Опубликовано: 4705

Вечерние платья - как горячие пирожки

Вечерние платья - как горячие пирожки

Стиль Оксаны Корби выбирают певица Роза Рымбаева и скрипачка Жамиля Серкебаева. Платья для Оксаны – как домашние питомцы, о которых она говорит с очевидной нежностью и беззаветной преданностью хозяина.

Люди этой профессии творят настоящие эксперименты с нашими фигурами. Они исправляют ошибки природы с помощью… ткани! О том, как кутюрье делают из дам длинноногих и пышногрудых, и о многом другом нам рассказала известный казахстанский дизайнер, один из пионеров отечественной модной индустрии Оксана Корби.

Кто пришел первым, тот и кушает пирог

– Оксана, ваш дом моды уже 10 лет на рынке, как изменилась конкуренция за это время?

– Видите ли, когда мы открывались – это были новые дома, на новом месте, мы осваивали свои целинные земли. Это – как Клондайк (золотые прииски на Аляске. – Прим. авт.): каждый застолбил свою территорию. Тогда, мне кажется, конкуренция была намного выше, чем сейчас. Потом на рынок пришли байеры – это продавцы, которые презентуют бренды. Нынешняя конкуренция – больше между бутиками готовой одежды, где цены примерно одинаковые. Мы свое отконкурировали. Как говорится, кто пришел первым, тот и кушает пирог. Люди знают, что к нам надо идти за вечерними платьями на заказ. Мы делаем их под конкретные случаи: юбилеи, свадьбы, выпускные балы. Такое платье – в единственном экземпляре.

– Как сильно по вашему делу ударил экономический кризис?

– Не буду лукавить, всех он коснулся. Мы ощутили кризис, когда он только начался: с октября по январь – таких месяцев у меня не было 10 лет! Представьте, декабрь, впереди Новый год – и полное затишье со стороны клиентов. Люди словно “присели на корточки”, это было время оторопи. В феврале мы ощутили непредсказуемый большой всплеск. Человек может перенести свадьбу, но отменить ее – вряд ли.

– Изготовление повседневной, массовой одежды – прет-а-порте – вас не прельщает?

– Мне по вкусу заниматься тем, чем я занимаюсь, никогда не хотела делать прет-а-порте, хотя партнеры и знакомые постоянно меня подбивают. Если я это сделаю, моя жизнь будет проходить в одних офисах, в пробках и на заводах. В конце концов я женщина, хочу пожить нормальной жизнью, а такое тщеславие мне не льстит.

Пять тысяч платьев и один модельер

– Оксана, вы довольны производительностью своего дома моды “Oxi”?

– Одно платье создается обычно 2–3 месяца, самые сжатые сроки – это полтора месяца. Клиенты ждут их, как горячих пирожков. Человек видит, как на его глазах с каждой примеркой обыкновенная ткань превращается в настоящий эксклюзив. И естественно, что женщины хотят получить платье как можно быстрее. Я примерно подсчитала, что за десять лет работы нашего дома моды мы сшили примерно 5 тысяч платьев, и ни одно не повторяет другое!

– Почему вы сделали акцент именно на платьях для торжественных мероприятий – ниша была не занята или просто близка вам?

– Я не щелкнула пальцем: “А не пошить ли мне платья?”. Это был продуманный ход. В 1998 году, когда я открывала дом моды, все ниши были свободными. Нормальной спецодежды даже не было. Передо мной был веерообразный выбор. Я оканчивала институт по специальности “художник”. Плюс я гуманитарий по своей сущности. Поэтому изготовление платьев мне более всего было близко. Линия прет-а-порте зарабатывает на количестве, а эксклюзивная линия – на качестве.

– 5 тысяч платьев – цифра громадная! Как подпитываетесь свежими идеями, как обновляете свои “вкусовые рецепторы”?

