Опубликовано: 1359

В созвездии кольца

В созвездии кольца

Даже при обилии сильных легионеров и отсутствии в Единой лиге ВТБ лимита на них Антон Пономарев стабильно выходит в стартовой пятерке “Астаны”. В этом сезоне он выдал ряд отличных матчей. Так, 31 января в игре с польским “Туровым” набрал 22 очка, в два раза перекрыв свое достижение по результативности. Правда, беседовали мы с Антоном, еще не зная, как для него сложится этот матч.Цель – оправдать

доверие

– Поляков надо побеждать, – говорит форвард “Астаны” Антон Пономарев. – Пусть наши главные конкуренты в борьбе за место в плей-офф не они, а “Летувос Ритас” и “Донецк”, сейчас важна каждая игра. Победой над “Химками” мы доказали, что можем обыгрывать любого соперника. Главное, бороться с полной самоотдачей.

– Наверное, от игры первого круга с “Туровым”, когда в Польше вы уступили ему 27 очков, остались не самые приятные воспоминания?

– Да, тот матч провалила вся команда. Если говорить конкретно о моей игре в этом сезоне, то считаю, что каждый поединок я отыграл на своем уровне. На том уровне, на котором сейчас готов играть. Тренер мне доверяет, и, мне кажется, я его доверие оправдываю.

– В этом сезоне ты гораздо чаще стал бросать трехочковые, причем с высоким процентом реализации. Это указание тренера?

– Нет. Просто в трехочковой зоне легче оказаться свободным, чтобы получить скидку партнера. У нас нет разделения на “бросающих” и “небросающих”. Если ты атаковал кольцо по ситуации, то тренер только похвалит. В баскетболе тоже есть защитники и форварды, но в отличие от футбола здесь каждый может и бросить, и отработать в обороне.

С оглядкой на Европу

– Видел, как главный тренер “Астаны” итальянец Маттео Боничиолли что-то громко подсказывал тебе по ходу матча. На каком языке это происходит?

– С нами он разговаривает по-английски, русского языка не знает.

– Все понимаешь, что тренер говорит?

– Стараюсь. Баскетбольные термины выучил. В команде есть Николай Михальчук, который переводит то, что мы не понимаем. Но если в прошлом сезоне он переводил все подряд, то теперь меньше. Мы сами стараемся понимать английский, чтобы можно было общаться на площадке с легионерами. Может, таким образом к концу карьеры и выучу иностранный.

– Язык тем более необходим, если желаешь играть в Европе. Стремление туда уехать еще не пропало?

– Думаю, что у любого баскетболиста из любой страны есть желание поиграть на высоком уровне, попробовать свои силы в другом чемпионате. Мечта поиграть в топовых клубах, поучаствовать в Евролиге никуда не исчезла.

Сербско-приморский опыт

– Но у тебя ведь был такой шанс, когда ты в 2010 году уехал в Сербию. Что там не сложилось?

– В “Железнике” я отыграл месяцев 7–8, но потом мы с клубом расторгли контракт по обоюдному согласию. Какую-то главную причину найти сложно: может, уровень чемпионата был на тот момент слишком высоким для меня, может, тренера не понимал. Просто каждому охота играть, проявлять себя в матчах, а не только на тренировках. Мне же игрового времени не давали.

– Из Сербии ты отправился в “Спартак-Приморье” из Владивостока, и снова ненадолго…

– Я пришел в команду уже по ходу сезона. Вскоре чемпионат закончился, и мне предложили остаться. Но вдруг позвонил Валерий Алексеевич (Тихоненко, олимпийский чемпион 1988 года, а ныне генеральный директор БК “Астана”. – Прим. ред.) и рассказал о том, что в Казахстане открывается новый проект и что эта команда будет играть в Единой лиге ВТБ. Большую роль сыграло то, что поучаствовать в престижном турнире можно было в составе казахстанской команды.

Винс Картер – “объект” с детства

– В 2009 году твое имя попало в расширенный список выставленных на драфт Национальной баскетбольной ассоциации (НБА) игроков. Как происходит эта процедура?

– Сам до конца не знаю. Всеми делами занимался мой агент. Он сначала выставил меня на драфт, он же потом меня оттуда снял. Возможно, это был такой пиар-ход, чтобы при переговорах с европейскими клубами можно было упоминать о том, что я был на драфте НБА.

– Следишь за играми в НБА? Есть у тебя там любимые команды, игроки?

– Конечно, слежу, но сказать, что кто-то из играющих там звезд является моим кумиром, на которого я хотел бы быть похож, не могу. В принципе, есть только один баскетболист, который мне нравится с детства. Это Винс Картер, он сейчас в “Далласе” играет. Мы с ним, конечно, игроки разных амплуа, но мне нравится, как Картер читает игру.

