Опубликовано: 3009

В погоне за дурманом

В погоне за дурманом

Нашу поездку в Шускую долину можно подытожить фразой из анекдота: есть две новости – хорошая и плохая.

Хорошая новость заключается в том, что конопли в этом году мало. А значит, меньше народу будет травиться этой дурью.

Плохая новость: конопли мало. Значит, резко вырастет цена,

а поведение наркодилеров станет более жестким, потому что в случае изъятия “товара” они теряют денег гораздо больше, чем обычно.

Огонь и вода

Шуские борцы с наркотиками в легкой растерянности: в нынешнем году им почти не с чем бороться.

– Подконтрольная нам территория располагается на 138 тысячах гектаров. Это так называемая Шуская долина. Конопля в ней растет не сплошняком, а островками, мы их называем полянами. В этом году осматривали местность, и сами не можем понять, что происходит. Конопля выросла слабая, поляны редкие. Может, из-за частых дождей? – недоумевает начальник межрайонного отдела по борьбе с наркобизнесом “Дельта-Долина” Куат ЖАПАБАЕВ.

Проехав около сорока километров вглубь песков, мы сами убедились, что это так. Заросли конопли жидкие и чахлые.

– Болеет, – с какой-то даже печалью произнес замначальника “Дельта-Долины” Баис ЕСЕЕВ, прикомандированный к нашему журналистскому десанту. – Сколько работаю, первый раз такое вижу. В советское время ее пестицидами травили – не могли уничтожить.

Но кроме болезни удар по местному наркобизнесу нанесли степные пожары. На всем протяжении нашего пути мы видели гарь, на которой росли только метелки какой-то травы, которую местные жители называют “коровий хвост”.

– Если так дальше пойдет, наш отдел придется закрыть – работы не останется, – шутит Баис.

Тем не менее даже то, что осталось, влечет к себе любителей и заготовителей.

Едут соседи на велосипеде…

Всесоюзная слава Шуской долины постепенно меркнет, но и сейчас сюда приезжают братья по СНГ. Чаще всего из Киргизии. Им до нас рукой подать. По словам оперативников, берут люди снасти, садятся на велосипед и едут якобы на рыбалку. А на обратном пути, как бы нечаянно, прихватывают полный рюкзак конопли. В прошлом году таких рыбаков полицейские и пограничники задержали пятнадцать человек. В этом году – всего восемь.

– В прошлом году ужесточили законодательство, и мы кроме обвинения в заготовке наркотиков стали предъявлять им еще и обвинение в контрабанде. Это уже очень серьезная статья, – объясняет Куат Жапабаев. – Видимо, информация разошлась на той стороне, и количество “гонцов” немного снизилось.

Самый крупный самовывоз анаши пытался организовать гражданин Узбекистана. У него изъяли почти тонну зелья.

Карты “сокровищ” – на носовых платках

Откуда приезжие знают, как найти поляну? Кому-то местные жители “помогают”, а кто-то приезжает, подобно искателю сокровищ, с подробной картой, нарисованной… на носовом платке или на боковинке сумки.

Но одиночек-заготовителей, которых пугает один только вид ментов, становится все меньше. Заготовка и вывоз наркотиков канабисной группы – уже давно серьезный бизнес.

– Как это обычно происходит, – делились с нами оперативными секретами дельтовцы. – Приезжают сюда люди с большими возможностями и деньгами. Запускают информацию, что нужна, например, тонна анаши. Местные “заготовители” все друг друга тоже хорошо знают. Они смотрят, сколько у кого есть, собирают, грузят. Чаще всего в КаМАЗы с плодоовощной продукцией. Вот если он тонну анаши вывезет, лук или арбузы, которые были прикрытием, можно даже не продавать, а просто выкинуть – все расходы покроются. Эти грузы “ведут” по дороге, охраняют, зеленую улицу обеспечивают. Наверняка есть у них защитники в очень высоких кабинетах – ведь каким-то образом проходит этот транспорт границы?

Кстати, недавнее постановление правительства, запрещающее останавливать и проверять автомобили с плодоовощной продукцией, по словам полицейских, может, и снижает коррупцию, но в то же время серьезно мешает борьбе с наркотрафиком.

