Опубликовано: 1294

Трудное детство

Несовершеннолетний воспитанник одного из Северо-Казахстанских приютов погиб, выполняя смертельно опасную работу.

Практика привлечения детей к грязному и опасному труду стала нормой. Прокурорская проверка установила: некий предприниматель заключил договор с одним ТОО на оказание услуг по очистке и покраске 50-кубовой емкости для горюче-смазочных материалов. За работу организация-заказчик сулила 16 700 тенге. Для работы предприниматель привлек двоих своих товарищей, один из которых только что уволился из Уалихановского приюта для несовершеннолетних детей, где работал помощником воспитателя. На деле грязная работенка была свалена на детские плечи. “К проведению работ были незаконно привлечены воспитанники Уалихановского приюта для несовершеннолетних детей Широков и Скрипкин” – сказано в справке Северо-Казахстанской областной прокуратуры.

Александру Широкову было всего 17 лет.

Как утверждают очевидцы, Саша спустился в бочку из-под горючего, там ему стало плохо, и он потерял сознание. На “скорой” парнишку увезли в районную больницу, но было поздно. Не приходя в сознание, он умер. Причиной смерти стало острое отравление парами бензина.

Кому дешевую рабсилу?

При расследовании выяснилось – ребят из приюта забрали без ведома руководителя приюта и воспитателей. Как отмечено в справке по результатам прокурорской проверки, “из-за халатного отношения к своим обязанностям со стороны руководства, в том числе и старшего воспитателя, помощника воспитателя, дети были предоставлены сами себе, и какого-либо контроля с их стороны не было, что стало причиной привлечения несовершеннолетних детей к опасным работам”.

Более того, воспитанники приюта рассказали, что их и раньше привлекали к работам, и все это происходило с ведома исполняющего обязанности директора приюта Болтабаева. Практика поставки рабочей силы всем охочим до дармовщинки в приюте, похоже, была нормой. Здесь даже вели своеобразный журнал учета. В потрепанной ученической тетрадке – многочисленные записи типа: “я такой-то беру такого-то складировать сено”, дата, подпись. В некоторых пояснениях цель, для которой брали кого-то из воспитанников, вообще сформулирована очень емко – “для колыма” (орфография сохранена).

Как сообщил начальник департамента образования Северо-Казахстанской области Сайран Денкенова, после проверки исполняющий обязанности директора приюта Болтабаев Г. И. освобожден от занимаемой должности.

По представлению прокуратуры на нескольких сотрудников приюта наложены дисциплинарные взыскания.

Окончательно разобраться в случившемся и ответить на вопрос, кто и в чем виноват, предстоит следствию. Полицейскими Уалихановского района возбуждено уголовное дело по факту нарушения трудового законодательства. Но, как сообщили в пресс-службе ДВД СКО, пока обвинение еще никому не предъявлено. Хотя статья, по которой возбуждено уголовное дело, предусматривает реальное лишение свободы. И хочется надеяться, что реакцией правоохранительных органов на смерть несовершеннолетнего парня окажется не только ряд “оргвыводов” в этом приюте.

Малолетки для грязной работы

В нашей стране существует масса законов, защищающих права ребенка. Многочисленные структуры следят за их исполнением. Но изжить практику использования дармового детского труда почему-то никак не удается. И тот, кто отправил Сашу чистить ту самую смертоносную бочку, наверняка даже не думал, что за это его могут больно ударить по рукам.

И сколько таких взрослых не упускают шанс поручить грязную работенку бесправным и безответным мальчишкам? Им ведь заплатить можно гораздо меньше, взрослый-то не будет гнуть спину за гроши. А риск быть наказанным – небольшой.

