Опубликовано: 1414

В политику пошли пираты

В политику пошли пираты

Даже в самых консервативно настроенных западных странах избиратели все пристальнее обращают внимание на новые, порой весьма экзотичные партии. Почему?Сенсация грянула 18 сентября: на местных выборах в Берлине с треском пролетела столь солидная, казалось бы, “Свободная демократическая партия Германии”.Этот давний член правящих коалиций в бундестаге не сумел перебраться даже через пятипроцентный барьер,

набрав менее двух процентов голосов!

А вот новая Партия пиратов прогремела по всему Евросоюзу своим просто тримуфальным успехом – почти 10 процентов голосов. И это при том, что в ее рядах нет ни одного профессионального политика.

Шумный прецедент послужил тревожным звоночком для иных политиков, слишком уж уверовавших в собственную исключительность и несменяемость. И дал пищу для размышлений.

Расчет, помноженный на романтику

Как точно подметил мой коллега и давний друг, обозреватель московской “Новой газеты” Алексей Поликовский: “Пираты стерли пыль с унылой политики испытанных бюрократов и вечных оппозиционеров. Их плакаты веселят... На одном – десяток нормальных человеческих лиц: дядька в кепке, студент в очках, девушка с челкой и слова: “Наконец-то нормальные люди”. На другом – круг спиленного дерева, пиратская эмблема и слова: “Вот наконец дерево, погибшее не напрасно”.

Во всех этих плакатах, лозунгах и листовках совершенно не чувствуется натужная глупость профессиональных пиарщиков, которых большие партии нанимают за миллионы долларов.

Это придумывало не слипшееся в массу “население”, а отдельные люди с лицами, мыслями и улыбками...”

Действительно, главное, что подкупило электорат в “пиратах”, это “лица необщее выраженье” плюс сочетание разумного прагматизма с почти наивным идеализмом. Такой коктейль оказался попаданием в десятку.

По резонному замечанию газеты Frankfurter Rundschau: “Несмотря на то что Интернет со дня своего рождения провоцирует появление романтических иллюзий нового, справедливого мира, левые и зеленые, к примеру, никогда не интересовались политическим потенциалом Сети. “Информация для всех означает власть для всех” – такого рода лозунги были оставлены в распоряжении всяких хакеров. А вот пираты – это дети Маркса и Microsoft, которые пытаются эмансипироваться от своих отцов. Это единственная партия, которая на растущее влияние Интернета дает иной политический ответ, нежели недоверие и стремление его контролировать. Их блестящий успех основан на том, что они превращают восторг от Интернета, который в целом разделяет общество, в политическую программу, пусть и несколько размытую...”.

Против рифов ограничений

В чем суть этой программы? На одном из лозунгов новой партии она выражена так: “Дайте нам возможность свободно бороздить мировой океан Интернета в поисках бесплатной добычи!”.

Проще говоря, дети хай-технологий требуют того, что скандально прославило Джулиана Ассанжа, вытащившего на свет конфиденциальные сведения от дипломатов и спецслужб разных стран мира.

Позиция спорная, вызвающая немало резонных возражений. Ведь такой тезис пиратов, как “бесплатный обмен любыми произведениями искусства через торрент-трекеры и магнитные ссылки”, является нарушением авторских прав людей творческих профессий – музыкантов, режиссеров, писателей и т.п., рискующих в подобном случае остаться без хлеба насущного.

Но вот против чего не возразишь, так это против необходимости наведения чистоты в политических закоулках всей мировой системы. А это – краеугольный камень всего фундамента Партии пиратов.

За политику с чистыми руками

– Надо обустраивать нашу жизнь заново, выбросив рухлядь былых времен! – задорно декларирует Йенс Зайпенбуш. Этого физика из Мюнстерского университета выбрали на слете главой Пиратской партии. И теперь сорокалетний идеалист скандирует на митингах: “Вон протухшую бюрократию с ее секретами, закрытыми сейфами, тайными счетами и закулисными махинациями!”.

Призыв находит самый горячий отклик. Уж слишком много накопилось негативных примеров у предшественников пиратов на германской политической арене. И это при том, что в Основном законе ФРГ подчеркивается: “...депутаты бундестага являются представителями всего народа и... подчиняются только своей совести”.

Германский слуга народа “обязан осуществлять свои полномочия на постоянной основе, не совмещая их с бизнесом или иными производственными функциями”. Пропуски заседаний по неуважительной причине приравниваются к прогулам и наказываются вычетами из оклада. А в “Кодексе поведения члена бундестага”, принятом в 1972 году, народному избраннику предписывается также “сообщать данные о своем прежнем участии или сотрудничестве с теми или иными союзами и фирмами, заявлять о побочных доходах, подарках и командировках “за счет принимающей стороны” и т.п.

