Опубликовано: 3532

Удочерение с препятствиями

Удочерение с препятствиями

Решившись удочерить ребенка, жительница Шымкента Алла Кривошеева даже не представляла себе, сколько чиновничьих преград ей предстоит преодолеть.Сейчас свою историю 40-летняя Алла рассказывает уже спокойно и без лишних эмоций. Говорит, изначально предполагала, что удочерение ребенка будет делом нелегким. Однако то, что ей пришлось испытать, иначе как настоящей войной с чиновниками она назвать не может.

size="3">Дочка появилась неожиданно

Алла – женщина вполне состоявшаяся. У нее свой бизнес, хорошее жилье, материальный достаток. Одна вырастила и воспитала сына, который уже окончил институт и работает.

Жизнь вроде устоялась, но женщине хотелось воспитать еще одного ребенка, материнский инстинкт – сильная вещь. Алла сознательно пришла к мысли удочерить какую-нибудь девочку, оставшуюся без родителей.

Однажды ей рассказали про женщину, подрабатывавшую нянечкой. И вот этой нянечке какая-то девушка оставила свою 2-летнюю дочку. Заплатила за три месяца вперед и… исчезла. Вот уже полгода от нее нет вестей. Что делать с ребенком – непонятно.

Алла выслушала историю и записала адресок. Потом созвонилась с нянечкой и пришла к ней в гости. Как сама признается – без всякой далеко идущей цели, просто история зацепила.

Нянечка приняла ее очень приветливо, познакомила с девочкой, все рассказала. А когда Алла собралась уходить, вручила ей узелок с детскими пожитками и самого ребенка.

Алла не скрывает, что была ошарашена. В мыслях она представляла “свою” девочку совсем по-другому. Но малышка крепко вцепилась ручками в нее и отпускать не хотела.

Так у Аллы появилась дочка. И первый вопрос, который предстояло решить, – официально оформить это в госорганах.

Кукушка-кукушка, как тебя найти?

Алла начала поиск матери-кукушки (назовем ее Жанной). Нянечка знала про мать девочки только одно – в Шымкенте та работала в саунах девушкой по вызову. А еще у нее оказалась фотография, на которой была мама вместе с девочкой. Алла стала выяснять телефоны шымкентских “ночных бабочек”, связывалась с ними, показывала фотографию – не знают ли они такую. Несколько раз ей почти удавалось выйти на след. Девицы узнавали “коллегу”, даже говорили, что, мол, недавно вместе снимали комнату. Но неделю-две назад Жанна сменила адрес, и где сейчас живет – они не знают.

Алла попыталась найти роддом, где появилась на свет девочка. Было известно, что родился ребенок в Шымкенте. В конце концов это ей удалось. В роддоме факт рождения девочки подтвердили, но никаких справок не дали. Одна из акушерок, сжалившись, на тетрадном листочке написала дату рождения ребенка, а также целую кучу болезней, которые были выявлены у девочки еще при рождении.

Кстати, лечить малышку пришлось в платных медучреждениях – для прикрепления в государственную поликлинику нужны документы. А как их оформить? Алла несколько раз еще пыталась выяснить это во всевозможных отделах и управлениях. Однако после общения с чиновниками стала бояться, что у нее просто могут отнять малышку. Никто не собирался вникать в ее ситуацию, а тем более помогать. Зато всегда находились ретивые охотники срочно забрать ребенка в детский дом.

Через год безуспешных поисков матери девочки Алла неожиданно столкнулась с ней буквально нос к носу в городской маршрутке. “Газель” была переполнена. На руках у Аллы была девочка. А чуть поодаль сидела… Жанна. Они увидели друг друга одновременно. Алла узнала Жанну, которую так долго искала. А Жанна, видимо, узнала свою девочку. Потому что переводила взгляд то на Аллу, то на ребенка. Но на ближайшей остановке выскочила так быстро, что Алла не успела ее даже окликнуть.

