Опубликовано: 971

У последней черты

У последней черты

Официально в Казахстане нет бедных. Эксперты ООН еще в 2004 году заключили, что мы избавились от бедности. С тех пор понятие “бедный” у нас давно стыдливо заменено на “малоимущий”.

Однако тех, кто живет на грани нищеты, не стало меньше. Специалисты, сталкивающиеся с проблемами этих людей ежедневно, считают, что у черты бедности сегодня может оказаться каждый.

К такому неутешительному выводу пришли участники недавнего “круглого стола” по проблемам бедности, проведенного в Алматы.

Помощь – одноразовая

Полицейские ежедневно сталкиваются с нищетой прямо на улицах городов. Они задерживают бездомных и попрошаек, отправляют их в центры временной адаптации, выясняют личность. Тем, кто не имеет документов, помогают оформить их. Но зачем вольному ветру документ? И завтра бомж вновь оказывается на улице.

Заместитель начальника департамента общественной безопасности ДВД Алматы Серик Казыбаев говорит, что заниматься проблемами бездомных и нищих полицейские начали с 1996 года, когда было принято соответствующее постановление правительства:

– По закону в приемнике-распределителе можно прожить какое-то время только один раз, пожить в человеческих условиях, получить медицинскую помощь, документы – и, может быть, решить начать жизнь заново. Второй раз можно там остановиться лишь на несколько часов – помыться, привести себя в порядок. И все. Дальше – опять на улицу.

Единственный на весь город центр адаптации и временной изоляции находится на окраине города. У нас часто нет даже транспорта, чтобы доставить туда бродяг.

Только цифры

В Алматы только за девять месяцев 2008 года через приемники-распределители прошли 4938 человек (из них 988 женщин). 260 алматинцев и 450 уроженцев Алматинской области, остальные – жители соседних республик – Киргизии и Узбекистана.

За эти же девять месяцев на улицах города полицейскими было обнаружено 317 трупов бродяг. Зимой от переохлаждения умерли 50 человек, 58 отравились суррогатами спиртных напитков и едой, которую нашли на помойке. 6 человек покончили самоубийством. Остальные умерли от болезней – чаще всего туберкулеза и венерических заболеваний.

По официальным данным ДВД, в армии бомжей и попрошаек – около 1000 алматинцев.

По данным переписи населения Алматы, в 1999 году в городе насчитывался 591 бездомный гражданин.

БОМЖ – лицо без статуса

Николай Коротицкий, директор Алматинского городского центра социальной адаптации:

– Наш центр рассчитан на 130 человек. Однако зимой мы принимаем до 160 и более человек. Здесь они могут привести себя в человеческий вид, помыться, получить элементарную медицинскую помощь. Но жить у нас долго они не могут. Наш контингент самый пестрый – от инвалидов и участников войны до лауреатов премий. Кроме того, к нам часто приходят женщины-одиночки с детьми, которые элементарно не могут устроить ребенка в школу. К сожалению, бомж в нашем обществе – статус неопределенный. В законе, например, пишут, что это лицо, не имеющее постоянного места жительства, то есть регистрации. Но у нас много бомжей, у которых есть регистрация! А крыши над головой тем не менее нет. Куда их относить?

Нет цифр – нет людей?

Саулехан Шназбаева, заместитель начальника департамента статистики по городу Алматы, огласила неутешительные цифры:

– Тема бедности сегодня актуальна как никогда. Если раньше мы сталкивались с такой ситуацией, когда регистрировались смерти неопознанных лиц, то сегодня этих цифр нет – как будто нет явления.

Нет государственной отчетности по бездом­ным. Мы обнаруживаем этих людей, когда ведется перепись населения. Например, в 1999 году у нас в городе был 591 бездомный человек. А сколько их сейчас – никто не знает.

Кто виноват? Кто угодно – только не сами!

Тамара Рише, специалист центра адаптации для женщин и детей:

– Как это ни прискорбно, но на улице сегодня может оказаться каждый. В нашем центре, рассчитанном на 40 человек, сегодня живут и годовалая девочка с мамой, и 60-летняя женщина. Мама девочки была изнасилована в 17 лет, забеременела, но побоялась рассказать родителям. Когда беременность стала явной, отец-алкоголик стал ее избивать. Она ушла из дома – оказалась у нас.

Другая девушка приехала в поисках заработка из другого города. И тут попала в беду: у нее забрали документы и заставили оказывать сексуальные услуги. Она убежала, пряталась в канализационном люке, выходя лишь по вечерам, чтобы попрошайничать. Однажды заснула и сильно обожгла ноги. Помогли ей случайные прохожие, которые увидели, как она пыталась вылезти из люка. Вызвали “скорую помощь”, но в больнице ей только наложили повязки и отказались госпитализировать, поскольку она была бездомной. Если бы она не попала к нам, то потеряла бы ноги.