Мирные потери

За два года существования подразделения “Дельта-Долина”, к счастью, боевых потерь не было. Только старшина Сергей Коротовских рассекает по полям на “Ниве” с пробитым лобовым стеклом.

– Пока не было случаев, чтобы стреляли прямо в сотрудников, – говорит Сергей. – Стараются в воздух или по колесам попасть. Но когда по барханам вверх-вниз ныряешь, может получиться, что стреляют по колесам, а попадают гораздо выше. Вот так с нами в прошлом году произошло. Но нам повезло – никого не ранило.

Еще у дельтовцев был случай, когда они ночью слишком близко подползли к месту заготовки анаши. “Дозорный” заготовителей, объезжая округу, не заметил залегших в высокой траве оперативников, и лошадь наступила одному из них на спину. Парень едва не получил перелом позвоночника. Но основные потери “Дельты” – мирные.

– У нас постоянно недокомплект кадров. Не все выдерживают постоянные дежурства, – сокрушается Куат Жапабаев. – Особенно, когда наступает сезон, сотрудники постоянно находятся в долине. Домой приезжают только переодеться. Зато среди оставшихся нет предателей.

“Давить на совесть” – бесполезно

Особой помощи от земляков полицейские, конечно, не ждут.

– Бывает, что у меня спрашивают: а сколько вы могли бы дать за информацию? Хватит, чтобы, если что, можно было с семьей переехать хотя бы в Россию? Ну, конечно, у нас такие суммы не водятся, – говорит Куат Жапабаев. – С другой стороны, платить деньги, не зная, что тебе могут сообщить, тоже рискованно.

– Да пусть не помогают нам, – машут рукой полицейские. – Гораздо важнее, чтобы население не помогало наркодельцам. Занятым в заготовке наркотиков гражданам бесполезно давить на совесть. Даже при наличии легальной и высокооплачиваемой работы найдутся те, кто предпочтет “короткие” деньги.

– Некоторые чабаны, живущие на отгонах, выпас овец используют как прикрытие для сбора конопли, – рассказывают дельтовцы. – В общем-то, примерно известно, кто чем занимается. Но иногда кого-то упустишь из виду, смотришь, он к осени на новенькой крутой машине ездит, хотя все лето на старом “друшпане” трясся...

Где вертолет для "Дельты"?

Поинтересовались мы, насколько крутые машины у самих борцов с дурманом. Нам ответили “не для печати”: ни к чему противнику знать о слабостях полицейских. Одним предложением можно сказать, что техники, как всегда, не хватает, та, что есть, быстро исчерпывает ресурсы.

Непонятна и судьба вертолета, который выделили для подразделения. Говорят, что на нем нельзя летать, потому что штат летчиков не укомплектован.

Зато противная сторона оснащена достаточно. Поговаривали даже, что во время наркотрафика для навигации используется спутниковая связь.

– Мы проверяли эту информацию, она не подтвердилась, – говорит Куат Жапабаев. – Но то, что их кто-то предупреждает о наших постах, – это точно. Иногда не успеешь поставить пост, как его уже объезжают. А опытные водители по бездорожью через пески умудряются выехать в обход всех рубежей даже в Карагандинскую область!

Кстати, Шуской долиной и оснащенностью ее охранителей заинтересовались в ООН. Буквально за два дня до нашего приезда представители этой организации побывали в долине.

– Представители ООН обещали посмотреть, чем нам могут помочь. Мы, конечно, от их помощи не откажемся, но и просить особо тоже не будем. Наше государство борьбу с наркобизнесом финансирует достаточно, в этом году выделено 40 миллиардов тенге на три года, – сообщил нам заместитель председателя комитета по борьбе с наркобизнесом МВД РК Ныгметжан САПАРОВ.

