Опубликовано: 1347

Туберкулез гуляет по стране

Показатели заболеваемости туберкулезом в Казахстане остаются самыми высокими в СНГ. В группе риска уже не только бедные, но и богатые.

Заведующая отделением в Национальном центре проблем туберкулеза доктор медицинских наук, профессор Гульнара Хауадамова говорит, что в последние годы приходится сталкиваться с доселе невиданным явлением: туберкулезом стали болеть вполне обеспеченные люди.

– Раньше считалось, что туберкулез – это болезнь социальная и в группе риска люди бедные, плохо питающиеся, живущие в некомфортных условиях. Но сегодня происходит заражение вполне благополучных граждан. Причина этому, как мы полагаем, – отсутствие регулярного флюорографического обследования населения.

Типичный пример: городской бизнесмен берет на работу водителя, приехавшего из области. В былые времена водитель, прежде чем устроиться на работу, обязательно прошел бы медосмотр с обязательной флюорографией. Но сейчас подобных требований никто не предъявляет.

Другой пример: семья нанимает на работу няню, часто – родственницу из аула. Если бы девушка устраивалась нянечкой в детский сад, ей пришлось бы заводить санитарную книжку – и, опять же, пройти медосмотр. А так никто ничего не спрашивает.

Еще одна отрасль риска, где чаще всего обнаруживает себя туберкулез, – строительная. Рабочие целый день, в любую погоду работают на улице, живут на съемных квартирах, зачастую скученно, плохо питаются, некоторые приезжают уже с открытой формой туберкулеза из других районов и республик.

Специалисты отмечают, что особенно увеличилось количество больных в связи с постоянной миграцией населения из южных областей Казахстана – Жамбылской, Кызылординской, Алматинской.

Но даже если врачи решат всех поголовно обследовать, сделать это будет весьма непросто. В Алматы сегодня почти нет типовых противотуберкулезных учреждений. Все имеющиеся – это приспособленные под диспансеры или санатории помещения без надлежащих условий для содержания больных. Противотуберкулезные диспансеры в Медеуском и Турксибском районах – старые каркасно-камышитовые здания.

Типовое здание городского противотуберкулезного диспансера планируется построить в Алматы лишь в 2008–2010 годах.

Все на проверку!

Но даже обязательное обследование на туберкулез тех, кому его положено проходить – работников детских учреждений и предприятий общепита (кафе, закусочных, ресторанов), не особенно спасает ситуацию. Как только врачи начинают проверять адреса людей, чьи результаты анализов вызывают опасения, выясняется, что этот человек уже уволился. И координат для связи не оставил. Таким образом, туберкулез начинает свободно гулять по стране.

Найти и отправить на лечение такого работника бывает крайне сложно, даже несмотря на помощь миграционной полиции. И здесь, как говорит Гульнара Хауадамова, существует социальная сторона вопроса.

Лечение туберкулеза – дело долгое. Далеко не каждый может позволить себе роскошь не работать 3–4 месяца. Кто в этот период будет содержать семью? Да и после больницы необходимо как минимум два-три месяца находиться на контролируемом лечении при участковой поликлинике. С другой стороны, если работодатель узнает о болезни, он вряд ли примет человека на работу.

– Государство берет на себя расходы по лечению больного, – рассказывает Гульнара Хауадамова. – Больной получает помимо лекарств усиленное питание, витамины, его семья проходит обследование и оздоровление. Например, детей направляют в специализированный детсад или лесную школу. Сам больной после выписки может быть отправлен в противотуберкулезный санаторий для закрепления лечения.

Но зачастую больные долечиваться не желают. Полагая, что временного улучшения здоровья им вполне достаточно.

Самая больная проблема на сегодняшний день – незавершенное лечение. После курса лечения в стационаре больной должен принимать лекарства под контролем медсестры в поликлинике или тубдиспансере. Иначе болезнь может вернуться. Или, что страшнее, – принять лекарственно-устойчивую форму.

Лучшее лекарство – гражданская позиция

– Может ли в данном случае помочь нетрадиционная медицина? Ведь наши предки издавна лечили травами многие заболевания.

– К сожалению, часто люди, узнав о своем диагнозе, обращаются к так называемым тауыпам, баксы, лечатся от туберкулеза с помощью трав, заговоров и даже… плетки. Однажды к нам обратилась женщина, которая лечилась китайским препаратом, мол, он на травах, потому безвреден и эффективен. Но на баночке с лекарством помимо китайских иероглифов было написано по-латыни – рифампицин. Это основной препарат при лечении туберкулеза. Так что ничего нового китайцы не придумали. Если бы было найдено универсальное лекарство, то ученый, разработавший его, получил бы Нобелевскую премию. Туберкулез лечится долго и не одним препаратом, а комплексом.

Даже Всемирная организация здравоохранения убрала из своей стратегии ДОТС-терапии слово short (короткий). Врачи поняли: вылечить больного туберкулезом за короткий срок меньшим количеством лекарств невозможно. В этом плане советская школа лечения оказалась права. Больного снимают с учета только через год после полного курса лечения и контроля.

Но жизнь показывает: болезнь легко не сдается. Придется постоянно проверять легкие, чтобы не было рецидивов.

И еще: как ни пафосно это звучит, но в борьбе с туберкулезом очень важна гражданская позиция – каждый из нас в ответе за собственное здоровье и за здоровье наших близких, окружающих нас людей.

Справка

Заболеваемость туберкулезом в целом по республике на 100 тысяч населения составляет 132,1, в Алматы – 65,2, Атырауской области – 204,4, Актюбинской – 164, Акмолинской – 167,3, Западно-Казахстанской – 171,9, Кызылординской – 193,7, Павлодарской – 163, Северо-Казахстанской – 167, в Южно-Казахстанской – только 82,2. Но показатели заболеваемости в Шымкенте и районах области вызывают большие сомнения у специалистов. Там ежегодно фиксируется снижение заболеваемости, однако на просьбу поделиться опытом борьбы с туберкулезом шымкентские врачи ничего ответить не могут.

Жанар КАНАФИНА

Загрузка...