Опубликовано: 2133

Во власти "Дыни"

Во власти "Дыни"

Мужское казахстанское регби громко напомнило о себе: в мае наша сборная стала второй на азиатском Кубке пяти наций, пропустив вперед лишь японцев, соперничать с которыми, откровенно говоря, бесполезно. А болельщики со стажем наверняка вспомнят алма-атинский СКА конца 80-х – начала 90-х годов. Эта команда не только брала медали чемпионата и Кубок Союза, но и составляла костяк сборной СССР. Одним из лидеров того звездного СКА был Вячеслав

Филиппов.

Успешный май

– Я был на Центральном стадионе Алматы во время домашних игр нашей сборной с командами Кореи и Гонконга, – начинает разговор Вячеслав Николаевич. – Хорошие получились матчи.

– Какое значение имеет второе место на Кубке наций для нашего регби?

– Если вспомнить, в свое время мы были третьими на чемпионате Азии в Гонконге. Но результат, который показала сборная Казахстана в Кубке пяти наций, конечно, отличный. Команда находится на подъеме, демонстрирует хорошую игру. Возможно, немного не хватает физики, но это дело наживное. Главное, что ребята техничные, играют грамотно.

“В СССР боялись алма-атинский СКА”

– В советское время казахстанское регби ассоциировалось с алма-атинским СКА, который выигрывал Кубок СССР и становился призером чемпионатов Союза…

– До СКА в Алма-Ате был “Буревестник”, за который я сам начинал играть. Команда выступала в первой союзной лиге, затем вышла в высшую, была в восьмерке. Наша команда представляла политехнический институт. Со временем финансирование стало ухудшаться, а там и время служить пришло. В 1979–1980-м годах 12 человек из “Буревестника” ушли в армию и организовали команду СКА, которую возглавил Виктор Кузьмич Масюра. Школу, которую мы получили в “Буревестнике”, впоследствии передали следующему поколению игроков. Характер, желание, способность без остатка выкладываться в игре – этим славилось казахстанское регби советской поры. В СССР боялись алма-атинский СКА. Ни у одной команды не было такого характера, как у нас.

– А как же 0:135 от ВВА из Монино (Московская область) и штрафные санкции в виде снятого очка “за неведение спортивной борьбы”?

– Я хорошо помню ту историю. У нас был очень плотный график. В воскресенье – игра, затем выезд в Монино, где матч был запланирован на среду. Потом снова домой на важную игру с лидером чемпионата ДСК (Кутаиси). Поэтому тренеры сознательно отправили в Монино второй состав.

Сборную Союза оккупировали казахстанцы

– Как оказались в таком экзотическом спорте, как регби?

– Регби я начал заниматься только в 17 лет. До этого четыре года играл в футбол. Регби тогда только начинало развиваться, и в секцию брали всех ребят, кто просто хотел играть. Некоторые вообще в 26 лет впервые взяли в руки “дыню”. Это потом появилась детская школа регби. Вообще, считаю, что детей надо отдавать в регби с шести лет, чтобы они получали базовые знания, азы игры. Так, кстати, делается во многих странах мира, где регби сильно развито. Моим первым тренером был Александр Евгеньевич Зорин. Уже через два года я играл в основном составе “Буревестника”.

– Учитывая, что СКА являлся одним из лидеров советского регби, в национальную команду входило немало игроков из Алма-Аты…

– Самыми первыми в сборную СССР попали мы с Александром Филимоновым и Евгением Зуевым. А потом, когда СКА в 1987 году стал бронзовым призером чемпионата и выиграл Кубок, в национальную команду входило с десяток армейцев: Бычков, Хохлов, Огрызков, Львовский, Уамбаев, Бондарев, тот же Зуев… Костяк сборной СССР начала 90-х годов также формировали регбисты алма-атинского СКА.

– Сколько матчей вы сыграли за сборную?

– Только один – в Киеве с румынами. Порвал ахиллы, и моя карьера в главной команде страны на этом закончилась.

Смерть Голышева – несчастный случай

– Насколько регби травмо­опасный вид спорта?

– Не больше, чем многие другие. Это только со стороны кажется, что в регби можно сильно покалечиться, так как это очень контактный вид спорта. Но регбисты, как правило, физически очень хорошо готовы к схваткам на поле, серьезно относятся к разным болячкам. Без травм, конечно, не обходится, но это мелочи – терпят.

– Большой резонанс получила история трагической гибели прямо в ходе матча нападающего СКА Дмитрия Голышева…

– Это был несчастный случай. Я все хорошо видел, потому что игра как раз шла с моей стороны. Это произошло в марте 1988 года в Ташкенте, где мы играли с Новокузнецком. Мяч оказался рядом с Димой, и он стал его отыгрывать головой. И как раз в этот момент на него с двух сторон пошли команды... Хороший был парень.Такой спокойный, пахарь.

Главным призом был автомобиль!

– Помимо Алма-Аты в Казахстане еще были регбийные команды?

– В принципе, нет, школ в регионах не было. В свое время сильная команда на пару с “Буревестником” была в Целинограде (ныне Астана), в середине 1970-х пробовали играть в Джезказгане, Караганде, даже разыгрывался чемпионат Казахской ССР. В 1990-е годы регби культивировалось в Таразе, Шымкенте, где были хорошие ребята, пять человек входили в сборную Казахстана.

