Опубликовано: 7158

Воинов толкают на паперть

Воинов толкают на паперть

Многие военнослужащие, выполнявшие интернациональный долг в Афганистане, – на грани нищеты. В прошлом остались льготы, бесплатный проезд и лекарства, первоочередность в получении жилья. Ежемесячное пособие 10 тысяч тенге – такова плата за шрамы на теле и в душе.Не живут – существуют

 29 октября воины-афганцы, которые в далеком 1981-м отправились на войну из города Капчагая Алматинской области, собирались вместе, чтобы почтить память погибших товарищей, вспомнить, как 32 года назад капчагайский батальон пересек афганскую границу. О кошмарных военных буднях, подвигах наших солдат рассказано в книге Амангельды Жантасова “Отряд Кара-майора”.

Эти железные мужчины не привыкли жаловаться на жизнь, но внутреннюю боль им трудно скрыть от посторонних глаз. В редакцию с письмом обратился председатель Союза ветеранов войны в Афганистане “Абырой” Али ДАВИЛЬБЕКОВ. Говорит, что многие его сослуживцы не живут – существуют, а ведь эти люди вовсе не по своей воле оказались в “горячей точке”. От пуль душманов погибли более 800 казахстанских парней. Всего в годы военных действий в Афганистане проходили службу более 21 тысячи казахстанцев. Сегодня в живых осталось примерно 15 тысяч. Каждый второй может показать зловещие шрамы на теле – напоминание о той страшной войне…

Мне было 18 лет, когда я попал в Афганистан, – вспоминает Али Давильбеков. – После учебного подразделения мы попали на пересыльный пункт в Ташкенте, затем нас самолетами ИЛ-76 перебросили еще южнее. Мы думали, что находимся в Туркмении или в Таджикистане. Оказалось, это афганский город Шиндант, провинция Герат. Всемером охраняли подступы к аэродрому. Условия службы были ужасные. На точке стояла бочка с тухлой водой, которую месяцами не меняли. Буйствовали педикулез, гепатит, брюшной тиф. Все это под постоянными обстрелами и нападениями душманов. Особенно тяжело было видеть, как погибали друзья. Бывало, сидит товарищ, делится планами на будущее – как вернется домой, где ждут мама, невеста. И вдруг душманская пуля убивает все мечты. Это невозможно забыть! Мыслей о том, чтобы отступать или сдаться в плен врагу, не возникало. Мы знали: в плену смерть будет жуткой и долгой. Поэтому мы стояли насмерть. Тем обиднее слушать, что у нас, “афганцев”, якобы “руки по локоть в крови”, что мы постоянно просим помощи, что “мы убийцы мирных жителей”…

“Бич-пакет” на завтрак, обед и ужин…

По словам нашего собеседника, от былых льгот, которые когда-то имели воины-афганцы, сегодня не осталось и следа. Так, вместо компенсации по оплате коммунальных услуг, льготного проезда в общественном транспорте, на железной дороге, медобслуживания и лекарств они получают ежемесячное пособие – 10 226 тенге. Пенсия инвалида, имеющего тяжелое увечье, – 20 тысяч тенге. Разве на эти деньги можно прожить, когда необходимые лекарства обходятся кому в 10, кому в 15 тысяч?

Пока работал, денег хватало, потом перенес обширный инфаркт, операцию на сердце – и потерял работу, – говорит ветеран афганской войны, 50-летний алматинец Талгат АЛПАМЫСОВ.При собеседовании в лицо говорят, что боятся таких, как я, брать, мол, они болеют часто. Сейчас снимаю комнату. На лекарства, еду, проезд остается 15 тысяч тенге. Хватает только на хлеб да на “бич-пакеты” – лапшу быстрого приготовления.

Около 80 процентов ветеранов войны в Афганистане из-за проблем со здоровьем не могут работать, – говорит Али Давильбеков. – А те, кто в состоянии зарабатывать, не могут трудоустроиться – работодатели не берут немолодых людей с ранениями. Наш союз посильно помогает им морально, материально, мы видим, в каком бедственном положении оказались многие.

Большинство норм закона о льготах для ветеранов войны уже не действует. Взять бесплатное посещение государственных бань – их просто нет! Мы освобождались от уплаты налога на транспортные средства на один автомобиль. Теперь же опасаемся, что могут лишить и этой льготы.