– У тебя ведь была возможность пообщаться со звездами НБА…

– Да. Два года подряд в Китае проходил проект “Баскетбол без границ”. После юношеского чемпионата Азии по 2–3 человека от каждой команды вызывали на этот четырехдневный кемпинг. Игроки из НБА давали мастер-классы: защитникам показывали дриблинг, нападающим и центровым – броски и борьбу за подбор. После тренировок можно было с ними поговорить. Помню, что приезжали Яо Минь, Самюэль Далемберт, Джером Уильямс, Тони Паркер, Кайл Корвер.

– А чем запомнился собственный визит в США, когда в 2007 году у тебя вместе с командой было турне по Северной Каролине?

– Тем, что там люди не просто любят баскетбол – они им живут и дышат. В Америке в университетах, да и в обычных школах, такие залы, каких нет даже у наших профессиональных клубов. За исключением “Астаны”, конечно.

“В США приглашали в колледж”

– Многие, и не только американцы, для продолжения карьеры стремятся поступить в различные учебные заведения США, где студенческий баскетбол очень сильно развит…

– У меня тоже была такая возможность. Меня приглашали в колледж, и не в один. Но я был связан контрактом с астанинскими “Тиграми” и поэтому остался в Казахстане.

– Если не считать непродолжительную командировку в Сербию и Россию, то вся твоя карьера пока проходит в одном городе, Астане…

– Я переехал в спортинтернат из Костаная в 12 лет с еще 7–8 ребятами. Родители отпустили, конечно, не без сомнений. Все-таки я был еще маленьким, некоторые пацаны в этом возрасте еще в игрушки играют. Но мне было очень интересно. Поначалу без родителей было тяжело, все приходилось делать самому. Потом привык и сейчас ни капельки не жалею, что уехал.

– Ты с детства был высоким?

– Да, ростом всегда выделялся – и в детском садике, и в школе. Но и баскетбол сыграл свою роль.

Семейный круг

– Родители сами занимались спортом?

– Нет, они от этого были далеки. Интересоваться спортом начали только тогда, когда я стал им заниматься. Зато сейчас отец смотрит все спортивные трансляции, начиная с биатлона и заканчивая баскетболом. Ну и мама, конечно, рядом.

– Они не видели тебя в какой-нибудь другой профессии?

– Нет, у нас не было такого, чтобы, как в других семьях, отдавали в музыкальную школу, даже если ребенок хотел играть в футбол. Все решения я принимал сам и занимался тем, к чему лежала душа. Для родителей же главным было, что я не шлялся просто так по улицам.

– Твоя жена Татьяна тоже со спортом не связана?

– Нет. Мы познакомились с ней в ночном клубе в Костанае, когда я летом приехал к родителям из Астаны. Так получилось, что не было свободных мест, и нас посадили за один столик. Уже через две недели я перевез ее в Астану, и так мы четвертый год живем вместе.

Почти Марк Антоний

– В мае прошлого года у вас родился сын Марк. Чья была инициатива назвать ребенка этим редким именем?

– Совместная. Просто не хотелось называть его Ванечкой или Петечкой. А Марк – такое интеллигентное имя. Нам с женой оно понравилось.

– Когда подрастет, то по имени-отчеству будет почти Марк Антоний, как известный древнеримский военачальник и консул Римской республики…

– Или американский певец Марк Энтони (улыбается). Марк – наш второй ребенок. У жены от первого брака есть дочка Валерия. Ей 6 лет. Думаю, что пока двоих детей достаточно.

– Кроме баскетбола другими видами спорта интересуешься?

– Бывает, что смотрю футбол, но только решающие матчи Лиги чемпионов, и все. Если выбирать между спортивной трансляцией и фильмом, то я лучше кино посмотрю. От спорта надо отдыхать. А то весь день тренироваться, потом приходить домой и снова смотреть баскетбол – это уже слишком.

“Если проиграл, значит, не мой день”

– Последний фильм, который произвел впечатление…

– Американская комедия “Толстяк на ринге”. А еще “Освобожденный Джанго”. Смотрели его дома вечером с женой.

– Разве он уже вышел на дисках?

– А я через Интернет смотрю. Подсоединяю приставку PlayStation к телевизору, чтобы видеть на большом экране, и смотрю лежа на диване, попивая сок.

– PlayStation у тебя только для просмотра фильмов или в игры тоже играешь?

– Играю. В баскетбол (смеется). Или в футбол. В прошлом году месяца полтора-два готовились к сезону в Словении и Италии. Жили в горах, рядом ничего нет. Вот и играли с ребятами в компьютерные игры все свободное время.

– Проигрывать не любишь?

– Думаю, что никто не любит проигрывать: ни в обычной жизни, ни в виртуальной. Но я к этому спокойно отношусь. Если проиграл, значит, не мой день. Выиграю в следующий раз. Ведь обязательно кто-то должен победить, а кто-то уступить. Баскетбол – особая игра, в ней ничьих не бывает.



Загрузка...