Опубликовано: 2005

Виртуальные бои. Сводки с полей

Виртуальные бои. Сводки с полей

Социальные сети превратились в поле боя, ожесточенные сражения идут на фронтах политических, экономических и социальных. Токалки против байбише, ватники против националистов и укропов, пролетарии  против капиталистов и мажориков – перечислять можно долго. Но кто за всем этим стоит?

Сражения за умы людей

Как хвост крутит собакой, так и социальные сети тихо, но верно манипулируют нашим сознанием. И понятно, что делается это не просто так.

– Сети стали площадками, где концентрируются негативные моменты, и здесь давно уже идут бои. Отсидеться в кустах вряд ли получится при таком информационном напоре. В нашей стране должны быть сильные, весовые игроки, которые могут не просто давать отпор любителям войны, а самим вести за собой наших людей, – считает президент Интернет-ассоциации Казахстана Шавкат САБИРОВ.

– Я помню еще тот девственный “Фейсбук”, где люди делились впечатлениями о жизни, любви, постили своих котиков и еду, тогда мне, как политику, было скучно. А сейчас грустно, так как в социальную сеть пришли политики, политологи и повернули все в сторону серьезных дискуссий и жестоких сражений за мнение людей, – говорит политолог, президент Казахстанского альянса блогеров Галым БАЙТУК. – Многие кухонные вольнодумцы, которые за бутылочкой чая могли рассуждать, что Обама плохой, Путин – тоже, сейчас выливают все свои мысли в социальные сети. Здесь все еще доля безнаказанности, за всеми не проследишь, всех не накажешь. А можно вообще создать фейк и говорить все что угодно. Есть и те, которые за определенную плату нагнетают ситуацию в Сети.

Тот же “Фейсбук” долгое время был некоей паровыпускающей машиной, но у нас пока дремлющие социальные сети. Но нельзя их недооценивать. Эти самые социальные сети подняли людей на Уолл-стрит, поднимают акции протеста в Европе. Что у нас? Наши люди уже начали разбиваться на группы, причем многие состоят в закрытых сообществах, где обсуждают серьезные и некорректные темы. Сегодня люди подали в суд на Тайчибекова, который вел пропаганду в Сети, вчера они собрались на суде у Жумалиева. Народ уже выходит из виртуального мира в реальность. В социальных сетях сейчас в Казахстане сидят 2–3 миллиона человек. И разные группы начали сводить счеты, используя мнение людей. И это будет большая глупость, если государство не будет следить, что происходит сегодня в том же “Фейсбуке”.

Самый большой накал страстей идет вокруг политических, экономических и социальных тем. Мы решили посмотреть вместе с экспертами, кто же с кем воюет и для чего?

Ватники и националисты

Ожесточенная борьба мнений идет на политические темы. И самый пожароопасный вопрос – борьба идеологий и наций.

– Эти битвы происходят уже последние полтора-два года. Идет то всплеск, то утихают споры. Раньше казахстанская аудитория была не сильно политизирована, сейчас же у нас каждый – политик, достаточно какого-нибудь совсем маленького крючочка, чтобы зацепить аудиторию за больное и вызвать шквал обсуждений в Сети, – говорит Шавкат Сабиров. – При этом оба дискутирующих не слышат друг друга, начинаются оскорбления, навешиваются ярлыки, кого-то обзовут ватником, другого – националистом. Оскорбления в Сети становятся нормой, и это ужасно. У меня это вызывает только неприязнь. Политизированные сражения в Сети очень опасны, ведь народ читает, и это формирует мнение.

Свое мнение на эту тему выразил и Галым Байтук:

– Ватниками стали называть тех, кто требует возврата в некий Советский Союз и не особо дорожит независимостью страны. Укропами называют сторонников украинской стороны. Появились и националисты, при этом как нормальные, так и неадекватные персоны.

Социальные сети завалены постами всех этих представителей. А ведь в крупных городах той же России, кроме Москвы и Питера, практически не обсуждалась эта тема. У них не болит голова, люди работают. У нас же получилось, что украинский конфликт перекинулся в Казнет, и мы стали активно дискутировать. Это показало всю нашу несплоченность и несистемность нашего мышления, в голове у людей сумбур, нет ни идеологии, ни видения настоящего и будущего. Наши националисты подхватили знамя и начали проецировать это на наши реальности. Но мы же не кипятились насчет Ливии, Сирии… Понятно, что обычная учительница с зарплатой в 50 тысяч тенге наивно может поверить любому, кто ей скажет чем-то. Будь то Украина или ДАИШ (арабский вариант аббревиатуры ИГИЛ – "Исламское государство Ирака и Леванта").

Кому это выгодно? Понятно, что проблемы внешние затуманивают проблемы внутренние. Нашим идеологам спокойнее, когда мы говорим об Украине, нежели о кризисе в стране. Но ситуация  сейчас меняется. Тема себя уже исчерпывает, люди стали понимать, что бороться за чужие идеи – глупо.

