Опубликовано: 1759

Ветер перемен дует из Астаны

Ветер перемен дует из Астаны

Вчера, 2 декабря, в Астане завершился саммит ОБСЕ, который собрал лидеров 56 стран-участниц и 12 стран-партнеров. Это была первая за последние  11 лет встреча после Стамбульского саммита ОБСЕ 1999 года. Столь долгожданная встреча вновь подтвердила: садиться за стол переговоров и договариваться о мире на пространстве ОБСЕ можно и без каких-либо лишних формальностей. КОМПРОМАТ

ПЕРЕЖИВЕМОдним из значимых событий саммита стало участие в нем государственного секретаря США Хиллари Клинтон. После ее первого визита в Казахстан в 1997 году все-таки прошло уже 13 лет. И она отметила это во время совместного брифинга с госсекретарем Казахстана Канатом Саудабаевым 1 декабря после двусторонней встречи с Президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым.

– Я с удовольствием вспоминаю свой первый визит, когда страна начинала свою новую жизнь как независимое государство. Я горда тем, что США были первой страной, которая признала Казахстан и приветствовала его в сообществе государств. Сегодня вы можете гордиться тем, чего достигли.

Госсекретарь Канат Саудабаев, который пребывал в хорошем расположении духа, шутил с журналистами, не скупился на комплименты высокой гостье, назвав ее “большим другом Казахстана, выдающимся политиком и дипломатом” и просто “замечательным человеком”.

Затем возможность задать вопросы предоставили журналистам. Правда, создалось впечатление, что они заранее были согласованы с обеими сторонами. Да и задали их “тяжеловесы” официальных СМИ Казахстана и США.

Правда, и те и другие одинаково поинтересовались мнением сторон по поводу публикаций на популярном сайте “слива секретной информации” – Wikileaks.
Но сенсации не произошло. По словам Хиллари Клинтон, публикации не повлияют на работу американской дипломатии в мире.
– Никто не высказал никакой озабоченности, и не было сказано, что какая-либо страна не будет продолжать работать с нами и обсуждать важные вопросы, – сказала она.

Канат Саудабаев и вовсе был краток:
– Это естественные издержки, которые время от времени сопровождают нашу работу. Мы спокойно переживем и этот инцидент. 

Кстати, тема “скандальных разоблачений американской дипломатии” и последовавшего за ними объявления в розыск их инициатора Джулиана Ассанджа прозвучала и на специальном брифинге спецпредставителя по свободе СМИ Дуньи Миятович.

Журналисты поинтересовались у нее: не кажется ли ей, что в случае с Ассанджем также нарушается свобода СМИ?
На что госпожа Миятович, призванная беспристрастно следить за любыми нарушениями свободы слова на пространстве ОБСЕ, ответила, что пока только “мониторит ситуацию”:
– Когда я подведу итоги своего мониторинга, я сообщу вам о своем мнении.

ВОПРОСЫ НА РАЗНЫХ ЯЗЫКАХ

Саммит ОБСЕ в Астане преподнес немало сюрпризов журналистам и представителям гражданского сектора. Свои вопросы государственному секретарю США Хиллари Клинтон, встреча с которой была организована американским посольством в Казахстане в Евразийском университете 30 ноября, они смогли задать еще накануне саммита. 

Сбор журналистов и желающих поприсутствовать на встрече был назначен на 17.30. Однако ждать госпожу Хиллари Клинтон нам пришлось не менее трех часов, в течение которых все успели пройти фейсконтроль через металлодетекторы.

Надо сказать, что встреча была организована специально для того, чтобы Хиллари Клинтон смогла лично еще раз “подчеркнуть важность усиления гражданского общества”.
И ей это в полной мере удалось сделать. Многочисленные представители НПО и студенты Евразийского университета тоже неплохо подготовились – практически все вопросы звучали на английском языке. Но запомнился вопрос одного казахстанского студента, который обратился к госсекретарю США на… казахском языке. Когда его перебили, напомнив, что нужно говорить лишь на русском или на английском, поскольку нет переводчика, он спросил на чистом английском: “Госпожа Клинтон, у вас в стране есть политики, которые не говорят на английском?”.

Тема казахского языка, кстати сказать, просто преследовала организаторов саммита на протяжении работы перед и во время саммита. Журналисты казахско­язычных СМИ, к примеру, возмутились на одном из брифингов тем, что нельзя задать вопрос на государственном языке, посчитав это нарушением своих прав. Надо отдать должное МИДу: на следующий день был организован брифинг специально для этих СМИ.

Загрузка...