Опубликовано: 1834

Уйти достойно

Сколько у нас в стране тяжелобольных, неизлечимых людей, порой годами прикованных к постели? Сколько беспомощных стариков, нуждающихся в постоянном уходе? На этот вопрос статистика ответа не дает.

Зато о том, какая это большая беда, какая боль и какие проблемы, хорошо знают близкие таких больных. Во всем мире широко развита служба хосписов, помогающих человеку достойно уйти из жизни. В Казахстане это практически неразвито. Почему?

 К этой горькой теме “Караван” обращался уже не раз, но проблема, как видно, “зависла”. И мы попробовали выяснить – отчего.

МЕЖДУ ДВУМЯ МИНИСТЕРСТВАМИ

Еще год назад казалось, что вопрос сдвинется с мертвой точки. Министерство культуры и информации разработало проект “Поддержка деятельности служб хосписа”. При финансовой поддержке Фонда Сороса были даже выполнены специальные исследования. Затем провели представительный “круглый стол”, семинар-тренинг, написали резолюции, рекомендации – и… И ничего. Дальше дело не пошло.

Может, проблем оказалось слишком много? А два ведомства, которые должны быть задействованы в организации помощи тяжелобольным – Минздрав и Минтруда, – слишком разобщены? Проблема оказалась на грани двух министерств и, по сути, ничья. У одних – больницы, у других – соцработники, посещающие одиноких стариков на дому. И то относительно здоровых стариков. Тех же, кто медленно умирает дома (потому что в больницах не видят смысла держать неизлечимых), не посещает никто.

О том, в каких мучениях они умирают и сколько боли и проблем это приносит родным, вынужденным за ними ухаживать, никто из чиновников просто не знает. И не задумывается.

БЕСПРИЮТНАЯ СТОЛИЦА

Сегодня в Казахстане всего шесть небольших хосписов – в Алматы, Караганде, Семее, Павлодаре, Костанае, Усть-Каменогорске. Они далеко не соответствуют международным стандартам и у них много проблем, но в новой красивой столице Астане и такового нет.

И акимат, и управление здравоохранения кивают на центральные органы власти, проблемы с финансированием. Но почему в Павлодаре нашли в бюджете 37 миллионов тенге на эти цели, а в столице нет?

– Потому что мы, общественность, мало этого требуем, – считает Баян АХМЕТЖАНОВА, президент общественного объединения “Ардагер”. – Хоспис в Астане давно должен быть, люди же страдают. Всем им нужна квалифицированная медицинская и психологическая помощь, а порой и просто человеческое участие. Родственники, даже если они есть и готовы взять на себя заботу о больном, не всегда могут оказать такую помощь. Иногда они сами находятся в тяжелом эмоциональном состоянии, иногда просто не могут бросить работу и полностью посвятить себя больному, иногда не хватает опыта и сил. Именно поэтому в других странах создаются хосписы.

МЫ БОЛЬНЫ ГЛОБАЛИЗМОМ

Свою точку зрения на больной вопрос обозначила и депутат Мажилиса Парламента РК Айгуль СОЛОВЬЕВА:

– Все дело в том, что мы все больны глобализмом. Если обсуждаем права человека – то на каком-то теоретическом уровне, не о конкретном человеке речь. У нас общественные организации могут заниматься политикой, великими и высокими идеями, а человек со своими нуждами остается в стороне.

Простого желания создать тот же хоспис недостаточно. Без правительства этого не сделать, именно общественные организации от имени граждан должны доносить необходимость этого. Потому что такая проблема может коснуться каждого. Одно из главных прав человека – достойное завершение жизни.

Сейчас мы хвастаемся тем, что миллиард тратим на неправительственные организации. Но куда уходит этот миллиард? Чувствуют ли это на себе люди?

Сейчас, например, Министерство труда и соцзащиты населения выделило для НПО около 600 миллионов тенге. Если они сейчас в перечень хосписы включат, программа может заработать уже со следующего года.

Доживут ли до этого те несчастные, которые сегодня умирают дома в мучениях, на руках своих родных?

Астана

Загрузка...