Опубликовано: 4124

Вельможный город

Вельможный город

Журчащий арык под большой ивой. На центральной площади – уменьшенная копия столичного Байтерека. Прозрачное тихое степное утро. Всего километр-другой от напряженной трассы Омск – Майкапчагай, и вот он – город Зайсан.Шершавые стены истории

В 45 километрах от города начинается озеро Зайсан. Свое имя оно получило от калмыцкого Зайсанг или казахского Жайсан, означающего – “щедрый покровитель”, “вельможа”. Красивое название сразу закрепилось за основанным больше 140 лет назад поселением.

Сейчас Зайсан встретил нас, как и подобает “вельможе”, – неспешно, обстоятельно. Чтобы пройти маленький городок вдоль и поперек, хватило бы часа. Но наша прогулка растянулась на полдня – давно не приходилось видеть столько сохранившейся старины.

– А зачем сносить старые дома? – удивился нашему вопросу директор районного краеведческого музея Аденбек АБИЛЬМАЖИНОВ. – Для новых строений вон сколько места вокруг. Я даже старую печь у нас в музее не стал ломать – пусть останется как экспонат, дети посмотрят.

Зданию музея – 117 лет. Его первым владельцем был местный купец Бидахмет Бобкин, его имя зайсанцы не забыли даже за 70 лет советской власти. Подлинная фамилия этого человека – Бадыкенов. Он выходец из бедной семьи, с детских лет работал учеником у татарских купцов и разбогател благодаря своей смекалке и добросовестности. Фамилия Бобкин появилась в его документах, чтобы облегчить поездки на Нижегородскую торговую ярмарку. Купец дружил с известным всей России Саввой Морозовым и был необычайно щедр. Содержал зайсанских сирот, вдов, помогал неимущим…

Мы трогаем старые шершавые стены. Сколько драм повидали они за минувшее столетие!

Тут бывали Пржевальский, Брем…

Зайсан – единственная в своем роде глухая провинция, где побывала целая плеяда легендарных личностей. Так, в музее хранится бердана, которую местному краеведу Андрею Хахлову подарил знаменитый путешественник Николай Пржевальский. Из Зайсана стартовали экспедиции Обручева, Сапожникова… В конце 70-х годов XIX века здешнюю степь изучал Альфред Брем – автор всемирно известной энциклопедии о животных. В его записях остались сведения о куланах, сайгаках, архарах, уларах, дрофах в зайсанской степи. Сегодня эти популяции либо полностью истреблены, либо занесены как исчезающие в Красную книгу.

– Зайсан вырос как торговый центр при таможне “Майкапчагай”, – рассказал научный сотрудник музея Ербол АЗМУХАМБЕТОВ. – А купечество не жалело денег на образование и культуру. Тот же Бидахмет Бобкин старался дать своим детям лучшее образование. Его старшая дочь Айша, несмотря на то что семья после революции была репрессирована, окончила Ташкентский университет и позже стала его проректором.

Зайсанские школы и сегодня входят в число лучших в Восточном Казахстане. Отдельное многоэтажное здание занимает музыкальная школа, ни один класс не пустует. Хотя, казалось бы, провинция, глушь, окраина!

Их знали все!

Супружество дочери знаменитого купца Айши с Адамбеком Бекмухамедовым свело воедино два известных в Зайсане казахских рода – Бобкиных и Бекмухамедовых. Мулла Бекмухамед известен как просвещенный человек, основатель школы. В народе его называли Указ, подчеркивая тем самым непререкаемый авторитет. С 1905 по 1907 год в школе Указа преподавал видный казахский мыслитель Миржакып Дулатов.

– Это было настоящим событием, – заметил Ербол Азмухамбетов. – Дулатов  – один из первых казахских демократов. В начале XX века участвовал в заседании Госдумы в Петербурге, подписал Каркаралинскую петицию – обращение к императору об отчаянном положении казахского народа. Был идеологом Алаш-Орды, публицистом, писателем. В 1909 году за стихотворение “Пробудись, казах!” власть отправила его за решетку.

Закончилась жизнь Миржакыпа Дулатова трагически. В годы сталинских репрессий его сослали на Соловки, где он умер от невыносимых условий. В ГУЛАГе за участие в алаш-ордынском движении также оказался старший сын Указа-Бекмухамеда Адамбек. Учитель, интеллигентный человек, любящий отец двух маленьких дочек. Он посоветовал Айше уехать в Ташкент, чтобы попытаться спрятаться от клейма жены алашордынца. Умер учитель в лагере, когда ему был всего 31 год. Дочь Айши и Адамбека Халима впоследствии стала супругой выдающегося ученого-историка Ермухана Бекмаханова.

Торгуют всем!

Зайсан сегодня – это вновь купеческий город. В трудные переходные годы близость Майкапчагайской таможни привела в челночный бизнес полгорода. Со временем китайский ширпотреб стали возить не баулами, а фурами. В приграничном городе открылись десятки баз, складов, магазинов, лавочек – оптом и в розницу, с доставкой на дом и самовывозом… Цены в Зайсане на 40–45 процентов ниже усть-каменогорских или семейских – проверено! Благодаря этой разнице в областном центре взошел и расцвел не один десяток коммерсантов. Примерно год назад экономика Зайсана еще приросла молокозаводом и зерноперерабатывающим комплексом, действуют два производства по розливу минеральной воды. Сейчас в районном центре в бедняках ходит разве что ленивый.

Топливный интерес  

Уезжали мы из Зайсана с противоречивыми чувствами. В старину здешняя степь была местом жестоких столкновений с джунгарами и китайцами. В музее хранятся уникальные свидетельства тех времен – кольчуга батыра, шлем, военное седло… Но соседи из Поднебесной и сегодня проявляют большой интерес к степному району – как к поставщику сырья. Одно казахстанско-китайское предприятие уже вовсю ведет разработку нефтяного месторождения – чтобы загрузить мощности нефтеперерабатывающего завода в СУАР – Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Другое проложило газопровод, чтобы обеспечить СУАР зайсанским природным газом. В самом Зайсане осторожно надеются, что владельцы газопровода, возможно (!), пойдут навстречу и позволят-таки подвести в районный центр хотя бы ветку с голубым топливом… Еще местные жители очень надеются, что у этого города с богатым прошлым впереди  не менее интересное будущее. Иначе нельзя – он все-таки город-“вельможа”!

Усть-Каменогорск – Зайсан

Загрузка...