Опубликовано: 2071

Виновных будем искать?

Виновных будем искать?

Дело о жестоком избиении заключенного сотрудниками Кушмурунской колонии возвращено судом на доследование. На обратном пути к следствию оно обросло странными, но говорящими подробностями.

“Успокоили” до… заражения крови

Напомним, 22-летний Канат Мухамбеткалиев прибыл в колонию 28 сентября 2010 года. А 6 октября он умер в районной больнице от сепсиса. По версии сотрудников колонии, он оказал неповиновение, к нему были применены спецсредства. Иначе говоря, он был избит и брошен в штрафной изолятор. Сорок ударов по пояснице и ягодицам привели к заражению крови. Медицинской помощи заключенный не получил. В больницу его отправили, когда стало ясно, что он на грани смерти.

На скамье подсудимых сидели четверо. Дежурный помощник начальника колонии Батыржан Абишев, начальник наряда контролерской службы Габит Байтишкин, старший оперуполномоченный Николай Федорович, участвовавшие в избиении, и замначальника колонии по лечебно-профилактической работе Роза Галяутдинова.

Впору содрогнуться

На процессе подсудимые отказались от своих прежних показаний. Они сказали, что приказ об избиении дал лично начальник колонии Нагашибай Токжанов. Били парня не они, а оперативники. Абишев заявил, что даже ходил к начальнику колонии, чтобы прекратить избиение, но тот подтвердил приказ. А когда заключенный умер, попросил взять все на себя. Дескать, вам ничего не будет. Когда следствие было в разгаре, он ушел на пенсию...

Общественность содрогнулась, узнав о тонкостях работы нашей пенитенциарной системы. Экспертиза показала, что суточные ведомости того дня, когда забили заключенного, оказались липовыми. Подписи сотрудников, оказавшихся на скамье подсудимых, – фальшивыми. Сторона пострадавших и сторона подсудимых дружно подали ходатайство о возвращении дела на дополнительное расследование

– В ходе предварительного следствия были упущения, – говорит заместитель начальника Костанайского филиала Казахстанского международного бюро по правам человека Анастасия МИЛЛЕР. – Даже прокурор в процессе судебного слушания на вопрос, почему другие версии не отрабатывались, ответил: “А зачем, если подсудимые и так свою вину признали?”.

Отделить овец от козлищ

Есть нечто, мешающее воспринимать кушмурунское дело как некую частность или последствия действий немногочисленных оборотней в погонях. Так, буквально за год до происшедшего реальный срок получил бывший начальник колонии. Причина – поборы с осужденных. Смена начальника не изменила ситуации. И нынешнее дело проходило в весьма нервной обстановке. Не иначе как по странному совпадению оправдываться перед комиссией по судейской этике пришлось судье Кущербаю Акшалову, который рассматривал кушмурунское дело. Сотрудница канцелярии обвинила судью, что во время перерыва он обозвал ее в присутствии участников процесса “тупой курицей”.

– Во время перерыва я была в коридоре, где якобы произошел громкий скандал. Не слышала ни брани, ни шума, – рассказывает Анастасия Миллер. – То, что именно сейчас в отношении Акшалова идет дисциплинарное производство, наводит на определенные мысли...

Костанай

Загрузка...