– Когда я создаю новую коллекцию, то специально не смотрю телевизор, не листаю журналов, чтобы не быть сподвигнутой на чей-то стиль. Главный мой источник вдохновения – это путешествия: новые люди, интерьеры, природа. Я мыслю и живу образами, а не фасонами.

Борьба за ткани

– С кем из заграничных кутюрье, считаете, вы схожи по стилю и духу?

– Например, Роберто Капуччи работает с силуэтами. Это отличало и раннего Пако Рабана. А есть те, кто работает с тканями и декорами, – Валентино, Фаусто Сарли. Эти мастера мне близки. Я не люблю сложных рукавов на блузках, шарообразных юбок. Я – за простые вещи, но с изюминкой в декоре или в принте, в ткани. Мой выбор в тканях стал настолько рафинированным, что я уже не возьму трикотажную футболку, если она чуть толще, чем мне хотелось. Я люблю супертонкие эластичные, стрейчевые ткани, как можно более натуральные. А хлопковый трикотаж, чтобы пошить платье, пройдет несколько стадий обработки. Вот я за такие ткани. Заказ тканей – это целая наука. Ежегодно проходит масса выставок, где всегда появляется что-то новое. Нынешняя мода, как таковая, – это мода на сырье! Вот на этой ткани (Оксана показывает мне необыкновенной красоты лиловую ткань) пришиты пайетки размером 1 мм каждая, и это все ручной труд. Если из дорогущей ткани я неправильно сошью платье, оно будет выглядеть как экспонат с барахолки. Каждый шов нужно снимать, прострачивать и заново вышивать пайетками. И тогда это действительно будет платье от кутюр.

– Раз вы затронули тему тканей, расскажите: какие цвета у вас в фаворе?

– Я люблю то, что идет мне. Люблю композиционно сложные цвета. Они получаются за счет наложения друг на друга простых цветов. Это, например, охра, зелено-болотный или чайный цвет. Азиатки же отдают предпочтение ярким оттенкам: это бирюза, изумруд, фуксия (насыщенно малиновый), ультрамарин, красный.

– Как вам кажется, какие цветовые гаммы украшают девушку, женщину?

– Я бы рекомендовала, например, дамам элегантного возраста не красить волосы в откровенно рыжий и красный. Милые женщины, поймите, что нельзя выглядеть, как рыжий клоун, по меньшей мере, это смешно! Знаменитое слово “гламур”, которое употребляется по делу и без, изначально имеет значение – таинственный, загадочный. Гламур, каким он должен быть, больше подходит женщинам элегантного возраста, в которых как раз и присутствует тайна и недосказанность. Не надо красить красным губы и ногти, есть много других цветов. Холеность в женщине должна присутствовать в любом возрасте. Для меня образ женщины начинается с волос, а потом уже все остальное. Обожаю женщин, у которых живые, блестящие волосы!

Не картошку продаем!

– В Казахстане, на ваш взгляд, существует своя культура одежды?

– Меня Казахстан очень радует в плане культурного наследия. Когда вижу музейные экспонаты, меня поражает, насколько гармоничное там сочетание цветов. А то, что стали делать в наше и советское время, – это конъюнктура и обесценивание. Современные же казахстанки опережают даже Россию.

– Казахстанские звезды часто к вам обращаются за эксклюзивными нарядами?

– С 1998 года все концертные наряды для Розы Куанышевны Рымбаевой шьем мы. Периодически сотрудничаем с Жамилей Серкебаевой, Аидой Аюповой. Некоторые вещи делали для Нагимы Ескалиевой.

– Оксана, ваш последний сольный показ прошел два года назад. Планируете ли подобный выход в свет в обозримом будущем?

– Это больше финансовый вопрос, мы всегда делаем высокобюджетные показы. Это мой принцип – мы же не картошку продаем. Действительно, мы планируем крупный показ в этом или в следующем году. Это очень рискованно – то, на что мы замахнулись, может шокировать людей.

Марина ХЕГАЙ. Фото из архива Оксаны КОРБИ

Загрузка...