Опубликовано: 1145

Трупный бизнес

Трупный бизнес

В наше время, как это ни прискорбно, все идет на продажу. Даже после того, как душа отойдет в мир иной, тело может стать… дорогим товаром

Сотни тысяч тенге, примерно такой навар сверх заработной платы, премиальных и других незначительных поступлений из бюджета получала, по данным следствия, группа медицинских экспертов Акмолинского филиала Центра судебной медицины (ЦСМ).

Здесь весьма преуспели в решении экономической задачи: как из мертвого дедки сделать хорошие “бабки”.

Прокуратура Астаны выявила в их деятельности признаки целого ряда циничных преступных деяний. Взятки, сокрытие улик преступлений, ложные заключения о причинах смерти – вот лишь часть того, что предъявлено в обвинении, поступившем с материалами уголовного дела в суд Сарыаркинского района столицы.

Халатность или умысел?

В марте 2007 года столицу взбудоражил слух: в сауне ночного клуба, известного криминальными происшествиями, убита девушка. В бассейне сауны действительно было обнаружено тело двадцатипятилетней Юлии К. Осмотр места происшествия и обстоятельства обнаружения тела позволили следователям столичного департамента внутренних дел предположить, что смерть имела насильственный характер. Возможно, девушка не утонула, а была кем-то задушена и уже после этого брошена в бассейн.

Сотрудники центральной лаборатории судебных экспертиз Вооруженных сил РК, проводившие осмотр трупа до его вскрытия, подтвердили подозрения полисменов. Тело девушки плавало на поверхности воды, хотя утонувшие обычно погружаются на дно. Кроме того, на шее были видны кровоподтеки. Но установить истину “в последней инстанции” должны были эксперты Акмолинского филиала Центра судебной медицины, куда тело было направлено на патолого-анатомическое исследование.

Медэксперт, проводивший вскрытие, сделал вывод: смерть девушки наступила от асфиксии, вызванной не механическими повреждениями горла, а попаданием воды в дыхательные органы. Иными словами, девушка захлебнулась, плавая в бассейне.

Полисмены уже тогда обратили внимание на расхождение мнений экспертов. В принципе, ничего особенного в этом нет: обычная дискуссия специалистов. Как говорится, два эксперта – три мнения. Но вот что удивительно: спустя некоторое время, когда по постановлению следователя была проведена эксгумация тела девушки, патологоанатомы Северо-Казахстанской области (именно там была похоронена Юлия К.) не обнаружили некоторых органов, повторное исследование которых могло бы подтвердить или опровергнуть посмертный диагноз. Они загадочным образом “пропали” в недрах акмолинского Центра судебной медицины…

Утерянное в морге вещественное доказательство – это уже серьезное ЧП! Но в ЦСМ к этому отнеслись с олимпийским спокойствием. Вкатили выговор второстепенному сотруднику, написали пару объяснительных, а в возможность уголовного наказания, видимо, просто не поверили. Следователи ДВД впервые столкнулись со столь небрежным отношением – нет, не к своим звездочкам и погонам – к закону!

Именно тогда полисмены задались вопросом: что это – халатность или умысел? Своим мнением полисмены поделились с чекистами. С этого момента Центр судебной медицины попал под пристальное наблюдение сотрудников департамента Комитета национальной безопасности по Астане. И, как показало следствие, небезосновательно.

Дистанционные смотрители

Расследование выявило удивительные вещи. В центре странным образом наркоманы превращались в праведников, а убиенные – в погибших от несчастного случая. Более того, оказалось, что сотрудники ЦСМ вполне могут установить причину смерти даже… без осмотра тела. Так сказать, определить ее дистанционно, на расстоянии.

В марте этого года некий гражданин обратился в центр с просьбой “подкорректировать” заключение о смерти своего знакомого. Какова была необходимость в этом? Как явствует из обвинительного заключения столичной прокуратуры, этот знакомый “возможно, скончался от передозировки наркотических средств”. От патолого-

анатомов требовалось “указать в заключении иную причину смерти, без фактического предоставления трупа, с целью последующего получения родственниками умершего ряда социальных пособий”.

Если верить показаниям подследственных и материалам следствия, руководитель ЦСМ поручил эксперту сделать “правильные выводы”.

И объяснил ему – цитируем – “каким образом необходимо вынести заключение о смерти… взяв для исследования образцы внутренних органов другого трупа…”. Теперь в официальном заключении патологоанатомов ЦСМ значится, что умерший “скончался от сердечно-сосудистой недостаточности”. И тело даже вскрывать не понадобилось.

Родственникам это обошлось, по показаниям подследственных, в полторы тысячи долларов.

Как спасали от правосудия

А вот еще один эпизод, описанный в обвинительном заключении. Однажды в ЦСМ появился гражданин “земли обетованной” с просьбой изменить заключение о смерти своей тещи. Сложность ситуации заключалась в том, что внезапная смерть женщины вызвала подозрения следователей УВД столичного района “Алматы”, возбудивших уголовное дело в отношении ее мужа, то есть тестя вышеупомянутого израильского гражданина. И просил гражданин у медэкспертов сущую “малость”: закрыть глаза на переломы ребер и множественные кровоподтеки на теле женщины. Как следует из материалов дела, после переговоров с израильтянином была установлена "цена вопроса" – три тысячи долларов.

Далее все прошло как по маслу. Эксперты откорректировали заключение: теперь у них получилось, что покойная “неосторожно упала”, получив двояко толкуемые повреждения.

