Опубликовано: 5012

Валентин МАКАЛКИН: Чем “беременна” казахстанская экономика

Валентин МАКАЛКИН: Чем “беременна” казахстанская экономика

Один из самых известных экономистов страны, экс-депутат Мажилиса Валентин МАКАЛКИН всегда выносил жесткие и точные определения состояния экономики Казахстана. Прогуливаясь по набережной в Астане, он поведал нам о том, почему кризисы неизбежны, что стоит на пути развития бизнеса, и попытался ответить на знаменитый философский вопрос Чернышевского: что делать?Валентин Макалкин – автор более двухсот работ на тему

социально-экономического положения в стране. Был председателем Комитета по социальной защите Верховного Совета Казахской ССР 13-го созыва. Депутат Мажилиса Парламента Республики Казахстан 2-го созыва. С 2004 года по настоящее время – заместитель председателя Республиканского союза промышленников вторичной металлургии, эксперт национального Агентства по регулированию естественных монополий.

Три вида лжи

– Валентин Иванович, какие три самые острые социальные проблемы в обществе вы бы назвали?

– Самая острая и первостепенная проблема, на мой взгляд, – это безработица. Если у человека есть работа, деньги, то он более или менее защищен. Конечно же, также народ волнует рост цен на продукты питания и коммунальные услуги.

– С безработицей вроде бы у нас неплохо, официальная статистика показывает, что в Казахстане она всего 5–6 процентов, и многие европейские страны могут нам только завидовать. В чем здесь подвох?

– Еще Платон в IV веке до нашей эры говорил, что половины конфликтов не было бы, если бы люди договорились о терминах и понятиях. Поэтому законы содержат глоссарий, чтобы говорить на одном языке. Я учился у академика Станислава Струмилина, он говорил, что есть три вида лжи: маленькая, большая и статистическая. Сейчас статистика показывает, что у нас безработица 5,6, иногда – даже 5,2 процента. В Греции она 25 процентов, в Испании – 27. Но есть такое понятие – самостоятельно занятое население. Казахстан вступил в Международный союз статистиков, там самостоятельно занятым считают того, кто от своего занятия имеет доход. Если вы напекли пирогов и сами съели, то вы не самозаняты, а вот если получили копеечку – то да. Но если вы имеете от своего занятия доход, то должны быть на крючке у налоговых органов – логично? Да. Все должны быть учтены. Численность занятых и плательщиков подоходного налога должна быть один в один. Но посмотрите, сколько у нас плательщиков налогов? Полтора года назад проходил международный форум с обсуждением социальных вопросов, тогда еще министром труда была Гульшара Абдыкаликова. Я сказал, что данные статистики у нас на миллионы не бьются – не сходятся. Плательщиков налогов меньше! Иностранцы были шокированы. Думали, что я не в себе, но Гульшара Абдыкаликова сказала: “Валентин Иванович – мой учитель”. И уточнила, что данные разнятся на 1 миллион 750 тысяч человек! Официальных безработных было около 430 тысяч плюс самозанятые, потерянные в налоговых инспекциях. Итого безработица составила около 25 процентов.

Есть и другой вариант расчета. С зарплаты мы все обязаны отчислять 10 процентов в накопительные пенсионные фонды. Я навел справки, сколько у нас работающих счетов, на которые реально перечисляют деньги, – 5 миллионов 860 тысяч, это 75 процентов от экономически активного населения. То есть 25 процентов у нас не работают.

А решение любой проблемы начинается с ее признания. О чем можно говорить, если у нас вместо 25 процентов признаются только 5 процентов безработными?

– Что же делать? У нас вроде бы миллионы выделяются на трудоустройство в виде государственных программ.

– Необходимо развивать трудоемкие отрасли – обрабатывающую промышленность, у нас она вся разрушена. Текстильный комбинат был, сейчас нет его.

Почему растут цены и тарифы

– А как в Казахстане с другой проблемой – ценами на продукты?

– Мы не производим, а зависим от импортеров. При этом на мировом рынке может быть дешево, а у нас все равно дорого, потому что наживаются посредники. Трудно сказать, как поведут себя цены. У каждой товарной группы свои особенности. Мы не можем регулировать ситуацию – так как своего ничего нет, хотя государство пытается вводить насильственный регулятор цен.

– Вы являетесь экспертом по регулированию естественных монополий: какова ситуация с коммунальными платежами? Правы ли те, кто недоволен тарифами на свет и воду? Или мы хорошо живем в сравнении с Европой, где цены на эти блага намного выше?

– Размер коммунальных платежей зависит от многих факторов. С моей точки зрения, в Алматы, Астане и Караганде коммунальные платежи ниже, чем в Европе. Себе в убыток та же ТЭЦ работать не будет. Понятно, что все хотят иметь побольше, но есть органы, которые контролируют эти аппетиты, прибыль должна быть 10–12 процентов. Нужно четко следить, соблюдается ли этот баланс.

