Опубликовано: 1171

Вне зоны доступа

Вне зоны доступа

Алматы для них – город вне зоны доступа. Здесь невозможно купить в многочисленных супермаркетах продукты, попасть в районный акимат, сходить на прием к врачу, посмотреть фильм в кинотеатре, посидеть за чашечкой кофе в кафе. Таким наш город становится, если посмотреть на него из инвалидной коляски.

Мы решили прогуляться по Алматы с инвалидом-колясочником и попытаться попасть в любое приглянувшееся нам заведение. Нашим гидом стала заместитель председателя ассоциации женщин-инвалидов “Шырак” Алима Бейсенбаева. Удивительная женщина, которая, несмотря на все тяготы жизни (инвалидом I группы она стала в результате автокатастрофы), не потеряла оптимизма и чувства юмора.

В больницу – не попасть

Наш эксперимент мы начали с Центральной городской клинической больницы и находящейся в ее здании поликлиники №12. Если уж власти никак не хотят воспринимать инвалидов-колясочников как социальную единицу – полноценного гражданина, а видят в нем только очень больного человека, то, значит, должны быть созданы условия для посещения медицинских учреждений. Вроде бы рассуждения наши логичны, но простая человеческая логика сильно отличается от логики чиновников.

Проблемы начались уже на подходе к больнице. На парковке – яблоку негде упасть, машины стоят впритык, инвалидная коляска между ними просто не помещается. Нет тротуара со специальными съездами, чтобы на них мог подняться инвалид-колясочник, поэтому приходится лавировать между проезжающими автомобилями.

Подъезжаем к центральному входу в больницу. Ступеньки, ступеньки, ступеньки, и пандус с правой стороны.

– Вот это сооружение наши чиновники называют пандусом, – указывает Алима Абдуллаевна на наклонное сооружение, отделанное плиткой. – Ширина нормальная, коляска пройдет, но высота... Да ни один инвалид не сможет подняться по нему, даже пытаться не стоит!

Действительно, наклон пандуса – около 45 градусов, на таких горках экстремалы на лыжах катаются. Мы попробовали помочь Алиме Бейсенбаевой въехать по нему, но поняли, что и с посторонней помощью подниматься по такому пандусу очень опасно, можно перевернуть инвалидную коляску вместе с человеком.

– Тогда уже не только с ногами проблемы будут, но и с головой – от ушиба. Придется давать мне двойную инвалидность, – пошутила Алима, но какой-то горькой показалась нам ее шутка.

Может быть, в больницу можно попасть через приемный покой? Может, еще где-то есть вход без ступенек? Проверять мы не стали, поскольку обойти огромное здание инвалиду-колясочнику физически тяжело.

Безжалостное здравоохранение

Второй пункт нашего похода – управление здравоохранения Алматы. Здесь сидят главные врачи города, которым проблемы инвалидов не должны быть чужды. Но не тут-то было. К зданию мы даже подойти не смогли. К крыльцу ведут две аллейки. С одной стороны аллейка начинается с двух ступенек – и никакого намека на пологий спуск, с другой стороны дорожка начинается с небольшого бордюра.

– Давайте мы поднимем коляску на бордюр, тогда вы сможете подойти к зданию, – предлагаю я Алиме Абдуллаевне.

– А какой в этом смысл?! Вы посмотрите на крыльцо. Вообще нет никакого пандуса, а за дверью видно несколько крутых ступенек. Мы никогда не сможем туда попасть.

Если инвалид-колясочник не может попасть в здание, то нам-то ничего не мешает. Мы решили пригласить начальника управления и предложить ему на инвалидной коляске въехать в здание. Но, по словам секретаря, никого из руководства на месте не оказалось.

– Сейчас внизу женщина, инвалид-колясочник, пытается попасть в ваше здание. Каким образом она может это сделать? – задали вопрос секретарю.

– Не знаю. У нас таких проблем не было, к нам никто из инвалидов не ходит, – ответила секретарь, немного замявшись.

– Если они к вам не ходят, это не значит, что они не хотят к вам прийти. У них просто возможности нет, – говорю я.

На этом разговор и закончился, хотя вопрос наш остался. Может, начальник управления здравоохранения Еркин Дурумбетов все-таки найдет время и ответит Алиме и многим другим инвалидам-колясочникам, как им попасть к нему на прием в кабинет, который находится на втором этаже, если они даже к зданию приблизиться не могут.

