Опубликовано: 8349

Вели Каюм – горы лжи или упоение властью?

Вели Каюм – горы лжи или упоение властью?

Туркестанский легион не был единственным формированием, появившимся на территории Германии по замыслу руководителей Третьего рейха. Он был частью структурного комплекса, включавшего также институт “Арбайтсгемайншафт Туркестан” и Туркестанский национальный комитет.Тройственный характер комплекса был определен педантичными фашистами, исходя из функций каждой структуры и главным образом для обеспечения тотального контроля над

всеми сторонами деятельности туркестанских легионеров.

Секретная служба против СССР

Институт “Арбайтсгемайншафт Туркестан”, организованный в Дрездене, был призван помимо прочего заниматься сбором разведывательной информации, которую следовало добывать в результате опросов военнопленных. Возглавил данную службу гауптштурмфюрер СС, доктор Райнер Ольцша. История данного заведения восходит к 1936 году, когда рейхсфюрер Гиммлер назначил шефом СД (секретная служба безопасности разведывательного управления СС) Рейнхарда Гейдриха. На следующий год по указанию нового шефа библиотека Восточноевропейского института в Бреслау была передислоцирована в берлинский пригород Ванзее. Затем на базе библиотеки создается Ванзееский институт, который передается в распоряжение РСХА (Главное управление имперской безопасности). Как указывает в своих мемуарах шеф VI отдела РСХА Вальтер Шелленберг, секретная служба против СССР подразделялась на три сектора, один из которых стал возглавлять и направлять работу Ванзееского института. “Еще до войны, – пишет Шелленберг, – институт провел важнейшую работу по сбору информации о состоянии дорог, железнодорожных путей, экономики и политики советского государства, о намерениях и составе Политбюро. Обширный опыт и научный подход сотрудников к поставленным задачам позволили сделать важные выводы по многим вопросам”.

Ванзееский институт тесно сотрудничал с институтом “Арбайтсгемайншафт Туркестан”: для составления объективной и обоснованной характеристики индустриальной и военной мощи Советского Союза, как отмечал Шелленберг, пришлось поднять все секретные источники и опросить тысячи военнопленных.

Чего хотели фашисты?

Туркестанский национальный комитет (ТНК) был официально признан руководством Третьего рейха 14 ноября 1942 года, хотя подготовительная работа проводилась с весны 1942 года. Последняя дата признается и советскими спецслужбами: С. Шакибаев в книге “Падение “Большого” Туркестана” утверждает, что в марте 1942-го Мустафу Чокая собирались провозгласить президентом туркестанского правительства в изгнании. В этом тексте правдой является то, что формирование ТНК началось весной 42-го, а ложью – то, что Мустафа Чокай был в это время жив.

Немецкая сторона была заинтересована в том, чтобы представить самих туркестанцев инициаторами создания военных формирований с последующим включением их в состав вермахта. Об этом свидетельствует запись конфиденциальной беседы профессора фон Менде, доктора Арлта и доктора Ольцши, представлявших МИД, СС и вермахт. Трехсторонние переговоры закрепили в своем соглашении следующее:

– необходимо усилить пропагандистскую и агитационную работу в среде военнопленных с тем, чтобы склонить их к добровольному вступлению в немецкую армию;

– проводить данную работу только лицами, назначенными СС;

– строго соблюдать схемы работы, разработанные узким кругом генералов, и подчинить эту работу политическим задачам;

– разделить добровольцев на тех, кто будет в подчинении СС, и тех, кто будет в подчинении вермахта;

– провести строгий учет и регистрацию добровольческих подразделений при генштабе.

Как победить большевизм?

ТНК как политический орган должен был идеологически ориентировать туркестанских легионеров на достижение первостепенной задачи – покончить с большевизмом (первый этап) и построить свое собственное государство (конечный этап).

Руководству Третьего рейха было выгодно представить факт создания вышеназванных структур как закономерное желание туркестанцев избавиться от большевизма; сами же нацисты при этом выдавали себя за сторонников национально-освободительных движений народов СССР. Отметим, что такой подход применялся ко всем военнопленным, не только к туркестанским.

Двойная мораль нацистов ярко проявила себя в речи Адольфа Гитлера относительно его видения будущих владений Германии. Об этом же свидетельствуют откровения Вальтера Шелленберга: “Я предложил придумать для них (военнопленных. – Б. С.) такие идеалы, во имя которых стоило бы рисковать жизнью. Идеалы национал-социализма были им чужды. Таким идеалом могла быть надежда на создание национальной автономии, нечто такое, что удовлетворило бы их извечное стремление к независимости”.