Большая страна с маленькой экономикой

– Почему кризисы у нас стали таким частым явлением и что будет дальше?

– Мы часто слышим: рыночная экономика, плановая… Но нельзя идти только по одной дороге. Для того чтобы управлять экономикой, нужны разные инструменты. Еще Карл Маркс в “Капитале” показал, если экономика использует только один рыночный инструмент, то она беременна кризисами. А мы выкинули плановую экономику, у нас везде рыночные отношения. Поэтому сейчас кризисы. До тех пор, пока мы не будем использовать оба регулятора, кризисы будут продолжаться. Что такое рыночные отношения? Я произвел что-то, вы произвели, и мы так старались друг друга обогнать, что произвели столько, что это никому уже не нужно. А если бы был план, все было бы путем. Те, кто стоит у руля социально-экономических процессов, должны понять эту истину.

– Как-то вы сказали, что у нас большая страна с маленькой экономикой. В чем должна быть особенность нашего развития?

– Что мы имеем? Нефть, уран, немножко газа, хлеба. А всего остального у нас мало. Все наши передовые отрасли относятся к капиталоемким, а не к трудоемким. Всё остальное мы порушили. И не развиваем. Живой труд не востребован, а людям-то работать надо! Имея работу, человек получает деньги и тратит их, тем самым развивая экономику. Сегодня же в нашей экономике всё вверх ногами. На месте мощных комбинатов – пустыри, закупаем продукцию из-за границы. Исчезает потребность в живом труде.

– Но Министерство индустрии ратует за развитие инноваций – а там высокие технологии и минимальная занятость…

– У нас, как у Пушкина: “царствуй, лежа на боку”, а люди, если хотят жить, пусть шевелятся. Однако государство на то и есть, чтобы организовывать, а не бросать на произвол судьбы. Сейчас пытаются с меньшими затратами труда произвести больше продуктов. Но позиция государства должна быть иной – все трудоспособные должны иметь работу.

– Понятно, что наша экономика завязана на нефти. Сколько должен стоить баррель нефти, чтобы мы жили хорошо? Или котировки на черное золото никак не влияют на реальный уровень жизни обычного населения?

– С экономической точки зрения, чем выше будут цены на нефть, тем лучше. Но если рассмотреть вопрос конкретно для каждого из нас, то тут все сложнее – учитывая, что у нас много воровства и взяточничества.

Как не задушить бизнес

– Вы активно занимаетесь защитой предпринимателей. Каковы основные проблемы бизнеса?

– Проблема рынка. Каждый производимый товар имеет свой минимум по количеству, при котором он становится рентабельным. Чем шире рынок, тем большую партию можно продать. В этом плане у нас загвоздка. Рынок слишком мал. Но чем больше производится товара, тем он дешевле и более конкурентоспособен. Куда его девать? Для развития бизнеса нужно расширять рынок, объединяться с другими странами в различные экономические союзы. Но не стоит забывать, что, выходя на эти рынки, мы пускаем их товар на свой, и здесь другая проблема – нужно выжить.

– Говорят, что у нас самый лучший налоговый климат по сранению с другими странами: НДС – 12 процентов, малый бизнес платит всего 3 процента от оборота. Почему же не работаем в полную силу?

– Трудно сказать однозначно. Для кого-то эти налоги хороши, а кто-то не может выжить. Есть разные группы бизнеса. Производитель пшеницы зависит от природно-климатических условий, товары народного потребления – от емкости рынка. А налоги для всех одни. Нужно понимать, что налоги могут душить, и тогда не с кого будет брать их. Налоги должны быть дифференцированы с учетом особенностей каждого бизнеса. Ведь прибыль зависит от многих факторов. Если государство хочет быть устойчивым, какие-то товары нужно поддерживать. Наша же налоговая система не совсем корректна.

1 апреля – никому не верю

– Через несколько дней, 1 апреля, должен завершиться процесс передачи счетов от частных пенсионных фондов в ГНПФ – Государственный накопительный пенсионный фонд. По сути, это день рождения единого фонда. Что вы думаете о нашей пенсионной системе? Не попытка ли это надышаться перед смертью? Ведь многие просто не верят, что получат свои пенсионные накопления.

– Вы пытаетесь только разделить все на белое и черное. Сначала отдали пенсионные деньги частным фондам, дескать, будут рыночные отношения, конкуренция. Но с самого начала было ясно, что невозможно все решить таким образом. Считалось, что, чем больше фондов, тем лучше, будет больше доходность, они будут вкладывать в разные отрасли. А сейчас убедились – лучше не стало. Теперь вынуждены объединять в единый пенсионный фонд. Но полностью вернуться к старой пенсионной системе невозможно: взять все грехи и наломанные дрова на себя государство не может – где взять деньги на все это в бюджете? И сейчас найти решение очень сложно.


Загрузка...