Опубликовано: 1049

Вечная память погибшим! А кто вспомнит о живых?

Вечная память погибшим! А кто вспомнит о живых?

Последнее воскресенье августа… День шахтера. Главный день Караганды.

Нынешний праздник карагандинцы встречают со слезами на глазах и обидой в сердце. Погибшим – вечная память. А вот живых просят поторопиться?.. А как иначе скажешь, если шахтерам, подорвавшим свое здоровье под землей, компенсационные выплаты полагаются только… до 70 лет.

Накануне праздника карагандинцы открыли мемориал памяти тридцати горнякам, погибшим 11 января во время страшного взрыва на шахте “Абайская”. Мемориал установили далеко за городом, в степи, на угольном поле “Абайской”. Именно здесь, на глубине 700 метров под землей, покоятся 23 шахтера, которых так и не смогли поднять на поверхность спасатели. Они навсегда остались в горящей лаве. Даже спустя полгода после трагедии температура раскаленных угольных пластов там настолько высока, что пока никто не рискует распечатать лаву. Мемориал было решено установить здесь, над угольным полем, чтобы родные и близкие, которые не имели возможности даже похоронить своих дорогих мужчин, могли приходить хотя бы сюда. На братскую могилу шахтеров.

На строгом треугольном постаменте из черного габбро – бронзовые фигуры женщины и ребенка. Один из авторов, художник Игорь Баграмов, говорит: “Треугольник – символ семьи. Трагедия нарушила эту гармонию. Остались только двое – мать и сын…”.

Тридцать портретов погибших. Слева маленькая мусульманская мечеть, справа – часовня. В день открытия было много слез и мало слов. Море цветов. Цветы здесь будут всегда. Потом люди посадят саженцы. Они пустят корни и однажды весной распустят свои молоденькие зеленые кроны. И, возможно, когда-нибудь невыносимая боль отпустит сердца.

“Пусть Коржова живет долго…”

На следующий день после открытия мемориала, увековечившего память о погибших шахтерах, в скромном зале колледжа собрались живые шахтеры. И робко напомнили, что в вечной памяти нуждаются и живые…

На заре капитализма Карагандинский угольный бассейн раскололся на две неравные части. Самые перспективные шахты вошли в состав угольно-металлургической корпорации Лакшми Миттала. Шахты, не купленные Митталом, закрывались и объявлялись банкротами. Без работы оставались тысячи горняков. Но тяжелее всех было тем, кто угробил здоровье под землей, кто стал инвалидом и при всем желании не мог продолжать работать. После того как шахты, на которых они раньше работали, разорились и закрылись, регрессники остались без средств, ведь по закону именно предприятия должны были выплачивать им пожизненную компенсацию за потерю трудоспособности. Об этих людях надолго забыли. В процедуре продаж и перепродаж, банкротства и ликвидации шахт бремя выплат регрессных пособий не желали брать на себя ни новые, ни старые хозяева.

С трудом была принята специальная программа. И в 2004 году государство выплатило-таки людям долги по регрессным искам. Деньги получались небольшие – от 8 до 10 тысяч тенге за месяц. Но они помогали продержаться. Правда, только… до 70 лет. Дальше выплаты прекращаются.

– С подачи и по настоянию тогдашнего министра труда и социальной защиты населения Натальи Коржовой была принята позорная статья 77 Закона о банкротстве, – говорит Герой Социалистического Труда, кавалер ордена Ленина и полный кавалер знака “Шахтерская слава” Дулат Аккошкаров. – По этой статье регрессные выплаты за потерянное на производстве здоровье продолжаются до достижения 70-летнего возраста. Получается, больные люди не должны жить дольше? Я 37 лет отдал шахте. Мы все пришли в шахты молодыми и здоровыми. На наших глазах гибли товарищи, мы поднимали их тела на поверхность и вновь спускались в забои. Еще в молодые годы я был в Англии – английские шахтеры пригласили. Очень хотелось посмотреть их шахты. Но меня не пустили под землю английские врачи. Перед спуском нужно было пройти медосмотр, и меня признали непригодным по всем статьям! А ведь я еще считал себя вполне здоровым. И продолжал работать на родной шахте после этого еще десять лет. А сегодня нас наказывают за то, что мы осмелились дожить до 70 лет! Госпожа Коржова активно настаивала на принятии этой статьи. Дай Бог ей здоровья, пусть живет долго и не узнает, что значит быть заживо похороненным.

“За что нас заживо похоронили?”

Проходчик Федор Петренко 35 лет отработал на шахте. Попал под завал. На него обрушилось три тонны угля. Сломаны три позвонка. Была назначена пожизненная выплата по регрессному иску в сумме 8 тысяч тенге. Столько же получал проходчик Амангельды Жанкин, инвалид II группы.

– Нас упрекают, что, дескать, мы выбиваем себе регрессные, хотя получаем, как и все, пенсии, – грустно говорит Амангельды Абдрахманович. – Но пенсию мы заработали за 30–35 лет работы под землей. А кто нам должен заплатить за наши увечья, за потерянное здоровье?

Павел Кузнецов, кавалер ордена Трудового Красного Знамени, проходчик, дожил до 79 лет. Ходит с трудом, но самостоятельно. И сегодня его мысли – о товарищах, которые оказались в более тяжком положении:

– Я бы хотел сказать о тех регрессниках, которые прикованы к постели. Вот мы с вами передвигаемся. Это уже наше достояние. А сколько наших товарищей сегодня лежат парализованные и беспомощные. Представляете, как они живут? Еду не на что купить порой, не говоря о лекарствах.

По словам Дмитрия Макаровича Бойко, общественного деятеля Караганды, в свое время бессменного депутата областного маслихата, который и сегодня остается народным правозащитником, “в Казахстане сейчас 2–3 тысячи регрессников. Из них тех, кто достиг 70-летнего возраста, чуть более 500. И они живы!”.

От имени этих пятисот живых инициативная группа знатных карагандинских шахтеров приняла обращение к правительству. В обращении говорится:

“Мы требуем немедленной отмены позорной “коржовской” 77-й статьи как дискриминационной и антиконституционной. – И обеспечить пожизненную компенсацию за потерянное здоровье из государственного бюджета. Учитывая, что всем нам осталось жить не так уж долго, мы просим парламент и правительство принять решение до конца года”.

Обращение от имени пятисот регрессников Караганды подписали Герои Социалистического Труда, кавалеры ордена Ленина Касым Курпебаев, Дулат Аккошкаров, члены инициативной группы – шахтеры с 30–40-летним подземным стажем Валентин Лионов, Василий Саулин, Анатолий Семин. Обращение принято на общем собрании 22 августа 2008 года. В тот же день документ отправлен в Астану.

А Митталу закон не писан

Не в традициях Караганды рассыпаться в благодарностях миллиардеру Митталу. Но и в его адрес наконец-то прозвучали добрые слова. Митталу, оказывается, наш закон не писан. Индийский капиталист выплачивает своим шахтерам регрессные и после 70 лет, и после 80… Сколько проживет человек, столько ему и будут платить. Причем шахтерам, потерявшим трудоспособность на шахтах, принадлежащих АО “Арселор Миттал Темиртау”, выплачивают среднюю зарплату. И суммы выплат индексируются вместе с ростом заработной платы. И сегодня митталовский шахтер-регрессник ежемесячно помимо пенсии получает за потерю трудоспособности от 40 до 60 тысяч тенге. Регрессники, попавшие под опеку государства, получают 8–10 тысяч тенге. И после 70 лет государство выплаты прекращает.

Татьяна Тен, фото автора, Караганда

Загрузка...