Через два дня Жанна позвонила нянечке, извинилась за свое отсутствие, расспрашивала о ребенке. Нянечка ей все рассказала, сообщила, что Жанну разыскивают и надо бы по закону оформить документы малышке. Девушка в ответ повесила трубку...

На нелегальном положении

Почти три года девочка прожила у Аллы практически на нелегальном положении. Но через год-другой ребенка надо отдавать в школу. Так что вопрос оформления документов становился уже жизненной необходимостью. И Алла вновь направилась в уполномоченные учреждения. Тем более что с самых высоких трибун зазвучали призывы усыновлять детей и всячески помогать казахстанцам, желающим это сделать.

Но вновь натолкнулась на противодействие.

В горОО у нее потребовали справку из полиции о том, что она… не украла ребенка! Женщина отправилась в РОВД. Там несколько дней ей устраивали самые настоящие допросы – а вдруг она торгует живым товаром? Или ведет бизнес, связанный с детской проституцией? Наконец, пройдя все полицейские проверки, Алла получила-таки заветную справку, что в розыске ни она, ни ребенок не значатся.

После этого чиновники потребовали, чтобы ребенка определили в центр адаптации несовершеннолетних (ЦАН) – дескать, это обязательная и необходимая процедура в данной ситуации.

Алла рассказывает: первое, что она услышала, приведя дочку в ЦАН, было категоричное: “Девочка будет передана в детский дом! Вы ее удочерить не сможете, потому что вы – НИКТО!”.

В чем государственные интересы

В конце концов через полгода сражений и скандалов с чиновниками Алла все-таки смогла оформить патронатное воспитание. И наконец привела дочку домой. Пребывание в ЦАНе не прошло бесследно – ребенок перестал разговаривать, все болезни обострились.

Теперь Алла вновь лечит малышку и готовится к новым битвам с чиновниками. Ведь она намерена все-таки удочерить девочку.

Примечательно, что чиновники рекомендовали ей проводить удочерение через гражданский суд. Но в гражданском суде Аллу направили в суд ювенальный. А в ювенальном суде послали в… горОО и гражданский суд.

Во время своих хождений Алла не раз встречалась с людьми, которые испытывали примерно те же проблемы, связанные с удочерением, опекой и т. п. Многие из них откровенно говорили: очень хотели усыновить ребенка, но уже готовы отказаться от этой идеи – слишком много бюрократических препон. Неудивительно, что многие, встретившись с таким отношением, считают, будто без взятки дело не сдвинется.

По пальцам одной руки может пересчитать Алла тех чиновников и госорганизации, где бы ее вопросом занимались оперативно и компетентно. С благодарностью говорит о встрече с начальником городского отдела образования Жанат Тажиевой, которая вникла в ситуацию и оказала необходимое содействие.

Однако проблемы у женщины еще не закончились. Для удочерения девочки необходимо, чтобы родители ребенка были лишены прав либо признаны безвестно отсутствующими.

Интересно, но заместитель руководителя отдела горОО Э. Тлеукеев считает, что инициировать судебное разбирательство по признанию безвестно отсутствующими родителей девочки должна… сама Алла.

 Для женщины такое судебное разбирательство чревато дополнительными и весьма существенными финансовыми затратами. В случае если инициативу по судебному оформлению статуса ребенка берет на себя государство, те же госпошлины и расходы значительно ниже.

Не говоря уже о моральной стороне вопроса: разве не прямой государственный интерес в том, чтобы ребенок мог обрести семью?

Усыновление (удочерение) заявлено в политике Казахстана как приоритетная форма обустройства детей-сирот и детей, по тем или иным причинам лишившихся родителей. По данным Комитета по защите прав детей Министерства образования и науки РК, в Казахстане сейчас свыше 34 тысяч детей без родителей. Количество лиц, желавших и пытавшихся оформить усыновление или удочерение, но так и не сумевших это сделать, статистике неизвестно.

Шымкент

Загрузка...