Опубликовано: 5354

Во глубине казахских руд, или Когда геология в коме

Во глубине казахских руд, или Когда геология в коме

Казахстанские геологи бьют тревогу: минерально-сырьевые богатства страны – основа экономики – истощаются. Масштабные госпрограммы развития геологоразведки работают только на словах и облеплены коррупционными схемами.Козырная карта страны

Богатейшие недра Казахстана во все времена были козырной картой республики. Страна входит в тройку мировых лидеров по запасам цинка, вольфрама, барита, серебра, свинца, хромитов, меди, флюорита… Только в Карагандинской области сосредоточены все республиканские балансовые залежи марганцевых руд, большая часть вольфрама, молибдена, барита… Месторождения Рудного Алтая содержат около 30 миллионов тонн цветных металлов! Потенциальная ценность прогнозных ресурсов основных полезных ископаемых – 910 миллиардов долларов. При этом спрос на цветмет все выше. Исключительно по нарастающей меняются цены на цинк, медь, свинец. Цена на золото в марте – апреле держится на психологическом рубеже 43–44 доллара за грамм. В прошлом году, по данным Минэкономики и бюджетного планирования, экспорт минеральных продуктов принес стране 65,8 миллиарда долларов, а вместе с углеводородами – больше 128 миллиардов долларов!

Казалось бы, прекрасный стимул для государства вложиться в новые месторождения, в расширение сырьевой базы. Заработать на минеральном сырье, чтобы дальше вложиться в развитие высокотехнологичных отраслей – машиностроение, приборостроение, легкую промышленность. Как и положено в классической экономике. Однако реальность далека от здравого смысла.

Много шума и ничего

Еще 25 лет назад в казахстанской геологии действовало правило: восполнение минерально-сырьевой базы должно превышать отработку в 3,5 раза. Например, выкачали за год 100 тысяч тонн руды – за этот же период времени утвердили новый запас на 350 тысяч тонн. Сейчас такое соотношение составляет… меньше 10%. В феврале на итоговой коллегии Министерства индустрии и новых технологий (МИНТ) глава ведомства Асет ИСЕКЕШЕВ констатировал: "Прирост запасов по приоритетным видам полезных ископаемых за 2010–2013 годы составил 30%". Это недотягивает даже до скромного показателя 50%, заявленного в госпрограмме развития минерально-сырьевой базы до 2014 года.

– Из года в год уменьшается количество открываемых месторождений, – признался зампредседателя правления НК "КазМунайГаз" Курмангазы ИСКАЗИЕВ. – Без государственной поддержки закрываются геологические, геофизические научно-исследовательские организации.

В целом по республике железной руды, по оценкам экспертов, хватит на 20–25 лет, марганцевых руд – на 15 лет. Из-за отсутствия геологоразведки не выявлено новых месторождений магния, тантала, ниобия, алмазов, олова, вольфрама, никеля… В Южном Казахстане и Кызылординской области, несмотря на значительные запасы подземных вод, буквально катастрофическая нужда в питьевой воде. В ВКО, по данным межрегионального департамента геологии и недропользования, запасов на рудниках "Казцинка" и "Казахмыса" хватит максимум на 15–20 лет. Новых крупных залежей не выявлено. При этом любому геологу известно: даже на выявленном месторождении оценка и проектирование занимают 10–15 лет, нужно пробурить не меньше 10–12 тысяч метров пробных скважин. Другими словами, Казахстан на пороге экономического абсурда: богатейшие недра есть, а сырьевой безопасности нет.

В такой ситуации недропользователи действуют по принципу "спасение утопающих – дело рук самих утопающих". В прошлом году сумма инвестиций частных компаний в геологоразведку превысила 120 миллиардов тенге. Для сравнения: бюджет на эти цели выделил около 500 миллионов – в 240 раз меньше! Что называется, почувствуйте разницу. Хотя в 2012 году вице-министр индустрии и новых технологий РК Нурлан САУРАНБАЕВ публично заявил в ходе горнопромышленного форума "МАЙНЕКС Центральная Азия": государство будет ежегодно выделять 60 миллиардов тенге на региональные геологоразведочные работы. Что помешало выполнить эти обещания?

Общемировая практика гласит: поиск, оценку и определение запасов ведет государство! Инвестору передают, как правило, полностью изученный объект. Однако в феврале тот же вице-министр Сауранбаев сообщил: ведомство заключило с Rio Tinto меморандум о вложении в геологоразведку в Карагандинской области 15 миллиардов тенге. На такую же сумму на Рудном Алтае подписалось ТОО "Казцинк". Меморандумы торжественно оформили и преподнесли как достижение государства. Но если откинуть словесные фантики, это не что иное, как банальная раскрутка частных инвесторов на деньги. Но в таком случае для чего чиновники занимают министерские кресла? "На хрена они там сидят?", – как говаривал наш Президент!        

Беда, коль сапоги начнет тачать пирожник...

В 2010 году в республике была принята программа форсированного индустриально-инновационного развития (ФИИР) – своего рода билет в клуб стран с развитой экономикой. Под нее разработали программы развития минерально-сырьевого комплекса по 2019 год. Только в ближайшие пять лет в поиск и разведку месторождений планируется направить 160 миллиардов тенге. Казалось бы, геологи должны радоваться. Однако профессионалы забили тревогу: вместе с большими деньгами в стратегическую сферу пришли коррупционные схемы.