“Врагу не пожелаю такое пережить”  

52-летний воин-интерна-ционалист Владимир УСТАЛОВ вынужден зарабатывать на жизнь игрой на аккордеоне на улице Байтурсынова, неподалеку от Никольского собора. Он пишет песни, записывает к ним “минусовки”, так как играет еще на гитаре и синтезаторе.

Я демобилизовался в 1981 году. Тогда тема Афганистана была закрытой, – рассказывает Владимир. – Мне в военном билете написали, что в боевых действиях не участвовал, ранений не имею, хотя был контужен. По молодости все было нормально, а сейчас головные боли мучают, зрение плохое. Найти работу с таким “багажом” тяжело. От нас везде стараются избавляться, даже сторожами не берут. Поэтому беру аккордеон и играю…

 Заработанных денег и пособия хватает, чтобы платить за койко-место в съемной комнате, лекарства и скромное питание.

Владимир, как и многие воины-афганцы, с поломанными судьбами, подорванным здоровьем, мечтает о достойной старости. Еще врезались в память слова воина-инвалида без ноги, вынужденного просить милостыню возле рынка “Алтын-Орда”: “Афганистан сломал, поставил меня на колени… Врагу не пожелаю такое пережить!”. Видя все это, поневоле задумаешься: неужели воины-афганцы не заслуживают человеческого отношения и участия со стороны государства?


Герой СССР Николай Кремениш:

Почему солдат должен просить?


Герой Советского Союза, воин-афганец из Казахстана, бывший сапер Николай КРЕМЕНИШ с горечью говорит, что сегодня у нас больше озабочены проблемами сексуальных меньшинств, чем решением вопросов поддержки тех, кто рисковал своей жизнью под вражескими пулями и получил увечья на полях сражений.

Нужен адекватный закон

 – Мы сейчас никому не нужны, – говорит Николай Кремениш. – В годы жизни в СССР организации, от которых мы получали льготы – энергосбыт, водоканал, железная дорога – были государственными. Сегодня все это в частных руках. Государство перевело льготы в денежный эквивалент. Но, конечно, денежная компенсация не сопоставима с теми льготами, что были раньше! Вообще настораживает само отношение к тем людям, которые выполняли свой воинский долг ценой здоровья, а кто-то и жизни. Со всех трибун заявляют о патриотизме, любви к родине, но начинаешь сомневаться в искренности всех этих слов.

 – Как председатель общественного объединения поддержки инвалидов Афганистана, я добиваюсь, чтобы мои товарищи стали более достойно жить, – продолжает Герой Советского Союза Кремениш. – А также принятия адекватного закона об участниках боевых действий. Мы хотим оградить от подобного беспредела тех ребят, которые в дальнейшем будут проходить службу  и не дай бог воевать в “горячих точках”.

Работу – не найти

– Одна из болезненных тем, которую постоянно поднимают ваши товарищи, – трудоустройство…  

– В Казахстане очень много программ обучения, на них тратятся огромные бюджетные деньги. Но какой толк обучать людей, если они потом не могут найти работу? Обычные, здоровые соискатели не могут трудоустроиться, воины-афганцы с “букетом” болячек – тем более. Конечно, есть пробивные ребята, которые, вернувшись из Афганистана, смогли перестроиться, стать бизнесменами. Они крутятся-вертятся, помогают товарищам. Есть спонсоры, просто хорошие люди, которые также стараются поддержать наших ребят. Но это не выход из положения! Почему солдат, получивший увечья на войне, теперь должен просить?

– Сколько инвалидов афганской войны сейчас живет в Казахстане?

 – Очень трудно назвать точное число. Ведь инвалиды – это не только те, кто получил увечья. После войны во Вьетнаме американцы столкнулись с “синдромом войны”, когда военные не могли адаптироваться в обычной жизни. Все они проходили обязательную реабилитацию. Наши воины-афганцы никакой реабилитации не проходили. В результате многие не смогли обустроиться, найти себя в мирной жизни – кто-то спился, покончил с собой… Таких примеров – масса. Кто-то после перенесенной малярии, брюшного тифа получил инвалидность спустя много лет. Все, кто прошел “горячую точку” и не получил психологическую помощь, по сути, инвалиды.


Алматы

Загрузка...