – а это свыше двухсот километров – половину живого веса потеряем. А если забить скот на мясо, то опять же сохранить и перевезти такое количество в Шымкент у нас просто нет возможности, – приводит невеселый расчет животновод Берик Амантаев, житель сельского округа Бирлик. – Вот и появились соседи-перекупщики. Цену они сразу же сбавили в два-три раза. Если раньше годовалый баран стоил 13–15 тысяч тенге, то перекупщики предложили максимум пять тысяч тенге.

Кому мясо?

Правительство приняло решение о закупе скота в пострадавших районах по приемлемым для крестьян ценам. На этой неделе нацкомпания “Продкорпорация” совместно с сельскими и районными акиматами начала организованную скупку забитого скота у жителей Сарыагашского района.

Однако и тут оказалось все не так гладко, как планировалось. Объемы закупа сдерживались нехваткой рефрижераторов и холодильников для транспортировки и хранения мяса. Власти Южного Казахстана сейчас ведут переговоры с местными мясоперерабатывающими заводами о предоставлении холодильных камер для хранения мороженых туш. Самой области столько мяса не нужно, в ближайшее время его начнут отправлять в другие регионы страны на реализацию.

При этом чиновники уверяют, что ни падения, ни скачков цен на мясо не произойдет. Ни потребители, ни колхозники не пострадают.

Отметим также, что забивать решено в основном молодь – скот возрастом до года. Таких животных наиболее трудно сохранить в засушливые годы. Но если удастся сберечь маточное поголовье, то можно будет сохранить и восстановить стадо, считают в акимате.

Данил ШЕМРАТОВ, Шымкент

Загрузка...