Каждый остался при своем интересе. Медэксперты поделили барыш. Тещу с почетом похоронили. Ее зять и дочь отбыли домой, к Мертвому морю. Муж освободился от нависшей было над ним тяжелой руки правосудия…

В ДВД Астаны нам сообщили, что уголовное дело в отношении тестя заботливого гражданина “окончено производством”. Дело с обвинительным заключением направлено в прокуратуру Алматинского района столицы.

"Трудный" бизнес…

Как выяснило следствие, эксперты Акмолинского филиала ЦСМ развернули бизнес на широкую ногу. О том, насколько это дело прибыльное, свидетельствует следующий отрывок из обвинительного заключения:

“На вопрос “Получал ли подследственный от своих подчиненных и коллег – то есть экспертов филиала – иные денежные средства, а если да, то за что?” он пояснил, что получал… Денежные средства он получал от экспертов, которые, в свою очередь, получают их от родственников умерших или от потерпевших. Денежные средства эксперты получают за “ускоренное вскрытие” – то есть вскрытие без очереди, за бальзамирование трупов и за так называемое “щадящее вскрытие”. За ускоренное вскрытие расценки составляют от 15 до 20 тысяч тенге, за бальзамирование также от 15 до 20 тысяч тенге, за щадящее вскрытие – 40–50 тысяч тенге. За одевание и гримирование берут санитары – от трех до восьми тысяч тенге, но они (эксперты. – Прим. авт.) к заработкам санитаров никакого отношения не имеют”.

А далее в материалах следствия подробно и деловито расписан механизм распределения “трупных” денег:

“После получения денег экспертами те отдают полсуммы – 10 тысяч тенге – заведующему отделением. То есть за один труп, от родственников которого эксперт получил 20 тысяч тенге. Затем эти 10 тысяч тенге он делит на три части. Первую часть – примерно 3500 тенге – он отдает директору, вторую часть – заместителю директора, третью оставляет себе”.

Простой математический расчет позволяет предположить, какие суммы оседали в карманах сотрудников центра: 3500 тенге умножим на 30 рабочих дней да к ним прибавим “неплановые поступления” от других манипуляций с телами усопших – получается не менее 150 тысяч тенге в месяц на одного человека! Весьма рентабельный бизнес!

Родственники платили ни за что!

По словам подследственных, руководство филиала ЦСМ в этой схеме играло далеко не пассивную роль.

“Директор филиала был в курсе того, что эксперты берут деньги от родственников умерших. Это своего рода их “отметка” и “отстегивание”, то есть плата за то, чтобы тот не трогал экспертов. Это было так заведено еще до его прихода на работу и являлось системой”.

Заметим, как в речи дипломированных специалистов появляются термины, далекие от медицинской латыни, – “отметка”, “отстегивание”…

“Директору филиала он отдавал деньги в его кабинете по мере получения от экспертов, после субботы и воскресенья – в понедельник. За субботу и воскресенье он отдает деньги лично директору. После выходных он отдает разные суммы – от 15 до 40 тысяч тенге.

Каждый понедельник на планерке они, заведующие отделениями, отчитываются директору о том, сколько за неделю к ним поступило трупов, сколько они исследовали и вскрыли, сколько освидетельствовали потерпевших, сколько было выездов… Исходя из этих данных, тот знает, сколько они вскрыли трупов и сколько они взяли денег”.

А самое любопытное: платили родственники умерших ни за что! По показаниям одного из экспертов, проходящих по этому делу, “Акмолинский филиал не имеет права бальзамировать трупы. Бальзамировать могут только частные предприятия, занимающиеся ритуальными услугами. Эксперты, получая деньги от родственников якобы за “ускоренное вскрытие”, говорят им неправду. Такого понятия, как “ускоренное вскрытие”, вообще не существует. В соответствии с книгой о судебной медицине, они должны вскрывать трупы по истечении 12 часов с момента смерти. Понятия “щадящее вскрытие” также не существует”.

Быть ли судному дню?

Потом случилось еще два эпизода, доказанных сотрудниками департамента КНБ по Астане. В первом случае усопшего гражданина Узбекистана “ускоренно вскрыли” и отдали его тело друзьям и родственникам за 40 тысяч тенге. Во втором – с дочери покойного взяли 45 тысяч тенге – “за бальзамирование”.

Некоторые сотрудники ЦСМ попались с поличным и выказали горячее желание сотрудничать с правоохранительными органами. А дальше – дело техники. Причем в прямом смысле слова. В кабинетах подозреваемых с санкции прокуратуры были установлены спецвидеокамеры, и вся процедура передачи денег и “бизнес-планирования” снималась и писалась, что называется, в цвете.

Апофеозом оперативных мероприятий стало задержание директора филиала с мечеными долларовыми купюрами, которые он собственноручно выложил на стол из кармана своего пиджака. Правда, подозреваемый утверждает, что ему лишь вернули некогда одолженные деньги и сам он знать не знает о системе поборов в возглавляемом им учреждении.

Дело, в том числе и в силу своей специфичности, обещает быть громким. Не так часто достоянием общественности становятся подобные факты – морги ведь такие учреждения, от которых стараются держаться подальше. А что там творится за закрытыми дверями? Следствие показало. Теперь все факты предстоит исследовать и доказать в суде.

Редакция будет следить за ходом процесса.

Алексей БАНЦИКИН, Астана

Загрузка...