– Домашние матчи в Алматы играли на Центральном стадионе?

– Нет. В основном на стадионе АДК, а некоторые матчи проводились на СКА-12. Болельщиков ходило много. На стадионе даже розыгрыши устраивали. Главным призом был автомобиль.

– Армейский клуб состоял только из местных ребят?

– Нет, были и приезжие. В частности, призывали игроков из Ташкента, Москвы, с Украины. У СКА после успехов в Кубке и чемпионате появился авторитет, и играть в нашей команде стало престижно. Приезжих было человек шесть, но в основном составе играли местные ребята.

Команда готова была выиграть золото

– В 1990 году СКА проиграл в Алма-Ате финал Кубка СССР монинскому ВВА. Говорят, несколько игроков хозяев “сдали” тот матч…

– Я в это не верю. Конечно, отдельные игроки могут “сдать” матч. К примеру, тот же штрафной не попадут. Хотя промахнуться мимо ворот – это тоже дело случая… Не представляю, каким нужно быть человеком, чтобы предать команду, которая всю игру пахала за тебя на поле!

– В 1991 году СКА занял второе место в чемпионате СССР, отстав от “Красного яра” из Красноярска всего на два очка. Команда на тот момент психологически была готова стать чемпионом?

– Конечно. 12 человек в сборной Союза – это о чем-то говорит. Думаю, что мы вполне могли выиграть тот чемпионат, но помешали травмы ведущих игроков. Не играл Хохлов из первой линии, у Огрызкова была травма колена.

– Наверное, жалеете, что Союз распался не вовремя, а то наверняка получили бы звание чемпиона…

– Уверен, что, если бы не распался СССР, та команда сохранилась бы. Ребята не разъехались бы по самарам, калининградам, ташкентам, красноярскам. Перспектив в Казахстане, где была только одна команда, не осталось. Хотя и Россия, которая начала проводить свой отдельный чемпионат, доигралась до того, что исчезли такие самобытные команды, как ВВА, “Слава”, “Фили”… В свое время сборной СССР предлагали присоединиться к Кубку шести наций вместо итальянцев, поиграть в компании четырех британских команд и Франции. Но наши отказались, потому что как раз пошел развал страны, а костяк сборной играл в Алма-Ате. Сборная СССР считалась второй по силе в Европе. Филимонов и Зуев звание мастеров спорта международного класса получили как раз за серебро европейского первенства. Если не ошибаюсь, в финале они проиграли французам.

Возвращение на Родину

– Вы ведь тоже уехали из Казахстана…

– Да. Я поехал в Самару, получил квартиру. Там уже доигрывал карьеру, немного поработал тренером. Однако ситуация в команде была нездоровая: интриги всякие, дележка. Команда развалилась, и в 1995 году я вернулся в Казахстан.

– Что в тот момент было с регби в Казахстане?

– Вообще ничего, голое место. Услышал как-то, что на запасном поле Центрального стадиона какой-то француз собирает ребят и играет. Я пришел, посмотрел, взял одного пацана, второго, так и набралась команда. Годик вместе поработали, поехали в Красноярск и выиграли там четыре матча из шести.Техники как таковой не было, но дух, спортивная злость, характер того СКА остались. Это отмечали и бывшие армейцы, игравшие тогда в Красноярске. У них там уже шесть регбийных школ было, а такого характера не наработали.

– То есть для возрождения регби пришлось приложить немало усилий?

– Конечно. В тот момент у нас в республике развивалось женское регби, а про мужское все уже забыли. Никто и не думал, что его можно возродить на пустом месте. Однако Казахстанская федерация регби начала понемногу выделять финансы, помогла с формой, организовала поездки, в тот же Красноярск… До 2005 года я работал главным тренером сборной Казахстана, и самым большим успехом было третье место на чемпионате Азии. Нас тогда опередили, как обычно, Япония и Корея.

Кто остался во Франции, кто – в России

– С тех пор как вы сами играли, регби сильно изменилось?

– Очень сильно. Сейчас регби очень динамичное, в нем мало остановок. Если раньше что-то не позволяли правила, то теперь это разрешено. Сейчас до попытки или аута в игре бывает всего одна остановка, а раньше – с десяток. Изменились правила, добавилось динамики. Главное, что люди к этому подошли очень грамотно. Регби смотрится сейчас гораздо интереснее. Уверен, регби могло бы украсить собой олимпийскую программу.

– Где живут и чем сейчас занимаются звезды алма-атинского СКА 80–90-х годов?

– Четыре человека, завершив карьеру, остались во Франции… Уамбаев работает тренером. Искаков там же занимает должность при клубе. Огрызков до сих пор во Франции играет, в третьем дивизионе, – он 1968 года рождения. В Красноярске работают Хохлов и Сенкевич. Зуев в местном “Енисее” – второй тренер. В этом же клубе – Первухин. Остался в Новокузнецке Абирхаев. В Самаре организовали регбийную школу наши Бычков и Черноножкин. Бондарев вернулся в Алматы, вместе с Самыкиным тренирует детей. Я вот тоже думаю набрать группу детей и поработать с ними.

Фото из личного архива В. Филиппова

Сергей РАЙЛЯН

Загрузка...