Опубликовано: 954

Тушить всегда, тушить везде

Тушить всегда, тушить везде

Наши корреспонденты провели несколько дней в пожарной части. В эти дни в южной столице пожаров не было!

В считанные секунды стрелой пролетел пожарный рукав, лестница взметнулась ввысь, туда, где из окна звала на помощь субтильная старушка... Нет, это не пожар, всего лишь тренировка, но, когда видишь слаженные действия пожарного подразделения во время учений, сомнений не остается: город может спать спокойно – брандмейстеры не спят, они на страже…

ОБУТЫМ СПАТЬ НЕ ЗАПРЕТИШЬ

Репортажи о нелегкой службе пожарных обычно подсвечены ярким заревом огня и пахнут жареным. А что остается, как говорится, за кадром? За каскадом ярких фото. За воем сирен и проблеском мигалок. Что делают пожарные, когда не выносят из горящего дома детей и стариков? Вопреки расхожему мнению они не спят...

– Есть план, – смотрит на меня с недоумением Талгат Дюсенбаев, заместитель начальника пожарной части № 6 города Алматы, – вот по плану и занимаемся, пока нет вызовов.

План – это подъем в 6.00, завтрак, в 9.00 смена караула: именно в это время личный состав заступает на смену, график – сутки через трое.

В 10 утра начинаются занятия. Сначала в учебном классе – теория, новые правительственные акты, государственные нормативы. Парты, тетрадки, экзамены, зачеты, есть даже каникулы. Как и полагается – летом.

После занятий в учебном классе – тренировки.

…В спальном отделении идеальный порядок: постели застелены, кровати стоят строго по линейке.

– А спят ребята обутыми? – задаю давно интересующий меня вопрос.

– Это на усмотрение, – улыбается и. о. начальника отдела пожаротушения и аварийно-спасательных работ ФГУ “СПиАСР” города Алматы Игорь Шпак. – Но собраться нужно быстро. Норматив на отметку “хорошо” – 1 минута 47 секунд, в зимнее время – до двух минут, но это считается удовлетворительно. Я, когда был начальником подразделения, жил недалеко от части и частенько туда захаживал среди ночи – проверял, так скажем, боевую готовность… Обутый – разутый… Не важно, лишь бы собрался в соответствии с требованиями.

ПОРЯДОЧНО И ЧИСТО

Практические занятия включают различные боевые упражнения. Отработки на объектах. И если в США для этих целей используют специально отстроенные полигоны, то наши пожарные работают на реальных объектах. В этом есть свои плюсы, если все-таки пожар: подразделение будет в курсе расположения и планировки объектов – даже не понадобится заглядывать в специальный план здания.

Ребята из пожарного подразделения отрабатывают расстил пожарного рукава – как нам потом рассказал майор по фамилии Мессершмидт, этому нелегкому делу учат еще в пожарном училище. Учат весьма специфично, но зато действенно. На расстоянии вытянутого рукава становится старший по взводу, и легким движением руки новобранцы обязаны “отправить” пожарный рукав аккурат по центру между носками сапог старшины, расставленных на ширину плеч. Очевидно, что отклоняться от курса тут нельзя – себе дороже…

А в расписании – обед. Питание в пожарной части – за свой счет. Готовят по очереди: из продуктов, которые сообща приносят. В части № 6 предпочитают дунганскую и уйгурскую кухню.

Это в спокойное время. А если пожар? Вообще-то подразделения, выехавшие на объект, по прошествии пяти часов должны кормить либо районные акиматы, либо КСК – в зависимости от объекта. Но очень часто случается так, что пожарные без передышки работают и 10, и 15 часов в сутки. В лучшем случае их ожидают минералка и самса из ближайшего киоска.

Первый. Второй. Третий!

Центральный штаб противопожарного управления города. Сюда поступают самые важные вызовы. Вообще все выезды делятся на три порядка: первый, второй, третий. Первый – это возгорания частных домов, которые можно сравнительно легко локализовать, на них выезжают, как правило, две цистерны с водой и одна автолестница.

Второй разряд – объекты с повышенным номером важности. Это детские сады, школы – выезжают от 10 машин и несколько дополнительных лестниц.

Номер третий – утвержденный перечень из 19 особо важных объектов. На такие серьезные происшествия, как пожар в здании аэропорта, стягивают 90 процентов всего городского гарнизона.

Результат работы пожарного исчисляется спасенными жизнями. Не зарплатой же в 28 тысяч тенге измерять его труд? При этом любая совмещенная работа при графике “сутки через трое” считается нарушением закона о коррупции. Так что пожарные могут дополнительно заниматься только “творческой, преподавательской и научной деятельностью”.

На всю южную столицу – 13 пожарных частей. Это около тысячи человек личного состава. Если учитывать условия работы и денежный эквивалент ее, то некомплект примерно в 10 процентов кажется дивом дивным – слишком маленькая плата за жизнь и за подвиги тоже…

Уже прощаясь с дежурным по городу майором внутренней противопожарной службы Олегом Мессершмидтом, интересуюсь: “Наверное, это очень ответственно, когда город в твоих руках?”

– Зато он может спать спокойно, – смеется Олег.

Загрузка...