Опубликовано: 2510

В Павлодаре раскрыли любовные тайны в театре имени Чехова

В Павлодаре раскрыли любовные тайны в театре имени Чехова

В Павлодаре 70-летие отметил Театр имени Чехова. С его бессменным вот уже на протяжении двух десятков лет художественным руководителем мы вспомнили и про мрачные 90-е, и про отношения со зрителями, и про его личные рекорды.

Сразу после войны

На премьеры спектаклей в Чеховке директор театра, он же художественный руководитель Виктор АВВАКУМОВ никогда не подставляет стулья, хотя народ просит, умоляет. В эти дни, обычно в пятницу, директор приходит лично к теснящимся у входа людям и с присущей ему мягкостью просит прийти на следующей неделе. Этот выход к зрителям у кассы, жаждущим лишний билетик, превратился у Виктора Валентиновича в некий ритуал.

Своих первых зрителей театр встретил в ноябре 1945 года. Прошло всего полгода после окончания Великой Отечественной войны, но служители Мельпомены были призваны нести в народ веру в лучшее. Дебютный спектакль “Платон Кречет” по пьесе Александра Корнейчука рассказывал о жизни талантливого хирурга.

В день 70-летия в Чеховке представили постановку “Мой старый добрый театр…”, включившую отрывки из пяти самых популярных спектаклей последних лет. Были в этот вечер и чествования, и вручение грамот. Юбилейный показ стал 40-тысячным спектаклем в истории театра. По оценке Виктора Аввакумова, за время существования Чеховки здесь побывало 15 миллионов человек – почти все население Казахстана. Боевое крещение в павлодарском театре в юные годы получили ныне известные в России актеры Алексей Булдаков, Владимир Еремин, Виталий Коваленко.

“Семейка” в прекрасной форме!

Тайны нет в том, что в казахстанских театрах работают агенты, в некоторых до десяти человек, которые распространяют билеты по организациям. Продают они по-разному. Однако в Чеховке нет ни одного такого распространителя. Все билеты здесь реализуют через кассу. В прошлый сезон чеховцы выдали восемь премьер. Практически каждый месяц по новой постановке. Я интересуюсь у Аввакумова, как удалось работать в таком немыслимо бешеном ритме.

…В этот момент наш разговор в очередной раз резко обрывается, потому что в кабинет влетает актриса, на бегу целует худрука и начинает делиться последними вестями. Не буду перечислять всех членов труппы, прерывавших мерную беседу, но каждый, кто прибегал (понятное дело, по совершенно неотложным делам), требовал скорейшего внимания и участия.

– Они у вас, право, как дети, Виктор Валентинович!

Он не спорит, ведь актерская труппа такова – взрослый детсад, и многозначительно поднимает глаза к небу. Затем быстро говорит, мол, я давно ведь знаю, что отличительная черта чеховцев в том, что они уже стали как семья. “Безумная семейка!” – поправляю я, и худрук кивает. Он 18 лет руководит театром, что является рекордом среди директоров Чеховки, и знает чаяния каждого сотрудника.

– Что касается оценок нашего прошлогоднего повторения рекорда по премьерам, то по этому поводу я с большим удовольствием цитирую Мольера: “Завистники умрут, но зависть – никогда!”. Я на намеки о халтуре говорю: приезжайте и посмотрите наши спектакли! Если хоть один из них покажется вам сырым, то я завтра же подам в отставку. Здравомыслящим же людям просто поясняю, что моя труппа всегда находится в прекрасной форме уже не первый год.

– Как вы этого достигаете?

– Во-первых, коллектив сложился. Во-вторых, мы быстро включаемся в работу в каждом сезоне. Сбор труппы у нас традиционно происходит 2 сентября. День я даю на то, чтобы стряхнуть пыль отпуска. Однако на следующий начинаются репетиции. Мы в отличие от других не читаем неделями пьесу за столом. Не тратим по месяцу на мизансценирование и столько же на разборки и непонимание друг друга, а еще на творческие обмороки и сетования “он как партнер мне не подходит!”.

