Опубликовано: 3120

Во глубине алтайских руд...

Во глубине алтайских руд...

История на кончике пера – так можно определить миссию художника-документалиста Василия ПЕТРОВА, создавшего больше двухсот лет назад серию видов рудников и горняцких поселков Рудного Алтая.Учитель рисования Санкт-Петербургского горного училища, академик императорской Академии художеств, порученец Александра I в чине обер-гиттенфервальтера, или, по воинским меркам, майора… Судьба обладателя этих званий, успешного

петербургского художника Василия Петрова оказалась напрямую связана с Риддером. Он стал первым человеком с этюдником, который с документальными подробностями, детально изобразил алтайские рудники и их окрестности.

– В нашем городе в музее есть копии десяти рисунков Петрова, – рассказал риддерский краевед, писатель Михаил НЕМЦЕВ. – Все датированы летом 1802 года. Оригиналы хранятся в государственном архиве Санкт-Петербурга. На рисунках – Риддерский рудник с разных ракурсов. Точность – фотографическая! Горное производство и рабочий поселок рубежа XVIII–XIX веков прорисованы в деталях. Для историков это клад!

Жизнь художника была короткой: его не стало в 1810 году в возрасте всего 40 лет. Причем последнее десятилетие он жил в Сибири и на Алтае. Именно эти годы, судя по сохранившимся документам, сам художник считал лучшими “для пользы дела”.

Рисунок пунктиром

В сибирском медвежьем углу молодой столичный учитель оказался не по своей воле. Экспедиция была направлена по указу Александра I с целью создания “полного собрания видов казенных горных заводов” с изображением “самой внутренности оных” и “примечаний достойнейших рудников”. Императорский двор желал знать, чем владеет. Кроме того, по мнению краеведа, на Петрова возлагал надежды знаменитый меценат граф Строганов. Он задумал издать собрание “рисунков, планов, карт областей, городов и других достойных предметов в отечестве”.

– В феврале 1802 года видописец прибыл на Алтай, – рассказал Михаил Немцев. – За короткий срок он проделал путь по Убе, Ульбе, Бухтарме, Иртышу. На его рисунках – виды горных заводов с рабочими поселениями, заброшенные шахты, отвалы породы, плавильные печи, водовыливательные машины и деривационные каналы, горные каналы, породы деревьев, люди, костюмы алтайцев… В докладной записке царскому кабинету он писал, что за 45 погожих дней снял с натуры 25 видов. И что мог бы сделать больше, если бы не изменчивая погода, опасные переправы, холод и ветер на вершинах.

В июне 1802 года художник сделал несколько рисунков Риддерского рудника: вид с северо-восточной стороны, с северо-западной, Сокольная сопка и водонапорный канал, отвалы рудника.

– Видны каждый домик, каждая курная банька, каждый сарайчик! – с восхищением отмечает краевед. – Невероятно правдиво отражены горы – со всеми складками, отрогами, трещинами, рощицами. По этой исторической панораме можно путешествовать, сравнивая прошлое с настоящим.

Пособие для механиков

Отдельный интерес на рисунках Петрова представляют инженерные сооружения. На рисунке рудника с северо-запада есть река Быструха и деревянный деривационный канал. Видно, как горная река приводит в работу насосы и оборудование для выдачи на-гора руды.

– Воду направляли по деревянным трубам к установленному под землей колесу диаметром 10 метров, – рассказал Михаил Сергеевич. – Колесо вращалось и приводило в действие насосы, которые откачивали грунтовые воды с нижнего горизонта. До тысячи кубических футов в час! По такому же принципу энергией воды заставляли работать подъемный механизм. В 1935 году горняки подняли из медной штольни ручной деревянный насос-гигант, которым больше ста лет назад выкачивали воду. А в городском музее среди экспонатов есть колесо от тачки,  его нашли в выработках, которые проходили еще при Филиппе Риддере – основателе рудника.

Никогда не жил праздно

В 1806 году за “усердие и познание в ландшафтном художестве” Василий Петров царским указом был удостоен звания академика императорской Академии художеств. К сожалению, важная весть так и не дошла до Сибири. С 1809 года в экспедиции художника начались трудности. В рапорте начальнику Колыванских заводов он, описав темы, над которыми работает (внутренняя отделка заводов и плавильных печей с костюмами мастеров, вид деревни Верх-Бухтарминской), попросил дозволения вернуться в Петербург.

К сожалению, рисунки так и остались незаконченными.

– По письмам Петрова можно понять, что люди, которых приставили к нему для помощи в экспедиции, перестали подчиняться, – рассказал краевед. – Дошло чуть ли не до угроз. Во второй половине 1809 года художнику пришло высочайшее разрешение вернуться в Петербург. Однако спустя несколько месяцев при странных обстоятельствах он покончил с собой.

В архивах Барнаула сохранилось предсмертное письмо художника. “Я никогда не был бродягой и тунеядцем, не жил праздно. Я всегда жил своими трудами и любил сверх выгод свою работу”.

Сегодня часть рисунков мастера хранится в Русском музее и Российском государственном архивном фонде, часть – в частных коллекциях. Историкам еще предстоит по достоинству оценить эти точные, по-военному детальные зарисовки Алтая и Сибири.

Загрузка...