В Северном Казахстане известны всего два показательных примера. Воспитанники интерната при Смирновской средней школе №3 Аккайынского района вместо того, чтобы сидеть за партами, чистили снег на территории школы, возили воду – словом, обеспечивали жизнедеятельность учебного заведения. И хотя для этого в штатном расписании были предусмотрены соответствующие технические сотрудники, исправно получавшие зарплату, заведующий интернатом Бекжанов эту работу поручал своим подопечным. Предприимчивость заведующего интернатом покажется вам мелкой шалостью по сравнению с проделками самого директора школы – Хамзина. Тот пошел еще дальше – превратил своих учеников в своих домработников. Школьные классы ребятам заменяло директорское хозяйство. Рубили и носили дрова, чистили снег, сажали и копали картошку, пропалывали огород.

Вернуть учеников за парты решились учителя школы. Устав от произвола руководства, педагоги обратились в прокуратуру. Директора школы и заведующего интернатом освободили от занимаемых должностей. Этот случай, когда эксплуататоров детского труда схватили за руку, стал известен всей республике. По данным департамента образования СКО, педагог Хамзин “выехал за пределы области”. Однако в селе Смирново народная молва упорно утверждает, что бывший директор школы №3 из села перебрался в областной центр и успешно обогащает знаниями студентов одного из петропавловских учебных заведений. А почему нет? Ничего противозаконного, согласно нашему законодательству, судя по всему, в этом нет.

В педагогах остался

Более серьезное наказание понес Н. Уразамбетов, бывший директор Архангельской коррекционной школы-интерната для детей-сирот с задержкой психического развития, оставшихся без попечения родителей, в Кызылжарском районе – за то, что его воспитанники были его чернорабочими строителями.

Тут без цитаты из прокурорской справки по итогам проверки уж никак не обойтись. Важно каждое слово: “В 2004 году в период с мая по октябрь в Петропавловске по адресу: улица Гуденко, 24, на земельном участке, принадлежащем Уразамбетовой Э., был построен жилой частный дом, на строительство которого привлекались воспитанники старших классов школы-интерната… Аналогично в 2005 году в период с мая по октябрь в поселке Бишкуль по улице Энтузиастов на земельном участке, выделенном Абдульмановой Н., по указанию Уразамбетова Н. К. строился частный жилой дом, где также привлекались дети – воспитанники школы-интерната, в частности, участвовали при разборе частного дома в селе Кызыл-Жулдуз Аккайынского района. Дети в ходе использования их на работах получали производственные травмы…”.

По выявленным фактам прокуратурой Кызылжарского района в отношении бывшего директора Уразамбетова Н. было возбуждено уголовное дело по статье “Злоупотребление правами опекуна и попечителя”, которое было направлено в суд. Но постановлением Кызылжарского районного суда уголовное дело по обвинению Уразамбетова прекращено на основании статьи 8 Закона РК “Об амнистии в связи с празднованием Дня независимости Республики Казахстан”.

Самое интересное – впереди. На запрос нашей газеты по поводу дальнейшей профессиональной судьбы бывшего директора школы-интерната глава департамента образования СКО Сайран Денкенова отвечает: “В настоящее время его работа связана с профессиональной деятельностью”…

Удивительно, но профессиональный союз педагогов Северного Казахстана возглавляет человек, чьи фамилия, имя и даже отчество в точности совпадают с фамилией и инициалами уличенного в эксплуатации несчастных больных детишек бывшего директора Архангельской школы-интерната Назимбека Кенжибаевича Уразамбетова!

Преступление против детства

За каждое нарушение закона предусмотрено свое наказание. Конечно, заставить вверенных твоим заботам детей разбирать какую-нибудь хибарку на стройматериалы – вроде как невинная шалость по сравнению с более тяжкими преступлениями. Но того же отдельно взятого Сашу Широкова такая логика не воскресит.

Его гибель, к счастью, – случай чрезвычайно редкий. Чего нельзя сказать о самом принципе отношения нашего общества к дармовому детскому труду. Когда школьники голыми руками разгребают свалки, оставленные в кустах бомжами, у нас это называется субботниками. Ильича с его идеями уж давно задвинули на дальнюю полку истории, а страсть к дармовщинке у чиновников всех мастей, как видно, оказалась живуча.

А может, потому, что преступление против детства так и остается без должного наказания?

Инна ЛОПАТКО, Петропавловск

Загрузка...