“Усеновщина”, или Бойкот мажорикам

Другой фронт ожесточенных сражений мнений касается социальных тем. И самая острая – обсуждение вопиющих поступков богатеньких детишек. С одной стороны баррикад – сторонники главных героев обсуждений, с другой – люди, которых уже просто коробит от выкрутасов мажориков.

– Народ очень остро реагировал на социальные конфликты в Сети. “Усеновщина”, “жумалиевщина”, павлодарское дело, – говорит Галым Байтук. – Это большой плюс и победа соцсетей. Люди наконец-таки стали обращать внимание на проблемы внутри страны. В результате мы потихоньку приходим к тому, что социальные сети становятся кнутом для подобных мажориков, на которых невозможно повлиять другими способами, ведь в их руках и большие деньги, и власть. При этом я заметил, что мажориков, которые творят беспредел на папины деньги, осуждают и нормальные бизнесмены. Под моими довольно жесткими постами ставили лайки очень серьезные авторитетные люди бизнеса. Я считаю, что это хороший показатель. И такие битвы “воспитательного” характера нужны.

Битва за курс

После девальвации народ стал активно обсуждать экономическую ситуацию в стране. И тут мнения тоже разделились. Тысячи постов, взаимные обвинения – Сети буквально взорвались после падения тенге.

– Теперь люди в социальных сетях поделились на несколько лагерей, так называемых “капиталистов” и “пролетариев”. А также на тех, кто считает, что курс доллара должен быть выше, и тех, кто хочет прежней позиции для тенге. Одни считают, что курс нужно контролировать, как это было, другие   за свободное плавание, – говорит Галым Байтук.

Разделились и мнения экспертов, началось противостояние в Сети. Кто-то поддерживает экономиста Олжаса Худайбергенова, кто-то нападает на него, сыплет обвинениями.

– До этого некоторым было выгодно, что казахстанцы не понимают в экономике. Ведь так лучше делать свои мутные делишки тем, кто обладает властью и деньгами, – считает Галым Байтук. – Сейчас же ситуация меняется. Люди стали более подкованными именно благодаря социальным сетям. Соцсети становятся ликбезом во многих вопросах политики и экономики, и это приносит определенную пользу.

Разборки “без трусиков”

Есть в социальных сетях скандальные личности, на страничках которых ведутся ожесточенные бои. Одна из таких героинь – Айгуль Утепова. Она подняла на флаг борьбы с общественным мнением свои собственные трусики, может запросто обматерить, рассказать, что плюнула в лицо человеку, и все это, как выяснилось, делается не просто так, а ради великих целей! Мы поговорили с эпатажной звездой социальных сетей.

– На самом деле у меня сверхзадача изменить сознание людей. Нас в Казахстане немного, но сознание людей меняется с трудом, и делать это прямолинейно невозможно. Если я буду писать серьезные статьи, призывать к морали, то это все не даст должного эффекта. Я по второй специальности педагог и немного знакома с методикой преподавания предметов и психологией. И как нужно доносить свои мысли, чтобы человек начал думать, чтобы лед тронулся. Поэтому я действую по-другому. Сознательно эпатирую, тем самым привлекая внимание к той или иной проблеме. Наши люди – как дети, из чувства противоречия норовят делать все наоборот. Это тоже я учитываю. У меня есть список тем, которые просто переворачивают общество. Одна из них – отношение к женщинам, оно сексистское. Как это изменить? Я написала: “пришла на работу без трусиков”. И что тут началось! Люди стали в комментариях выдавать свои страхи, комплексы, зажимы. Никому не пришло в голову, что я, может быть, пришла на работу в юбке в пол или в брюках, или то, что я фрилансер и работаю дома. Я разместила фото после ванны: плечи, волосы, лицо без макияжа, и люди стали выражать свою злобу. Больше всего они боятся не оголенных плеч и рук, они это видят каждый день. Они  на самом деле пугаются естественности и открытости. Был у меня такой пост, когда я написала: “В пятницу у меня будет секс, меня будут т…ть, ох как редко это бывает…”.  Что началось… Все делали перепосты, читали мораль, стали угрожать мне в личку. Эмоции били через край. Я поняла, какие у нас несчастные люди. На своей странице пишу и серьезные посты, но они не поднимают такой ажиотаж, как стеб и треш. То, с какой интенсивностью люди реагируют на тот или иной пост и по каким мнениям разделяются, – хороший материал для социологического исследования. Был у меня пост, где я рассказывала, что плюнула в свою соседку. Объяснила, что она меня довела, но люди лишь увидели, что это бабушка и я в нее плюнула. У них такой стереотип – в бабушек нельзя плевать. А я думаю, можно. При определенных обстоятельствах. А вдруг она вам автоматом угрожает? И такими штампами и стереотипами люди окутаны. “Фейсбук” превратился в поле боя, потому что зачастую только здесь люди могут выразить свое мнение. Чем больше будет войн в Интернете, тем меньше их будет в реальности, я так думаю.

Алматы

Загрузка...