Опубликовано: 2769

Уран "грузите" бочками

Уран "грузите" бочками

Усть-Каменогорск в тревоге: лобби проекта банка ядерного топлива (БЯТ) нарастает. Проведение общественных слушаний, напротив, откладывается. Люди сомневаются: не превращается ли город в заложника опасной идеи?Напомним: около четырех месяцев назад руководство Ульбинского металлургического завода представило проект международного банка ядерного топлива (

target="_self">“Уран в банке”, "Караван", № 28 от 13 июля 2012 г.). В черте Усть-Каменогорска на территории завода планируется разместить 60–80 тонн гексафторида урана – сырья, из которого производят топливо для атомных станций. Владелец банка – Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ). Проект некоммерческий, дивиденды – непонятные.

Запас на раз

На днях в эфире телеканала “Астана” глава республиканского Агентства по атомной энергетике Тимур ЖАНТИКИН признался: планируемые для размещения в “ядерном” банке 60–80 тонн сырья – это объем для… одного (!) реактора!

– Банк не предназначен для обеспечения всех АЭС мира, это резерв на случай, если вдруг в какую-то страну будут сорваны поставки, – заметил главный атомщик страны.

Звучит красиво… если не знать, что в мире нет атомных станций с одним реактором! Любая АЭС имеет как минимум два агрегата. И тем более не может быть по одному реактору на строящихся новых мощных станциях!

Всего в мире действует около 430 ядерных реакторов. У каждого владельца АЭС свои долгосрочные договоры с производителями топлива. Более того, такие договоры, как правило, заключают еще на стадии проектирования АЭС. Их нарушение чревато серьезными экономическими санкциями. Это азбучная истина бизнеса, тем более в такой сфере, как атомная энергетика.

О каких “непоставках” говорят казахстанские чиновники? Почему разруливать подобные ситуации должно вдруг усть-каменогорское хранилище, а не международный суд?

– В России в Ангарске еще пять лет назад создали банк на 120 тонн низкообогащенного урана, – рассказал “Каравану” опытнейший сотрудник Новосибирского института ядерной физики Анатолий ЛУКИН. – Его создавали именно как подушку безопасности, чтобы любое государство при необходимости могло им воспользоваться. Правда, я не знаю ни одного случая обращения в этот банк

Так в чем тогда целесообразность усть-каменогорского международного запаса топлива “всего на один реактор”?

Ничего, кроме бизнеса

Как признался в телеэфире Т. Жантикин, в случае реализации проекта БЯТ Ульбинский металлургический завод “получит флаг”.

– О нас узнают в мире, – приоткрыл мечты атомщик, – выйдем на мировой рынок со своей продукцией. Сейчас у нас покупают 2–3 страны, а мы хотим, чтобы весь мир покупал!

Отлично, выходите, находите новые ниши сбыта… Только при чем тут население областного центра Восточного Казахстана? Почему за чей-то неудачный менеджмент “Казатомпрома” (куда входит УМЗ) город должен расплачиваться соседством с урановым хранилищем? Не проще ли сменить руководство компании и завода?!

История повторяется

В 2001 году Казахстан уже стоял на пороге урановой авантюры. Экс-глава “Казатомпрома” Мухтар ДЖАКИШЕВ тогда выступил в Парламенте с предложением разрешить ввоз в республику радиоактивных отходов из других стран. За это, как обещал Джакишев, страна могла получить больше миллиарда долларов. Руководство УМЗ, помнится, горячо поддержало своего шефа. В областной официальной газете тут же появился призыв главного физика завода Анатолия КАРАНДАШЕВА внести в закон поправки и отменить запрет на ввоз чужих ядерных отходов.

Остановить чудовищную затею в тот раз смог только вал общественного негодования.

– Сейчас история повторяется, – высказал мнение глава экологического союза “Табигат” Мэлс ЕЛЕУСИЗОВ. – Нет ни одного убедительного аргумента целесообразности размещения в Усть-Каменогорске банка ядерного топлива. Я считаю, это – пробный шар. Идет обработка общественного мнения, начать хотят с малого – ввоза уранового сырья. А потом пойдут потоки радиоактивных отходов, которые уже невозможно будет остановить.

К слову, обязательные по закону общественные слушания по проекту до сих пор не прошли. Ни в августе, как заверяли на УМЗ. Ни в сентябре, как обещали в акимате. Ни в октябре. Соглашение будет подписано за спинами людей?!

Любой каприз за их деньги?

Захоронение радиоактивных отходов – серьезная проблема всех стран – владельцев АЭС. Отработанное топливо фонит в тысячи раз сильней, чем “свежий” уран. В извлеченных топливных стержнях содержатся (помимо изотопов урана) плутоний-239 и йод-129. Медики говорят: достаточно попадания в организм микронной дозы, чтобы вызвать рак.

По оценке МАГАТЭ, к 2010 году на планете скопилось 345 тысяч тонн ядерных отходов!

Америка и Евросоюз ежегодно тратят огромные деньги на поиск мест, подходящих для захоронения. Франция начала строить полигон в глиняных толщах Лотарингии. Германия пробует захоранивать в отложениях каменной соли. США и Финляндия – в гранитных массивах. Однако ученые говорят: ни один из природных материалов не обладает идеальной герметичностью. А значит – не гарантирует от загрязнения грунтовые воды. И каждая страна, владеющая АЭС, хотела бы разместить полигон подальше от своих границ. Пусть даже за очень большие деньги.

В усть-каменогорский проект БЯТ развитые страны спонсировали больше 150 миллионов долларов. Главный спонсор, как несложно догадаться, – США. На счету этой страны почти две трети всей суммы. В августе США передали Курчатовскому ядерному центру два мощных спецтрейлера стоимостью 115 тысяч евро для транспортировки радиоактивных отходов! В тот день все СМИ процитировали слова главы Агентства по атомной энергетике Тимура Жантикина: “Несколько лет назад было предложение о строительстве комбината по переработке ядерных отходов, я думаю, жизнь заставит осуществить этот проект”.

Не правда ли, очень откровенное признание?

Усть-Каменогорск 

Загрузка...