Опубликовано: 10 15648

Внук за деда не отвечает. А Машкевич за Голощекина?

Внук за деда не отвечает. А Машкевич за Голощекина?

Александр Машкевич, один из казахстанских миллиардеров, – родной внук Филиппа Голощекина, виновника казахского голодомора (ашаршылык). Эту давнюю подробность периодически вытаскивают на свет Божий историки и публицисты, пытаясь пощекотать нервы своим читателям. И ведь они явно борются с не расстрелянным в 1941 году большевиком, они целятся в нашего современника, “владельца заводов, газет, пароходов”. Зачем же они

это делают?

Александр Антонович – со всех сторон положительный герой. Его биография – классический пример американской мечты: преподаватель психологии из Киргизии за короткий срок становится одним из богатейших людей Казахстана. У него практически нет недостатков. Он успешен, улыбчив, удачлив – и все это не может не раздражать. То обстоятельство, что он еврей, только усугубляет. Но признаться в этом стыдно. А вот ненавидеть его за то, что он якобы потомок палача и душегуба – даже как-то приятно и правильно.

Не сифилитик, а филателист

Филипп Исаевич Голощекин – на самом деле никакой не Филипп. По разным данным, он Исай (на идише – Шая, или Шай) или Исаак. С отчеством тоже не все понятно – он был то ли Исаевич, то ли Исаакович, то ли Ицкович. Но современные казахские историки уверенно величают его не иначе как Шая Ицкович. Теперь эта версия закреплена почти официально – в книге Сагата Жусипа “Ашаршылық ақиқаты” (на русский можно перевести как “Правда о голодоморе”).

В этой же книге содержатся и сведения о родственных связях Голощекина с Машкевичем. Миллиардер Александр Антонович Машкевич – родной внук по материнской линии Шая Голощекина. Автор книги ссылается на ныне покойного Хамзу Аленовича Мырзахметова, который работал заведующим кафедрой экономики Бишкекского государственного университета – того же, в котором до 1987 года трудился г-н Машкевич.

Каких-либо внятных доказательств столь компрометирующего происхождения в книге не приводится. Можно, наверное, исходить из внешнего физиономического сходства, но с тем же успехом можно найти пяток современников, которые еще больше похожи на Голощекина, а также на Троцкого, Рыкова, Бухарина и Луначарского.

Наверное, косвенным доказательством служит тот факт, что Шая Голощекин был родом из Витебской губернии, а мать Александра Машкевича – из Витебска. Но также известно, что жена Голощекина Берта Перельман умерла в 1918 году, а родители Александра Антоновича познакомились в Киргизии в 1941 году, куда их сослала Советская власть. То есть Шая за дочь не вступился, и она создала семью, когда ей было уже как минимум 24 года.

В своей книге Сагат Жусип приводит и еще один факт об ужасном Голощекине: он был гомосексуалистом. Как это сочетается с наличием у него потомков, не слишком понятно. Но ведь важно показать, насколько омерзительный был человек.

То есть только того факта, что из-за придуманной им политики конфискации скота в казахской степи начался голод, который унес жизни не менее 2,5 миллиона человек, недостаточно. Надо еще доказать, что он сам по себе выродок.

Между тем, наверное, давно пора бы сосредоточиться на его реальной вине, за которую он должен быть предан трибуналу, несмотря на прошедшее время. Он должен быть постфактум осужден за фактический геноцид казахского народа, в результате которого казахи едва не исчезли с лица земли, едва не потеряли свой язык, свою культуру. Но для такого суда нужна кропотливая работа в архивах, привлечение правоведов, настойчивость, в конце концов, а не собирание жареных фактов.

Эти факты и утверждения по отдельности служат поставленной цели – выставить Голощекина чудовищем, но все вместе, наоборот, мешают ее достичь. И вспоминается анекдот про Абрама, который, услышав, как его жена рассказывает о нем соседке, в очередной раз поправляет ее: “Сарочка, ну сколько раз можно говорить: я не сифилитик, я филателист”.

Бьют не по паспорту, а по морде

В отличие от своего якобы предка Александр Машкевич работал не против казахов, а на них. Себя он, конечно, тоже не забывал, но для Казахстана сделал немало.

Многие предъявляют ему не слишком честную приватизацию целого ряда горнодобывающих предприятий. Но это был период первоначального накопления капитала, так было во всех странах. И каждый играл по тем правилам, которые были в тот момент установлены. Вопрос в другом. Кто из “хапнувших” в то время продолжает успешно вести бизнес в Казахстане? Многие ведь перепродали активы и уехали, другие довели до ручки и сбежали, третьи выкачали все, что было можно, и смылись. А Машкевич со своими деловыми партнерами все эти годы строил, развивал, внедрял новые технологии, заботился о моногородах, которые ему достались “в нагрузку”. ССГПО, хромовая промышленность, алюминиевый завод, угольные разрезы – все это существует на нашей земле, там работают наши люди, эти предприятия платят налоги в наш бюджет. Разве это плохо?

При этом Александр Машкевич активно занимался наведением мостов с внешним миром. Именно благодаря ему Казахстан – мусульманская страна, которая дружит с арабскими государствами, поддерживает прекрасные отношения с Израилем. Машкевич привозил сюда целые еврейские делегации. Машкевич активно занимается наведением мостов между религиями, не устает повторять, что у иудаизма и ислама нет противоречий. И в качестве примера того, как могут разные народы жить в мире и согласии, неустанно приводит Казахстан. Это Машкевич обеспечивает присутствие еврейских делегатов на Съездах мира и согласия, начиная с самого первого, на котором израильтяне и палестинцы впервые за долгие годы сели за один стол.