Например, в 2010 году в Комитете геологии неожиданно десантировались специалисты из бывших судей, юристов. С их подачи в специфическую отрасль протащили чужеродную строительную норму разделения работ на проектирование и исполнение. Но строительство и геология, как говорят в Одессе, это две большие разницы. Строительные проекты предполагают возведение новых зданий и конструкций. Проектирование разведки недр – это исследование уже имеющихся природных пластов, причем специфичных для каждой отдельной местности. Недра на юге Казахстана отличаются по составу и строению от недр на западе, а разнообразие минералов, характерное для востока, не встретишь на севере. Если за исполнение проекта возьмется некто далекий от геологии, на результате можно ставить крест. По этой причине правило геологоразведки "кто проектирует, тот и выполняет работы" закреплено в законе о недропользовании.

Тем не менее по запросу теперь уже бывших специалистов Комитета геологии Генпрокуратура выдала представление о незаконности данной нормы. Мол, нарушает Закон "О госзакупках". В конечном счете команде юристов, ничего не смыслящей в геологии, пришлось уйти из ведомства. Но вред, нанесенный ими отрасли, еще долго будет аукаться.

Показательным оказался конкурс по госзакупкам 2011 года. Едва конкурсная документация появилась на сайте, ведущим геологическим предприятиям пошли странные письма, звонки, визиты. Некие ТОО, о которых никто раньше не слышал, с уверенностью заявляли: мы выиграем конкурс, у нас "крыша", соглашайтесь сделать нам работу за 70 процентов от стоимости. В ходе самого конкурса странные фирмы, у которых ни базы, ни опыта, ни допуска к секретным работам, ни специалистов, набрали баллов больше, чем именитые предприятия. Например, одно ТОО с регистрацией в Экибастузе и штатом из двух сотрудников подало заявку на 42 лота – бурение более 300 скважин одновременно (!) по всей республике. Плюс еще пожелало заняться разведкой твердых полезных ископаемых, колонковым бурением… Республиканская ассоциация производственных геологических предприятий открыто заявила: это попытка хищения бюджетных средств! В итоге почти 12 миллиардов тенге остались неосвоенными, около 300 сел не получили чистую воду. И никто за это не ответил!

В 2012 году сюрпризы продолжились. Тендер на гидрогеологические работы, которые всегда проходил в феврале – марте, состоялся только в конце июля. На весь годовой объем работ отводилось три месяца! Часть добросовестных фирм отказались участвовать в таком конкурсе. Остальных лихорадило – бурение вели в экстремальных условиях. Масла в огонь подлил неожиданный иск финконтроля с требованием вернуть в бюджет больше 5 миллиардов тенге. Основание – жалоба некоего ТОО на необоснованное отклонение его заявки. При этом, по характеристике Комитета геологии, у данной организации, подавшей заявку по 10 лотам на поисково-разведочные работы в 180 селах, не было ни базы, ни специалистов. Для чего она участвовала в дорогостоящем тендере? Геологическая ассоциация открыто предположила: с целью получить доступ к бюджетным миллионам.

Доходный бизнес

В 2011 году в республике создали национальную компанию "Казгеология". Специалисты надеялись: в стране наконец возьмутся за фундаментальную геологическую науку. Однако новая структура ограничилась набором "белых воротничков". Ни базы, ни техники, ни лабораторного оборудования, то есть ничего для реальных геологических работ в ней не создали. Зато заявили о намерении осваивать по 50–60 миллиардов тенге – то есть все госсредства, которые планируется выделять на геологоразведку. Как? В "консорциуме" с частными предприятиями. Проще говоря, качать деньги, выполняя работы руками региональных геологоразведочных предприятий на условиях субподряда. Согласитесь, незамысловато, но доходно.

В начале марта курирующий геологическую отрасль вице-министр провел в Астане пресс-конференцию. Чиновник жаловался на недостаточную динамику инвестиций в геологоразведку, отсутствие геологической инфраструктуры, спад науки, низкий уровень подготовки специалистов… Что заставило руководителя публично плакаться СМИ? Попытка хоть как-то оправдать бездействие "Казгеологии"? Кто мешал расшить "узкие" места, – ведь не первый же год глава государства требует от МИНТ обратить внимание на отечественную геологию?!

Выйти из комы

Необходимость серьезных инвестиций в отечественную геологию на сегодня очевидна. Республика нуждается в приросте реальных рудных запасов. В Послании Президента "Казахстанский путь-2050" говорится: "Важно наращивать разработку редкоземельных металлов, учитывая их значимость для наукоемких отраслей – электроники, лазерной техники, коммуникационного и медицинского оборудования. Казахстан должен выйти на мировой рынок в области геологоразведки".

На деле это программное заявление должно, как минимум, повлечь создание самостоятельной геологической отрасли с грамотными опытными профессионалами у руля. Не юристами или финансистами, а теми, кто не понаслышке знаком с полевыми работами, исследованиями, анализом. Кто понимает проблемы и задачи отрасли, приоритеты, профессиональные тонкости, знает геологию регионов.

– Государство должно иметь экономический эффект от вложенных денег, – убеждены в Республиканской ассоциации геологических предприятий.

Год назад на одном из заседаний Парламента мажилисмен Галина БАЙМАХАНОВА в выступлении с депутатским запросом заявила: "Казахстан может обречь себя на полную зависимость от иностранных консультантов и геологических служб, так как в настоящее время отечественная геология буквально находится в коме".

К этому можно добавить только одно: отечественная геология останется в коме до тех пор, пока ею будут рулить с помощью коррупционных схем, беззакония и непрофессионнализма.

Усть-Каменогорск

Загрузка...