Опубликовано: 3353

Вам мат!

Вам мат!

Вряд ли есть на свете человек, который ни разу не выругался. Кто выражает эмоции крепким забористым словцом, кто так витиевато загнет, что и обижаться на него не можешь. Но так или иначе ругательства – часть нашего лексикона. И никуда от этого не деться!“Ах ты с…ка!” – пятилетний малыш, схватив за грудки сверстника, пытается отобрать у него свою игрушку, которой тот завладел без спроса. Бабушка хватается за сердце, соседи

по игровой площадке ухмыляются, а малыш, который так и не понял, что сказал, чувствует себя героем: ведь это возымело действие – враг унижен, повержен, любимая игрушка возвращена “на родину”, да и у взрослых реакция интересная…

“И откуда только они набираются таких слов?” – вопрошают друг друга родители, услышав, как их дети вворачивают в обиход крепкое словцо, ведь сами они – ни-ни…

Да ладно вам – ни-ни! Психологи утверждают: ребенок копирует в 90 процентах случаев поведение своих родителей и только в 10 – “берет” с улицы.

Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что социальные сети стали популяризировать мат среди подростков гораздо быстрее, чем улица. Один трехсекундный ролик на YouTube, собравший сотни тысяч просмотров, с двумя словами “лох, п...др”, сделал эту фразу крылатой. И ведь не вытащишь этого из лексикона юного знатока низкого жаргона никакими клещами!

Язык, понятный всем

И вот что интересно: какой бы национальности ни был человек, на каком бы языке ни говорил – матерится почему-то по-русски. Как пел Владимир Высоцкий, “в общественном парижском туалете есть надписи на русском языке”.

Видимо, из-за яркой эмоциональной окраски русский мат и стал явлением интернациональным – он понятен всем. В том числе и в нашей стране.

Как тут не вспомнить нашумевший аудиоролик руководителя ДВД Западно-Казахстанской области Толеу Бедрова, который весьма образно объяснял своим подчиненным, как надо работать. Из тех слов самыми безобидными были, пожалуй, лишь “задницы, как у слона… или у беременной бабы, которая вот-вот должна родить”. Главный гаишник области распекал своих подчиненных с использованием самой изощренной лексики. Впрочем, такие разносы не исключение, а скорее правило.

Я и сама не раз слышала, что даже весьма высокопоставленные чиновники в Астане не брезгуют общаться со своими подчиненными, что называется, на матах. Объясняют они сами это тем, что те порой не понимают нормального языка! А выматеришься, и всё – побежали исполнять.

Впрочем, все это лукавство: психологи объясняют это тем, что начальник уверен, что должен “иметь” своих подопечных, хотя бы словесно доказывая, что он тут главный. Причем качество работы от этого не всегда улучшается!

Писатель Герольд БЕЛЬГЕР, прекрасно владеющий литературным казахским языком, в одном из своих очерков на страницах газеты “Дат” писал: “Еще учась в аульной казахской школе на берегу Есиля, я понял, что казахи главным образом матерятся по-русски. Со всех сторон, даже в классе, только и слышно было по всякому поводу: “оптуоймайт!”. Дурная традиция эта продолжается и поныне, только огласовка стала чище и добавилось еще одно словечко: “бил-ләт!”. Сокращенно: “блин”.

Примерно: “Эй, блин, кеше сен, блин, мектепке, блин, неге келмедің, блин?”. “Ой, оттуоймайт, бір шаруа, блин, болып қалды, блин”. Это своеобразный речевой шик. Иногда я думаю: говорить на родном языке казахи будут тогда, когда станут материться по-казахски. Казахский мат значительно образнее и богаче”.

По отцу или по матери?

Действительно, по словам экспертов, в казахском языке, столь богатом и разнообразном, хлестких и забористых выражений тоже предостаточно. Правда, если начать их переводить на тот же русский или, скажем, английский язык, дальше “б…ть”, “иди на х…” или “f..ck” не уйдешь. Так что у каждого народа свои особенности. А уж о региональных свойствах столько всего придумано!

К примеру, издавна замечено: на севере Казахстана любят посылать “по отцу”, а на юге – “по матери”. Отсюда и пресловутые “әкең” и “шешең”.

Впрочем, ученые с нами не согласны.

По словам заместителя директора Института языкознания им. А. Байтурсынова Анар ФАЗЫЛЖАНОВОЙ, мат в чисто казахской среде почти не имеет места быть:

В казахскоязычной среде такое ругательство употребляется лишь у низкокультурных людей, тогда как среди русского населения мат могут использовать одинаково и образованные, и “крестьяне”. Это парадокс!

Я считаю, что использование мата обусловлено неумением точно выразить свою мысль в эмоциональном плане. У нас восточный колорит, мы немного закрытая культура. Контекстная западная цивилизация, к которой мы относим и русскую, более открытая, где все говорят прямо. У казахов впрямую говорить о чем-либо не принято. Веками оттачивалось мастерство иносказания. Поэтому у нас обычными словами можно так сказать, что услышавшему станет стыдно, но не каждый сможет это понять. Для этого надо владеть словом в наивысшей степени.

Запретные слова

По словам Анар Фазылжановой, даже попытки наших классиков, писателей как-то систематизировать казахский мат были встречены не очень дружелюбно. К примеру, ныне покойный писатель Акселеу Сейдимбек написал системный труд – книгу “Бейпіл сөздер: қазақ­тың эро­тикалық фольклоры” (“Матерные слова: казахский эротический фольклор”), однако она якобы была подвергнута резкой критике и не нашла своего читателя. Хотя мы были бы не прочь взглянуть на нее хотя бы одним глазком! Ведь классиков надо знать. Не брезговали же матерной лексикой в своих произведениях и русские классики – Александр Пушкин, Лев Толстой, Владимир Маяковский. А от знания их произведений мы не стали менее воспитанными.

Впрочем, если верить экспертам, век ассимиляции, то есть поглощения одной культуры другой, уже прошел, наступил век самоидентификации. И мы с новой силой изучаем свою культуру, свой быт и свою философию. Почему бы нам не узнать и самые запретные слова?


Загрузка...