У нас ничего такого нет, у нас всегда в конце сентября открытие сезона. Хотя все театры только начинают в октябре, а мы уже 4 октября представили в этом году премьеру “Бесов” по Достоевскому! Мои актеры привыкли к такому ритму, и с него их не собьешь, потому что в ином случае потеряют интерес к работе.

– С каким чувством вы встретили 70-летие театра?

– Меня и всех, кто служит в нашем театре, переполняло чувство гордости. Чеховку с благодарностью вспоминают павлодарцы, разбросанные по всему миру. Мы вспоминали всех тех, с кого начиналась славная чеховская история коллектива. Зрительный зал был заполнен ветеранами, друзьями, поклонниками.

Оглядываясь назад, понимаешь, что были события, развивавшие театр, были те, что тормозили. Это живой организм, где есть и болезни, и всегда будет выздоровление, потому что актеры переживают, любят, надеются. Наш театр всегда был интересен зрителю, потому что созвучен времени и придерживался традиций, заложенных в 1945 году, когда тут впервые поднялся занавес.

О времени и о любви

– Зритель вас любит, а проявлял ли он любовные чувства к актерам или актрисам?

– Как-то один офицер просился у меня выйти на сцену, чтобы при всех просить руки и сердца одной актрисы, но я не разрешил. Сказал ему, что зритель должен остаться мыслями в постановке. Другой случай был с актрисой Натальей Грошевой. Поклонник ходил на каждый ее спектакль. На мой взгляд, он не пара ей был. Влюбленный приносил букеты, дарил их и однажды сделал предложение.

После спектакля “На всякого мудреца довольно простоты” на сцену вышла женщина с цветами и папкой бумаг. Букет подарила и стала читать об этой пьесе. Актеры в недоумении – что за лекция?.. Несколько минут она увлеченно рассказывала. Труппа в шоке – пора разгримировываться. Зритель думал, что это задумка, но это не так было, конечно.

– Вот к вам забегала актриса и сетовала на болезнь. Как же она вечером на сцену выйдет? Свет рампы лечит?

– Перед премьерой заболели однажды несколько актеров. Заменить всех не получится, а зритель ждет. В гриппозном состоянии, с температурой под сорок люди сыграли, будто в последний раз в жизни. Правда, в моей практике были и те, кто работал в актерской профессии, но не был предан делу. Человек ссылался на элементарный насморк и не приходил на спектакль. Эти актеры, если можно назвать их таковыми, в нашем театре уже не работают. Актерская среда отторгает такого человека. К счастью, у нас их было немного.

– Какой спектакль был наиболее сложным в оформлении сцены?

– На международном фестивале в Саранске мы показывали “Без слез, без жизни, без любви” по Ивану Гончарову. По замыслу режиссера, во время спектакля на сцене вращалась конструкция в виде моста. Мы повезли ее с собой, вот только в Саранске не было так называемого сценического круга. Тогда приделали подшипники к нижней части, а монтировщики сцены вращали ее вручную, словно атланты. Председатель жюри Наталья Старосельская назвала находку потрясающей – символом перевода стрелок времени.

– Вы, Виктор Валентинович, руководите театром с 1997 года, и ваш стаж можно сравнить с юношей, вступившим в пору совершеннолетия (Аввакумов смеется). Вы наверняка полны максимализма…

– Безусловно!..

– А какие годы были самыми сложными?

– Первые лет пять. Время было нелегким для всей страны. Главное – люди поверили в меня, как в лидера, и мы стали единомышленниками. Они стали получать зарплату месяц в месяц. Были куплены три квартиры для актеров за счет заработанных нами средств.

– В чем вы лично изменились?

– Пришла мудрость. Пришло понимание, что некоторые решения были непопулярными, зато верными. Я сейчас лучше разбираюсь в людях. Мы научились строить свою репертуарную политику. Как творческий человек, я по-прежнему в состоянии поиска, ожидания. Несмотря на награды театра и мои личные ордена и звания, удалось сохранить внутри творческое начало без какого-либо чувства самоуспокоения.

– Спасибо за беседу! С юбилеем!

Павлодар

Загрузка...