Опубликовано: 1139

“Убивать” красивую женщину обидно. Но приятно!”

“Убивать” красивую женщину обидно. Но приятно!”

Актер и режиссер культового “Городка” Юрий Стоянов заявил в интервью “Каравану”, что его излюбленные персонажи – полубомжи с интеллигентным прошлым. Самому юмористу Стоянову тоже интеллигентности не занимать. А за те восемнадцать лет, что выходит в эфир “Городок”, он снялся в самых разных фильмах – от пародийно-комедийных “Гитлер капут!” и “Очень русский детектив” до психологической драмы “12” Никиты Михалкова.

“Киллер” для вице-мисс мира

За несколько дней, проведенных в Алматы, Юрий Стоянов снялся в совместном фильме Первого канала Евразия и КТК “Два пистолета” и безжалостно был разыгран юмористами из программы “Массаган”. После чего Юрий Николаевич заявил, что многих людей в своей жизни он “развел”, а вот его – единицы!

– Как вам игралось в “Двух пистолетах” с вице-мисс мира Маргаритой Кравцовой?

– У нас практически не было сцен с диалогами. Есть сцена, где я ее убиваю! “Убивать” красивую женщину обидно, но приятно! Честно говоря, не знал о ее заслугах – я видел в кадре умную и очаровательную маму маленькой девочки, о которой она все время рассказывала.

– Вы играете негодяя. Не оправдываете своего героя?

– Можно я так отвечу на вопрос: говорить о том, чего еще нет, – неблагодарная вещь. Фильм еще не вышел на экран. Судить будет зритель, что получилось, а что нет. Я надеюсь, что получился живой человек. Не знаю, хороший или плохой. Главное, чтобы зритель понимал, что такие люди есть в реальной жизни.

Одесса – это такой замес!

– Вы родом из Одессы – города, прославившегося своими юмористами. Это обстоятельство как-то повлияло на определение профессии?

– Что такое чувство юмора у одесситов? Оно берется не оттого, что они ходят и все время шутят. Эти люди так думают, выражают свои мысли. Конечно, на мне, как и на любом человеке, сказались годы, проведенные в Одессе. Я жил там до 1974 года, потом переехал в Москву. Из Одессы в 70-е очень многие уехали. Но я вырос там в удивительное время, мне достались потрясающие педагоги. Была многонациональная культура: в одном классе учились дети 7–8 различных национальностей. Это такой замес! Плюс потрясающий климат. Это удивительный город, с очень интересной историей, культурой и, конечно, Черным морем!

– Ваша карьера пошла в гору, когда вам было уже за тридцать. Почему успех не пришел раньше?

– Причины этого разные. Половина – во мне: неумение шататься по киностудиям, дружить с нужными людьми… Этого я не умел и не умею делать. Категорически! Да и профессиональных поводов было не много, чтобы меня заметили сразу. Не думаю, что я тогда был плохим артистом, а потом стал хорошим. Значит, это профессия шла ко мне долго. Или я к ней…

“Жены менялись, я – нет”

– Но вы ведь не считаете ту часть жизни пропавшей?

– Я думаю, все произошло очень правильно. Мне, может, слегка обидно, но не больно. Я боюсь представить ситуацию, что мне бы поперло в 20 лет… Мне казалось всегда, что у меня все должно получиться. Я валялся на диване и слушал своих жен: они менялись, но слова были одни и те же: “Иди что-то сделай – спектакль, самостоятельную работу”. Я всегда отвечал: “Мое время еще не пришло”. В каком смысле? В прямом! Это было не мое время, это была не моя страна. Начались 90-е годы, и страна поменялась. С одной стороны, я за это дорого заплатил – у меня отец умер из-за того, что страна рухнула. Я потерял отца, потому что не было нормальной медицины, лекарств, денег. За каким-то физраствором нужно было ходить по темным подъездам, называть пароли и платить 200 долларов! С другой стороны, я обрел себя, свое дело, профессию. Когда изменилась страна, мне стало в ней очень интересно. Я понял, что не надо никому лизать задницы и ходить по кабинетам! Надо просто придумать свое дело, прийти с ним на ТВ. Мы с моим другом и партнером Ильей Олейниковым так и сделали, придумали “Городок”. “Городок” – это реализация всего, что было не высказано, не спето, не высмеяно.

– Сегодня вы себя полностью реализовываете?

– Нет, думаю, процентов на 10–15.

“Ору и буду орать!”

– Как вы с Ильей Олейниковым распределяете роли в “Городке”?

– Вы знаете, мы долго это не обсуждаем. Нам сразу понятно, кто кого должен играть. Разно­чтений почти не бывает. Иногда я могу сказать: “Илюш, мне все равно, я так устал. Кого ты хочешь играть?”. Или, наоборот, он может сказать: “Я это никогда играть не буду, играй ты”.

– Людей каких профессий играть приятнее?

– Очень люблю играть людей, у которых рухнула жизнь, – всяких деклассированных, полубомжей, но у которых ощущается интеллигентное прошлое. В прошлом они не дворники…

– Вас называют ангелом и ужасом “Городка”…

– Это две стороны одной медали. Я крайне жесткий человек на съемочной площадке. Но в тот момент, когда ору, я не оскорбляю и не унижаю. Я ору, потому что предъявляю ко всей команде те же требования, что и к себе. Когда монтирую себя, говорю “он” или “он играет отвратительно”. Я действительно на телевидении умею многое. Не как артист. Я имею в виду телевизионную профессию в целом.

– Насколько сложно попасть в вашу команду?

– Почти невозможно. Не потому, что у нас чудовищный кастинг. Просто потому, что команда сформирована. Она очень маленькая, в ней нет вакансий – 12 человек, включая бухгалтеров. За 18 лет мы поменяли лишь двоих.

Бабах – и появляется персонаж!

– В “Городке” вы за год создаете огромное количество персонажей – около полутысячи. Как удается такое?

– Да, в год точно получается не меньше четырехсот персонажей. Можно ответить, кокетливо подняв глаза к небу: мол, не знаю, как удается… Вся моя жизнь построена на том, что я наблюдаю за людьми. Но не как охотник, который все это складывает в ягдташ и подвешивает на плечо, а в нужную минуту вынимает нужный трофей и пользуется. Это происходит весело, само собой, непринужденно!

– То есть персонажи “Городка” – это по большей части когда-то встречавшиеся вам люди?

– Нет, это сплав каких-то людей. Это все перемешано в моей голове и выскакивает в нужную секунду. Я благодарен Богу за то, что это выскакивает. Бабах – и появляется персонаж!

Марина Хегай

Загрузка...