Опубликовано: 3528

ВИЧ и туберкулез: из-за решетки – на волю

ВИЧ и туберкулез: из-за решетки – на волю

Туберкулез, ВИЧ, гепатит С, сифилис – эти жуткие инфекции стали обыденностью во всех 14 колониях Восточного Казахстана.

Наверняка и в других колониях страны такая же ситуация. И только на первый взгляд они надежно отгорожены от общества колючей проволокой.

Один факт: если по общей численности населения Казахстан занимает 62-е место в мире, то по тюремному населению – 13-е! Почти 400 человек из каждых 100 тысяч казахстанцев – осужденные с реальными сроками лишения свободы. Если еще учесть тех, кто уже отсидел и освободился, цифра вырастет минимум наполовину. Не случайно международные организации ввели такое понятие, как "тюремное население", и это неотъемлемая часть населения страны, часть общества, их проблемы так или иначе касаются всех нас.

Каждый осужденный рано или поздно выходит на волю. Вместе с опасной болезнью, которую несет в себе.

Такая вот психология

По данным Восточно-Казахстанского центра формирования здорового образа жизни, два года назад заболеваемость туберкулезом в местах лишения свободы превысила 1200 случаев на 100 тысяч человек. В прошлом году эту цифру удалось снизить, но тут же увеличилось число больных с множественной лекарственной устойчивостью. По мнению медиков, это итог бесконтрольного лечения, вернее, его отсутствия после того, как осужденные выходят на свободу. Если за решеткой они под присмотром медиков и принимают лекарство, как положено, по режиму, то на воле зачастую не лечатся вообще. В итоге болезнь принимает опасную как для самого человека, так и для окружающих форму – поскольку лечению уже не поддается.

Впрочем, они и за решеткой тоже не всегда лечатся. Потому что нечем. В этом году лекарства для лечения таких пациентов поступили от Комитета зеленого света (это партнерская организация Всемирной организации здравоохранения, которая создана для обеспечения доступности противотуберкулезных препаратов). Хватило на 15 больных.

Около 500 заключенных – носители ВИЧ. Из них специфическое лечение получают… 23. Остальным приходится надеяться только на Всевышнего.

Что происходит, когда у страдающих такими болезнями зеков заканчивается срок и они выходит на волю? Формально они обязаны встать на диспансерный учет. Фактически, по данным облцентра формирования здорового образа жизни, половина (!) больных туберкулезом в прошлом году после освобождения просто исчезла из поля зрения медиков.

– Такова особенность психологии осужденных, – рассказала директор общественной организации "Кредо" Надежда КОЗАЧЕНКО. – Пока заключенный в колонии, он все знает – как передается ВИЧ, как заражаются туберкулезом. Но стоит ему выйти на свободу, от этих знаний и ответственного отношения к дальнейшему лечению не остается и следа.

В самом деле, чего ждать от вчерашнего зека, который решил обзавестись семьей или, пардон за прямоту, которому нужен секс? Он, что, кинется признаваться окружающим в смертельно опасном заболевании?

Без презерватива и с грязным шприцем

Сегодня, как признают в Комитете уголовно-исполнительной системы (КУИС), невозможно проконтролировать инфекцию даже внутри исправительного учреждения. Слишком много скользких моментов. Да, заключенные минимум трижды за срок  проходят медицинское обследование, но пока они отбывают наказание, у каждого из них есть законное право на свидания с подругой (другом), при которых никто не держит над ними свечку. Сколько происходит заражений во время таких свиданий? Сколько заражений происходит потом, когда подруга (друг) возвращаются к своим родным, друзьям, коллегам?

Ни для кого не секрет, что в зонах есть гомосексуализм. Со всеми вытекающими последствиями. Когда центр СПИДа выявил подряд несколько новых случаев ВИЧ в области, КУИС пошел на то, чтобы снабдить своих подопечных презервативами. Их стали выкладывать в бараках на каждом углу, на видных местах. И слава богу!

Попадают в колонии и наркотики, что тоже вовсе не секрет. Около двух лет назад в учреждении ОВ-156/2 произошла вспышка ВИЧ, причиной которой, как показало расследование, стало внутривенное употребление героина. Врачи сразу предложили КУИСу открыть в колониях пункты обмена шприцев, как на "гражданке". Однако под предлогом закрытости учреждений ведомство ответило отказом. Побоялось публично признать проблему?

Сейчас в центре по борьбе со СПИДом вынуждены констатировать: в регионе появились первые случаи выявления беременных с ВИЧ-инфекцией. Вирус начал расходиться как круги по воде, и кто знает, не в зонах ли бросили первый камень?

Врачей нет и не будет?

Усугубляет проблему острейший дефицит врачебных кадров. В женской колонии при 5,5 врачебной ставки фактически работают два медика. Как признали в прокуратуре, ни один медик не соглашается работать в колонии при зарплате 25–30 тысяч тенге.

– Никакими калачами не заманишь! – отметил старший помощник прокурора ВКО по надзору за законностью исполнения наказаний и реабилитации граждан Виктор ПОДРЕЗОВ. – Все колонии в отдалении. Сотрудники, в том числе женщины, вынуждены добираться на перекладных или пешком. У медиков КУИСа сейчас даже льготы убрали, приравняли к гражданским работникам. Жилье не дают, надбавок нет, стрессовые ситуации каждый день. Какой врач будет работать в таких условиях?

Инфекции – на выход!

Сегодня ни у кого нет готового рецепта, как остановить смертельные вирусы.

В зонах – ни врачей, ни лекарств. На воле есть и то и другое, но пациенты словно в воздухе растворяются. И все бессильно разводят руками. Хотя и осознают нависшую над всеми нами опасность.

В принятой правительством программе "Саламатты Казахстан" до 2015 года стоит задача лишь не превысить пятипроцентный уровень распространенности ВИЧ среди осужденных. Фактически это признание бессилия государства перед болезнью. В центрах по СПИДу, как и в различных НПО, уповают на убеждение осужденных, хотя вести подобные душеспасительные беседы с матерыми рецидивистами по меньшей мере смешно.

На интернет-форумах настроения куда более радикальные – от идеи стерилизовать осужденных с ВИЧ до предложения закрывать их пожизненно в спецучреждениях…

В ближайшее время в Казахстане вступит в силу закон об амнистии. Тысячи заключенных окажутся на свободе. Среди нас с вами. Кто из них и чем болен – не знает никто. Кто будет лечиться, а кто станет источником инфекции? Никто не скажет. Как уберечь своих детей и близких от смертельно опасной заразы?

Вопрос остается открытым…

Загрузка...