Среди наших постояльцев есть даже люди с высшим образованием. Вот учительница, после развода с мужем не справилась со стрессом и запила. Понятно, потеряла работу, жилье. Итог: картонная коробка в аэропорту вместо квартиры. Однажды ее жестоко изнасиловали такие же бомжи. Она была в ужасном состоянии. Мы дали ей кров, теперь она учит детей в нашей школе, перестала пить.

Но, скажем откровенно, таких, кто бы понял, что получил второй шанс в жизни, и начал бы все сначала – не так много.

Работать с такими людьми трудно, поскольку они во всем обвиняют окружающих – родственников, государство, не беря при этом на себя ответственности за то, что с ними произошло.

– Но почему люди оказываются на улице?

– Самая главная причина – зависимость. Не важно от чего или кого: от отца-алкоголика, от спиртного, от наркотиков. Многие, оказавшись на улице, начинают пить. Но чаще бывает наоборот: начинают пить – и оказываются на улице.

Бедность по наследству

Андрей Андреев, директор общественного объединения “Правовая инициатива”:

– Сегодня много говорят о том, что нужно создавать больше центров адаптации, открывать социальные общежития, увеличить пособия и прочее. Но дело в том, что любой вполне благополучный человек может оказаться бедным. Вопрос в том, что считать бедностью.

Всемирный банк назвал как минимум 99 пунктов, по которым можно вычислить бедных.

Например, высчитывают бедность и по тому, может ли человек получить ту или иную услугу. Взять, к примеру, наши поликлиники, в которых обязаны оказывать бесплатные услуги. Но на самом деле услуги эти для населения оказываются недоступными. Чтобы попасть на прием к детскому хирургу, ребенку придется ждать 10 лет – ведь на неделю дают только три талона! Половины нужных специалистов в поликлиниках нет. То есть человек, имеющий определенный доход, но не получающий нужной услуги, сразу же опускается за черту бедности.

Лучше всего иллюстрирует бедность населения доступ к правосудию. Мы, как юристы, с этим часто сталкиваемся.

Беда в том, что бедность передается по наследству. Дети, родившиеся в бедной семье, уже впитывают в себя поведение и отношение к жизни своих родителей. И, повзрослев, ведут себя так же. А значит, в большинстве случаев автоматически обречены на бедность.

Нищета на экспорт

При всем при том нужно признать: наша страна намного благополучней, чем некоторые из соседей. Поэтому граждане соседних стран едут к нам на заработки. И не всегда легально.

Только в Алматы в этом году было официально зарегистрировано около 157 тысяч мигрантов из СНГ. Для сравнения: в прошлом году их было более 250 тысяч. Несмотря на спад строительного бума, приток рабочей силы не прекращается.

Но правовед Андрей Андреев говорит, что помимо внешней миграции у нас очень большая миграция внутренняя.

Алматы сегодня превратился в мегаполис, где реально живут и работают около 2,5 миллиона человек. Ведь помимо жителей южной столицы Алматы кормит и выходцев из прилегающих районов и других областей.

Когда наши партнеры из Южного Казахстана узнали, что у нас грузчик на базаре зарабатывает 3 тысячи тенге в день – а это примерно 25 долларов, – они были в шоке. Такие деньги для них считаются баснословными! Но прожить на эту сумму в Алматы трудно: надо платить за место на базаре, за проживание, питание, семью кормить. Остается воровать?

Если придете на рынок “Алтын Орда” ночью, то увидите, что там, прямо на земле, люди спят вповалку. В основном это нелегальные мигранты, приехавшие в поисках хоть какого-нибудь заработка. Конкуренция среди них большая. И если они не могут заработать днем, как грузчики, то вечером идут на криминальный “промысел”. Им помощь, правовая или другая, не нужна, потому что на каждом висит уголовная статья.

Поэтому нужно, как в том анекдоте, менять систему построения отношений в обществе. Строить социальное жилье, социальные дома. Организовать реальную систему помощи – так, чтобы человек получил не просто отсрочку от нищеты, а действительно шанс из нее выбраться.

Участники “круглого стола” пришли к выводу, что в первую очередь нужно менять отношение к бедности в самом обществе. И не считать ее далеким явлением, которое касается только социальных аутсайдеров.

Возможно, тогда вы по-иному взглянете на человека, просящего милостыню, или на соседку-пенсионерку, живущую на одну пенсию. И, может быть, протянете им руку помощи.

Загрузка...