Алима Бейсенбаева:– Как-то тогда еще департамент здравоохранения организовывал у себя “круглый стол” с участием инвалидов. В здание-то мы еще кое-как поднялись, но выяснилось, что зал находится на втором этаже. Мы, конечно, возмутились, предложили перенести мероприятие на первый этаж, но руководство департамента нас не послушало. А ведь здоровым врачам ничего не стоило спуститься к нам на первый этаж…

Театр – не для них

Раз инвалиду недоступны лечение и обучение, то, может, ему доступны зрелища? С этим вопросом мы отправились к драматическому театру им. М. Ауэзова. От парковки до центрального входа ведет удобная асфальтированная дорога, никаких бордюров, что нас очень обрадовало. Уже из-за угла здания видны поручни.

– Видимо, пандус установили, – обрадовалась Алима Абдуллаевна.

Лучше бы вообще не устанавливали, подумали мы, подойдя ближе. Прямо на ступеньки положено металлическое полотно, по бокам – поручни. Но подняться по нему на инвалидной коляске невозможно. Поручни слишком высокие, а градус наклона пандуса не соответствует стандартам. Алима по нашей просьбе попыталась заехать, продвинулась всего на 10 сантиметров и едва не перевернулась. А потом выяснилось, что на установку этого пандуса были потрачены огромные средства…

Алима Бейсенбаева:

– Практически ни в один театр мы попасть не можем. Возможно, в советское время и строили здания, не приспособленные для инвалидов, но ведь все здания ведущих театров недавно были отремонтированы. Так почему же они так и остались для нас неприступной крепостью?

Недоступная Фемида

Еще одно здание, которое мы решили посетить, – Бостандыкский районный суд №2. В нашем первоначальном плане его не было. Но, проезжая мимо, мы не могли не обратить внимание на пандус – уж очень он оригинальной конструкции. От тротуара дверь в суд отделяют всего две ступени. Прямо на ступенях налеплены из бетона и отделаны плиткой две параллельные полоски, видимо, для колес инвалидной коляски, поручней нет, да и наклон практически вертикальный.

Подходим к дверям, фотокорреспондент начинает выстраивать кадр, Алима Абдуллаевна комментирует все недостатки данного сооружения – ведь даже пандусом это назвать нельзя. В этот момент из здания выскочил охранник.

– Вы что тут фотографируете! Вам вообще кто разрешил?! – накинулся он.

Пришлось объяснять, что суд – не режимный объект, фотографировать его не запрещено и что человеку, инвалиду-колясочнику, необходимо попасть внутрь здания, и что мы думаем, как это сделать.

– Я сейчас дверь шире открою, и никаких проблем, – заявил охранник.

– Даже если вы откроете дверь, я не смогу подняться по этому пандусу, потому что можно перевернуться, – пояснила Алима Бейсенбаева.

– Тогда сейчас кого-нибудь позову, и занесем вас внутрь, – выкрутился охранник.

– Я не мешок картошки, чтобы меня таскать, я хочу сама войти в это здание! – парировала наша спутница.

Алима Бейсенбаева:

– Очень сложно общаться с представителями силовых структур. Например, в городском управлении дорожной полиции есть парковка для машин с ручным управлением, но она всегда занята автомобилями с крутыми номерами. Мне безразлично, чья это машина – начальника или простого офицера. Главное – доступ. Один раз меня остановил гаишник и потребовал, чтобы я вышла из машины, хотя у меня есть знак – автомобиль с ручным управлением. Когда начала объяснять, что не могу выйти, он заявил, что, может, это вообще не моя машина, а я вовсе не инвалид.

Почему чиновники ставят нас в такую ситуацию?

Напоследок мы решили заглянуть в новые торговые и развлекательные центры. Честно говоря, удивились. В принципе инвалид-колясочник может попасть в них без посторонней помощи. В одном из них, по словам Алимы Абдуллаевны, даже в кинотеатр можно сходить. На парковке предусмотрены специальные места для машин с ручным управлением, только вот заняты они обычно дорогими машинами, водители которых даже “не замечают” знаков.

В другом торговом центре внутри помещения сделаны удобные лифты, правда, в само здание без посторонней помощи попасть очень сложно. Есть широкий спуск, но очень наклон большой. И тут до меня дошло: все эти лифты и пандусы рассчитывались не на инвалидов, а на обеспеченных горожан, выходящих к своим машинам с тележками, нагруженными доверху продуктами. Вот такая странная забота получается.

– Я чувствую себя полноценным человеком, работаю, веду активный образ жизни, но после таких походов по городу порой руки опускаются. Почему чиновники ставят нас в такую ситуацию?! – этот вопрос Алимы Бейсенбаевой мы адресуем всем государственным структурам Алматы.

Ведь то, что мы увидели, прогулявшись по городу, – почти вертикальные, покрытые цельной гранитной плитой пандусы, лишенные поручней, – это, скорее, оборонительные сооружения, чтобы такие люди не попали в эти учреждения.

Анна ПАВЛОВА, Иван БЕСЕДИН (фото)

Загрузка...