Спрос диктует цены

За два последних года сушеные листья конопли – в народе ее называют анаша, а полицейские именуют марихуана – выросли в цене с 500 до пяти тысяч тенге за килограмм. Измельченные в пыль листья – гашиш – стоили 25 тысяч тенге за кило, теперь их продают за 70–75 тысяч тенге. Смола канабиса – “ручник” – стоит 100 долларов за спичечный коробок. Но даже при таких ценах спрос растет, а предложение уменьшается. “Дельтовцы рассказывали, что получили информацию о покупателях из Алматы, которые приехали за наркотиками с большими деньгами. Полицейские собрались было задержать гонцов, да те не смогли купить “товар”: не нашли продавцов.

Изымать стали больше – в 2007 году было изъято 7 тонн, в 2008-м – 9 тонн канабисных наркотиков. В этом году в связи с “неурожаем” дельтовцы ожидают снижения показателей, но уже изъято более семи тонн зелья.

И как с ней бороться?

Шуская долина называется так по какой-то прихоти судьбы. На самом деле она расположена на территории шести соседствующих районов: Мойынкумского, Рыскуловского, Меркенского, Байзакского, Кордайского ну и, естественно, Шуского. Бытует легенда, что конопля в этом регионе появилась лет 300 назад, когда генерал-губернатор местного края, отчаявшись остановить движение песков, нашел управу на барханы. Выписал из Индии семена конопли и высеял в предпесковой зоне. Якобы после этого опустынивание остановилось. В народе же говорят, что конопля росла тут всегда, и в доказательство тому приводят массу рецептов народной медицины. Два из них и поныне широко используются: ванны для ног из настоя травы при радикулите и отвар из семян при простуде. А поскольку, по мнению местных жителей, росла она всегда, то и уничтожить ее никто не сможет.

В советские времена коноплю решили вытравить ядохимикатами, но потом оставили эту затею. Конопле ничего не делалось, а вот домашние животные, выпасавшиеся в долине, стали массово гибнуть.

Пытались конопляные заросли перепахать на тракторе, “перемесить” КамАЗами – безуспешно. Более результативной оказалась практика выжигания. Но тут уж возроптали местные жители. Огонь вместе с коноплей уничтожал любую растительность, и овечьим отарам на зимовку не оставалось подножных кормов.

Что касается укрепления почвы, то любой, кто был в предпесковой зоне, может подтвердить: конопля растет прямо из песка. Не у всякой травки хватает длины корня, чтобы достать до живительной влаги. Поэтому уже много лет пытаются найти баланс между вредом и пользой этого живучего растения.

Несколько лет назад во время открытия очередной отработки “МАК” в Шускую долину были приглашены ученые-биологи. Они очень убедительно рассказывали о том, что наркотические свойства конопли можно уменьшить за счет скрещивания с другими растениями. За счет генетических изменений можно уменьшить содержание канабинола в листьях. А значит, польза от травы останется, а вреда не будет.

Однако их предложениями, разработками никто не заинтересовался.

В качестве решения проблемы был принят другой проект – строительство завода по переработке конопли.

Впервые “одомашнить” коноплю попытались еще в советское время, когда у нас начали появляться активисты экологических движений и первые частные производства. Уже начали было разработку технической документации. Даже провели презентацию проекта. Однако дело не заладилось. Ходили разные версии: от запрета завода Комитетом госбезопасности, который, дескать, боялся, что под эгидой официального предприятия расцветет наркобизнес, до требования “в кабинетах” огромной взятки.

Потом с интервалом в несколько лет появлялись разные фирмы, пытавшиеся под проект получить кредиты от государства и банков. Их попытки закончились также безрезультатно. Один из претендентов даже произвел рекогносцировку на местности. И пришел к неутешительным для себя выводам: конопли много, но она слишком рассредоточена, не соответствует технологическим стандартам по длине стебля и к тому же слишком смоляниста. Чтобы уменьшить содержание смолы канабиса в растениях, нужно построить дорогостоящую ирригационную систему. На что бизнесменам ответили: если бы была возможность хорошенько поливать коноплю, то и проблемы бы не было. Ведь растет эта культура во многих городах и поселках области прямо в огородах и вдоль дорог. Но никто и не думает использовать ее как наркотик: хороший полив вымывает канабис.

Загрузка...