Александр Машкевич благодаря своим еврейским связям организовал Казахстану прямой выход на реальных правителей Соединенных Штатов Америки – еврейских финансистов и банкиров. По сути, пока у нас есть Машкевич, нам не слишком важно, какого американцы изберут президента – у нас есть лояльность денежных мешков и воротил с Уолл-стрит.

Машкевич, по сути, – чрезвычайный и полномочный посол Казахстана в еврейском мире. Он ездит по разным странам и везде говорит, что в Казахстане нет антисемитизма, что евреи в Казахстане, хоть их и мало, живут вольготно, их никто не притесняет. Кажется, он убедил всех, кроме – досадное исключение! – Саши Барона Коэна. Во всяком случае, именно этот еврейский актер создал на экране отрицательный образ, который надолго приклеился к нашей стране, – образ казахского журналиста Бората.

Кажется, нет на Земле гражданина Израиля, более преданного Казахстану, чем Александр Машкевич! Что бы ни происходило в Казахстане – повышение налогов, понижение налогов, девальвация, задержка девальвации, назначение лояльного премьера, снятие лояльного премьера, введение льгот, упразднение льгот – он не устает благодарить Президента, правительство и весь народ Казахстана.

Как настоящий иудей, Александр Антонович воспринимает все происходящее с благодарностью и даже трудностям радуется сильнее, ибо они закаляют, ибо трудности в принципе помогли его народу выжить и стать конкурентоспособным.

Я не знаю, есть ли у него казахстанский паспорт – если следовать закону, наверное, нет. Но никто у него паспорта и не спрашивает: и в пору уважения, и в пору порицания на это обстоятельство никто не будет обращать внимания. Как в известном анекдоте, когда Сара говорит Мойше, что, мол, в городе евреев бьют, а он заявляет, что по паспорту он русский, Сара произносит сакраментальную фразу: “Бьют-то не по паспорту, а по морде!”.

Во всем виноваты велосипедисты

Мне кажется, не имеет никакого значения, действительно ли Александр Антонович приходится внуком Голощекину или нет. Он что, должен отвечать за своего деда? Он родился через 12 с половиной лет после того, как Голощекина расстреляли!

В конце концов, даже если господин Машкевич и впрямь является потомком Голощекина, какое это имеет значение? Учитывая, как много для Казахстана сделал Александр Антонович, упрекать его в том, что в его жилах течет кровь палача-дегенерата, не просто глупо, но даже недостойно. Вопиющая неблагодарность получается.

Думаю, это отлично понимают и те, кто вновь и вновь муссирует эту тему на бумажных и веб-страницах.

Какова же в таком случае истинная цель этих отравленных ядом подозрения стрел?

Машкевич так прочно укоренился в Казахстане, что его уже не выкорчевать. Его не выгнал ни экономический кризис конца 1990-х, ни кризис 2007-го. Его не заставил уйти из Казахстана скандал, который заставил ENRC уйти с Лондонский биржи и стать ERG. Он не уйдет и сейчас, как бы низко не упали цены на хром и алюминий.

Единственное, что может заставить его уйти из Казахстана, – антисемитизм. Которого, как он уверяет в своих публичных выступлениях, в нашей стране нет.

Есть такой шуточный тест. Говоришь человеку: “Во всем виноваты евреи и велосипедисты”, и если он спрашивает: “А велосипедисты тут при чем?” – это значит, что он антисемит, ибо вина евреев не вызывает у него никаких вопросов.

Проведение параллели между Голощекиным с акцентированием внимания на его еврействе, имени и отчестве и Машкевичем – это дорожка, ведущая в чащу антисемитизма. Не просто большевик устроил Великий джут, а еврей! Не просто еврей владеет огромной частью казахстанской экономики, а еврей – потомок того самого, виновного в голодоморе. А ну как взыграет в нем кровь, и он начнет устраивать голодомор на своих градообразующих предприятиях?! Это ж несколько сотен тысяч человек! А от него всего можно ожидать – он ведь еврей, внук того самого еврея!

Примерно так выстраивается простейшая цепочка рассуждений в общественном мнении, куда вбрасываются подобные тезисы. И если внедрить эту мысль в головы не всего народа – нет! – но небольшой части его, а главное, в головы патриотично настроенных представителей нарождающейся политической элиты, антисемитизм расцветет пышным цветом. А это для Машкевича, как казахстанского бизнесмена, смерть.

На просторах Интернета легко найти видеозапись его интервью на борту какого-то катера на фоне волн. Ему задают вопрос о том, что якобы евреи повсюду на руководящих позициях. А он говорит дословно следующее:

– Все зависит от способностей человека. Если он при объективных равных обстоятельствах сумел добиться этого, если он – самый эффективный, самый грамотный, самый эрудированный, самый работоспособный, ну чем же это плохо-то? И какая разница – он эскимос или еврей, или бразилец, или гаитянин? Какая разница?

Вы думаете, это он о каком-то умозрительном человеке говорил? Он говорил о себе! И поэтому, как только он увидит, что определяющее значение имеет национальность, если она важнее способностей, эффективности и эрудиции, он предпочтет убраться из этой страны подобру-поздорову.

И, кстати, не только он один.

Алматы

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