Однако даже самые строгие законы не являются гарантией от регулярных скандалов на высшем политическом уровне. Так, в конце 90-х христианские демократы едва не прекратили свое существование после конфуза, связанного с нелегальным пополнением партийной кассы за счет корпораций и частных лиц. Тогда Конституционный суд ФРГ назвал подобную практику “коррупционной”, изъяв из фондов ХДС 21 миллион евро. Заодно оштрафовав на несколько сотен тысяч за ложные показания и бессменного председателя партии Гельмута Коля.

Партийные склоки уже надоели

Печально запомнились и парламентские выборы 2002 года. Тогда социал-демократам под началом Герхарда Шрёдера и зеленым во главе с Йошкой Фишером все серьезные политологи предрекали поражение от правой коалиции ХДС/ХСС, заключившей союз с “Фрайе Дойче Партай”, “Свободной немецкой партией”.

ФДП была сильна как никогда и готовилась утроить количество своих мест в бундестаге. Но... растратила все свои ресурсы на внутренние склоки и разборки. Главная из которых заключалась в том, что видный деятель зеленых, германский сириец Джамаль Карзли, переметнулся к либералам. И уже на правах одного из лидеров ФДП объединился со вторым лицом этой партии Юргеном Меллеманом.

Несмотря на предостережения и протесты Гидо Вестервелле, председателя ФДП, горячая парочка стала публично обвинять Израиль в “применении нацистских методов” против палестницев. Рассчитывая тем самым пополнить число новых союзников из многомиллионной армии избирателей-мусульман, проживающих в ФРГ. Но вместо этого посыпались обвинения в антисемитизме, и, несмотря на публичные извинения как Карзли, так и Меллемана, либералы с трудом удержались на прежних, довольно скромных позициях – 47 мандатов в бундестаге.

А затем очередной инцидент вообще завершился для Меллемана самым роковым образом. Летом 2003 года бундестаг лишил его парламентского иммунитета сразу после обнаружения многомиллионной черной кассы СвДПГ.

Даже такой влиятельной персоне, как Меллеман, не удалось спустить скандал на тормозах. Этого не допустили бы не только подлинно независимые СМИ, но и сама система контроля за партийным финансированием в ФРГ. Она здесь тщательно продуманная и весьма эффективная. Партии, перевалившие за барьер, составляющий полпроцента от всех голосов электората, получают право на получение из казны определенных средств. Из расчета – 85 центов за каждый “свой” голос.

Однако в любом случае даже самые массовые, общепризнанные организации более трех миллионов трехсот тысяч евро от государства получить не могут. Остальные, не менее строго контролируемые источники финансирования, – это партвзносы, доходы от использования партимущества и пожертвования частных лиц. Но и здесь хватает своих ограничений – Конституционный суд ФРГ постановил: суммарный расход на выборы в бундестаг не может превышать 133 миллионов евро. А у партии Меллемана денег оказалось вдвое больше.

И тогда бывший десантник предпочел бесчестию самоубийство. Он попросту не раскрыл свой парашют во время прыжка над аэродромом Марль-Ломюле в федеральной земле Северный Рейн-Вестфалия.

Не врать и не быть “под колпаком” власти

Итак, главное, за что ратуют немецкие пираты, это за элементарную личную порядочность во всех сферах жизни. Немножко наивно, но это импонирует. Ведь начав три года назад с земельных выборов (в Гессене) и взяв там менее трети процента, молодые люди уже через год там же набрали более пяти процентов голосов избирателей.

Здесь не случайно подчеркивается возрастной состав. В университетских городах на востоке страны каждый пятый избиратель от 18 до 25 лет – за новую партию. Более всего юному электорату импонирует тот факт, что пираты – такие же, как и они. То есть молодые, веселые, креативные, не обросшие жирком чванливой властности и неправедно нажитых богатств.

К тому же они по призванию либеральной души выступают за укрепление гражданских прав. Это касается не только упоминавшейся выше возможности безнаказанно пользоваться всеми возможностями “торрент-систем”. Благодаря чему можно будет осуществить бесплатный доступ к результатам тех научных исследований и разработок, которые финансируются за счет средств налогоплательщиков.

Пиратская партия бьется прежде всего за сохранение тайны личной переписки, в том числе электронной, решительно выступает против сбора и хранения государственными или коммерческими структурами данных граждан, против видеонаблюдения в общественных местах, против биометрических паспортов, против расширения полномочий спецслужб в сфере высоких технологий.

Ну и особо опасной угрозой для свободной, то есть нормальной жизни ХХI века пираты считают попытки властей разных уровней и разных стран вводить все более строгую цензуру во Всемирной паутине, то есть в Интернете.

Собственный корреспондент “Каравана” в странах ЕС, Берлин 

Загрузка...