Опубликовано: 1124

Вестники апокалипсиса

Вестники апокалипсиса

Не сегодня-завтра человечество узнает, что же с ним произойдет в 2012 году. Произойдет не наяву, а в кинематографической реальности, созданной мастером масштабных блокбастеров Роландом Эммерихом и его соавтором сценария, композитором и продюсером Харальдом Клозером, которые впервые в жизни ответили на вопросы газеты из Казахстана.

Я покажу вам катастрофу!

Режиссер Роланд Эммерих совершенно не производит впечатление человека, по мановению руки которого

с Землей то и дело происходят несчастья разной степени тяжести. Одно радует – в картинах Эммериха все обычно заканчивается хорошо. Наверное, потому что и сам он такой – добродушный невысокий седой мужчина, по лицу которого не всегда можно понять, здесь он или уже витает в идеях, как же в следующий раз дать понять миру, что с ним что-то не так. Пригнав на нашу планету пришельцев в “Дне независимости”, наслав японскую зверушку на Нью-Йорк в “Годзилле”, устроив глобальное похолодание в “Послезавтра”, теперь в своей новой картине “2012” Эммерих, кажется, не оставляет человечеству шанса.

Кто нас спасет?

– Господин Эммерих, как вообще появилась идея столь глобального по замыслу фильма?

– Мы с Харальдом сидели в Лондоне, и я вдруг почувствовал, как много людей на Земле в последние годы настроены пессимистично. Я сам в тот момент был настроен так же. И мы говорили об этом. Точно не помню, как именно появилась идея, но возникла мысль о том, а кто будет спасать человечество в случае глобальной катастрофы? Было интересно наблюдать, как изначальная история менялась и менялась. Наш первый разговор касался специальных спасательных кораблей и того, кто именно их будет строить. Правительства или частные корпорации, или миллиардер вроде Билла Гейтса? В итоге мы все-таки решили, что это будут мировые правительства, посчитав, что в таком случае история получит большую географию и масштаб. Потом Харальд добавил историю о неудачливом писателе, который спасает свою семью.

– А кто автор названия фильма?

– Однажды я был в Лос-Анджелесе, и Харальд разбудил меня звонком: “Я придумал название!!!”. “И какое?” – спросил я. “2012!” – “Ты сумасшедший! Это не сработает. А что будет с фильмом в 2013-м?”. Но чем больше я над этим думал, тем больше мне нравилось название. Оно запоминающееся, как, например, “День независимости”, и основано на реально существующей легенде.

Судьба с сюрпризами

– Прочитав сценарный синопсис и посмотрев ролики к фильму “2012”, можно найти сходство с вашей первой полнометражной картиной “Принцип Ноева ковчега”, которая в 1984 году участвовала в конкурсе Берлинского кинофестиваля и является самой дорогой студенческой работой в истории немецкого кинематографа.

– Если вы намекаете на то, что я наконец-то реализовал давние задумки и мечты, то будете правы (улыбается). Это не касается сюжетных мотивов, ведь в “Принципе Ноева ковчега” речь шла о космической станции, контроле над климатом Земли и последовавшей катастрофе. Двадцать пять лет назад у меня не было ни материальных, ни технических возможностей, чтобы сделать фильм таким, каким бы я хотел его видеть, чтобы показать, как происходят глобальные катастрофы. Сейчас ресурсы появились.

– Вы бы предпочли знать о глобальной катастрофе заранее или захотели бы принять свою судьбу такой, какая она есть, внезапно?

– Наверное, все же второе. Пусть это будет сюрприз (смеется). Хотя в жизни иногда полезно знать заранее, что тебя ожидает. Появляется дополнительный шанс сказать близким, как ты их любишь. И все-таки пусть будет сюрприз.

Маленькие хитрости большого кино

– Можете рассказать о том, как проходил съемочный процесс, в частности, съемки грандиозных сцен, коими изобилует “2012”? Вы снимали актеров на фоне зеленого экрана…

– Голубого в нашем случае (улыбается).

– А что потом? “Подкладывали” картинку с компьютерной графикой всевозможных катастроф и разрушений?

– Да, примерно так все и происходило. Разумеется, в упрощенном варианте, потому что было много и других приемов. Например, в сцене, когда герой Джона Кьюсака бежит за самолетом на камеру, есть небольшая хитрость – процесс происходил на специальной платформе, камера двигалась, а Джон оставался на месте. Потом мы, естественно, добавили весь окружающий пейзаж на компьютере. То же самое в сцене, где герои идут по леднику. На самом деле они шли по небольшой площадке.

И, кстати, за подобным способом съемок – на фоне зеленого или голубого экрана – думаю, будущее кинематографа. Ведь он применим не только для фантастического кино с большим количеством спецэффектов. К примеру, в моем следующем фильме “Аноним” действие происходит в английской деревушке, но снимать в Англию мы не поедем.