Таким образом, ТНК был картонной структурой, которая служила прикрытием для циничных замыслов нацистов, а назначенный гитлеровцами из числа эмигрантов президент ТНК Вели Каюм – марионеткой, безропотно исполнявшей их волю.

Маленькая модель будущего государства

Структура ТНК повторяла структуру НСДАП, которая, будучи партией тоталитарного режима, очень напоминала КПСС.

Представленный как прообраз будущего туркестанского правительства, ТНК при умелом использовании ситуации имел возможность не только объединить туркестанцев, но и разработать механизмы управления будущей независимой страной и всеми сферами ее жизни. ТНК, состоявший из 21 члена, имел в своем подчинении мини-модель будущих государственных институтов, охватывавших все направления: военное, научное, воспитательное, литературно-издательское, информационное, медицинское, а также руководство восточными рабочими и обслуживание военнопленных.

Программа работы ТНК, представленная Вели Каюмом, была всецело поддержана немецкой стороной. Он пользовался огромным доверием силовых структур рейха и лично министра по восточным делам Альфреда Розенберга.

Кому нужна независимость Туркестана?

Таким образом, сложилась уникальная историческая ситуация, когда ядро предполагаемого будущего туркестанского правительства было сформировано за пределами Туркестана, пусть даже при формальной и неискренней, но все же поддержке сильного государства. Туркестанские легионеры издавали газеты и журналы на языках народов Туркестана. Эмигрантская лирика, представленная в них талантливыми писателями и поэтами, творившими в немецком плену, пронизана безграничной тоской по родине и родным.

Я видел сон
          и яблоко в том сне.
Над пропастью,
          на жуткой крутизне
Не с яблони оно, увы, свисало,
          А сорванным с ветвей явилось мне…
Когда земля цвела бы вся
          в цветах,
Купалось небо
          в солнечных лучах.
Когда бы я Отчизной
          был обласкан,
Зачем мне грусти
          бесконечной прах?..
Мажит Айтбай в переводе Ауезхана Кодара

Президент ТНК Вели Каюм располагал трудами Мустафы Чокая, в которых глава Туркестанской автономии разработал и изложил идеологию будущего государства. Но, похоже, самого Вели Каюма вовсе не интересовала идея независимости Туркестана. Он нуждался во власти лишь для возвышения собственной персоны в глазах окружающих. Это вполне устраивало нацистскую верхушку. Доносы, взятки и поборы стали основными методами его “руководства”. Жалобы легионеров на произвол со стороны Вели Каюма не рассматривались гитлеровцами. Напротив, дело заканчивалось давлением на подписантов, которых вынуждали “признать” свою неправоту.

Человек из Бухары

Что представлял собой Вели Каюм, человек, удобный нацистскому режиму?

Он прибыл в Берлин из Бухарской республики в числе студентов, направленных на учебу в Германию в рамках советско-германского договора. Изучал сельское хозяйство, но до диплома недотянул. Перешел на учебу в политическую школу. Его знакомство и сближение с Альфредом Розенбергом состоялись в середине 30-х годов. Участвовал в сборе информации о состоянии сельского хозяйства в Туркестане.

Став президентом ТНК, Вели Каюм присоединил к своему имени приставку “хан”. “Облагородив” таким способом свое происхождение, он обзавелся дипломатическим паспортом, роскошной квартирой, персональным автомобилем.

По свидетельствам легионеров, в ТНК пышным цветом цвели трайбализм, взяточничество и доносы, а мотивы и потребности Вели Каюма не выходили за рамки личной выгоды.

Фашисты, согласно архивным данным, признавали в своем кругу, что на деле “Каюм не пригоден для выполнения отведенной ему роли, так как ставит свое тщеславие выше общего дела” и страдает “вождизмом”, что удаление Каюмом от совместной работы способных туркестанцев “нанесло ущерб интересам разведывательных служб”.

Впрочем, очевидно, что моральный облик Вели Каюма устраивал и чекистов: они приписали ему убийство Мустафы Чокая.

В 1995 году Вели Каюм посетил Узбекистан и Казахстан. На вопрос о том, отравил ли он Мустафу Чокая, ответил отрицательно. Через два года Вели Каюм скончался.

Горы лжи и упоение властью над бесправными военнопленными – такова память, оставленная в истории народов Туркестана Вели Каюмом и нацистами, цинично эксплуатировавшими чувство извечной тяги туркестанцев к созданию собственного независимого государства.

Загрузка...