– Работа над этой картиной уже идет?

– Идет препродакшн, а непосредственно съемки начнутся в марте. Я только что вернулся из Лондона, искал натуру, но снимать мы будем в Берлине. И это будет мой первый немецкий фильм за последние 22 года.Он будет посвящен вопросу, действительно ли человек по имени Уильям Шекспир сам написал все свои пьесы. И я отвечу на него.

Зовут Тимур, а фамилию не скажу

– В Голливуде вы много работали вместе с известным сценаристом и продюсером Дином Девлином, создав вместе такие картины, как “Универсальный солдат”, “Звездные врата”, “День независимости”, “Годзилла”, “Патриот”… Почему же разошлись ваши творческие пути?

– Все дело в том, что я хотел сконцентрироваться на режиссуре, а Дин – посвятить себя продюсированию, причем большого количества разнообразных картин. Поэтому мы и расстались. Но мы по-прежнему хорошие друзья, и я планирую еще обязательно поработать с ним в будущем.

– Напрашивается другая интересная аналогия: в ваших фильмах снимались такие звезды, как Курт Расселл, Мел Гибсон, Уилл Смит, Деннис Куэйд… Но ни с кем из них потом вы больше так и не работали.

– (Пауза). Слушайте, а ведь и правда! (Смеется.) Наверное, это происходит потому, что к каждому новому фильму я подхожу, как к новому приключению. И есть очень много отличных актеров, с которыми я хотел бы поработать. Но это не абсолютное правило, например, мы планируем один новый проект, куда я хочу позвать Уилла Смита. И потом – с одними и теми же актерами логично работать, когда делаешь сиквелы. У меня таковых пока не было.

– В СНГ очень популярны фильмы режиссера, который, как и вы, любит зрелища со спецэффектами.

– Думаю, вы говорите о… Его зовут Тимур, а вот фамилию я не могу произнести (смеется). Да, я видел его фильмы, они хороши. А еще мне в свое время очень понравился и нравится до сих пор “Солярис” Тарковского.

Везунчик Харальд

Жизнь Харальда Клозера похожа на сказку. Учитель музыки из маленького австрийского городка превратился в фигуру в Голливуде. И, кажется, он и сам еще не до конца это осознал и поверил в свою удачу.

Боюсь, что все окажется сном

– Господин Клозер, вы начинали свою карьеру как обычный учитель музыки. Могли вы тогда подумать, что станете голливудским композитором, а теперь еще и сценаристом и продюсером?

– Да, действительно, я работал в школе и много часов провел за обучением своего класса сочинительству киномузыки и ее исполнению, приводя в пример Нино Рота, Эннио Морриконе, Джона Уильямса. И так получилось, что моя жизнь привела меня самого в Голливуд, и я чувствую себя супервезунчиком! Иногда я боюсь, что однажды проснусь вновь простым австрийским учителем музыки, а все происходящее со мной сейчас окажется лишь сном.

– Вы давно знакомы с Роландом Эммерихом, однако вашим первым совместным проектом стал только фильм “10000 лет до н.э.” 2008 года.

– Тем не менее у нас очень и очень плодотворные творческие взаимоотношения. В планах уже есть третий проект. Какой именно, сказать не могу. И я, и Роланд верим в то, что говорить заранее о чем-то – плохая примета.

“Папа, не делай этого!”

– В “2012” вы с Роландом вновь соавторы сценария. Квентин Тарантино говорил, что он несколько лет думал над тем, как закончить свой фильм “Бесславные ублюдки”. А у вас такие сложности возникали? Или споры? Все-таки на кону была судьба всего человечества.

– Я начну с того, что, например, сценарий “10000 лет до н.э.” давался нам очень тяжело. Чего нельзя сказать о “2012”. Когда мы начинали, то сразу договорились с Роландом: если начнутся сложности с историей, оставим сценарий в покое, не будем продолжать. Но сценарий пошел очень быстро, и нам не потребовались десятки черновиков и целый год на то, чтобы придумать, что же будет дальше. Две недели мы обсуждали сюжет в общих чертах, а потом поехали в Таиланд, заперлись там в домике еще на две недели и написали полноценный сценарий.

– Роланд Эммерих сказал, что это вы придумали линию с главным героем, которого сыграл Джон Кьюсак. Насколько он похож на вас?

– Роланд сдал меня (смеется). На самом деле буквально каждого персонажа в этом фильме я в какой-то мере знаю. Как и у главного героя, у меня двое детей. И тоже мальчик и девочка. Кстати, когда я дал почитать сценарий своей дочери, она на меня набросилась: “Папа, как ты мог?! Не делай этого! Все узнают!”. (Смеется.) Дело в том, что там есть эпизод, где девочке и в семь лет требуются памперсы по ночам, я взял его из детства моей дочери.

Дмитрий МОСТОВОЙ

Загрузка...