Опубликовано: 1 5309

Три сестры

Три сестры

Жизнь трех сестер – Кристины, Марии и Алины – переменилась в одно мгновение после передачи “Пусть говорят” на российском канале. Все с замиранием сердца слушали их непростую историю о том, как долгих 17 лет старшие сестры искали младшую.Как сейчас, после передачи, наделавшей в Караганде столько шума, сложилась их жизнь?С карагандинкой Кристиной БУТАКОВОЙ, старшей из сестер, мы встретились в кафе. Ей 26

лет. Красивая и благополучная. Рядом любимый муж и двое детей. Глядя на нее, никогда и не подумаешь о том, что ей довелось испытать.

Детство взаперти

Ее мама Людмила Тюрина, сколько помнит девушка, никогда толком не работала. Проводила время в сомнительных компаниях, меняла сожителей одного за другим. Так на свет помимо Кристины появились Мария и Алина. Все – от разных отцов.

– Все у нас нормально было до тех пор, пока мама с папой Алины не разошлась, – рассказывает Кристина Бутакова. – Мне лет восемь тогда было. Мама дом, где мы жили, ему оставила, а сама с нами на съемную квартиру переехала. Алинке еще и года не исполнилось.

После этого, по словам Кристины, мать стала часто пропадать. Дома не бывала сутками. Девчонки оставались в запертой квартире одни и, как могли, выхаживали грудного ребенка.

– Бывало, кушать дома не было, так нам соседи через балкон по веревкам еду передавали, – вспоминает Кристина. – Но ведь малышку колбасой и макаронами кормить не будешь. Я брала муку, обжаривала ее, а потом водичкой с сахаром разбавляла. Получалось что-то вроде киселя. Вот этой смесью сестренку и кормили. Алина много плакала. Мы не понимали отчего. Кормили ее раз в день, откуда нам было знать, что нужно было чаще это делать?

В какой-то момент кроха попала в больницу. Оттуда девочка домой уже не вернулась. Через несколько лет только стало известно, что мать тогда написала на Алину отказную.

Никому не нужные

Мама, по словам девушки, пыталась наладить жизнь, хотя в лихие девяностые это было непросто. А потом появился новый сожитель.

– Он был вором-карманником и часто брал меня на “дела”, – говорит Кристина. – Я потом уже поняла, что была своего рода прикрытием. Кто подумает о мужчине с ребенком что-то плохое?

Новый отчим Кристины был еще и наркоманом. Скоро на иглу подсела и мать девушки. Закончилось все плохо: сожитель умер, а Людмилу Тюрину задержали с наркотиками и отдали под суд. Поскольку у нее были дети, она получила небольшой срок – всего год. Девчонки попали в детский дом.

– Мне тогда уже 13 лет было, – продолжает рассказ Кристина. – Там жизнь, как в зоне, была. И конфликты, и драки случались.

Пока Людмила Тюрина сидела в колонии, девчонки получали от нее слезные письма. Но после освобождения все завертелось по новой.

– Маша в детдоме так и осталась, – говорит Кристина. – Забирать ее было некуда. Я к тому времени с подругой поселилась у одной женщины. У нее было трое детей и две квартиры на одной площадке. Сама она любила застолья устраивать, а мы за детьми ее приглядывали. Всем было удобно. Еще я семечками на автостанции торговала. Как могла, Машку деньгами поддерживала. И время от времени в детдоме появлялась, чтобы разобраться с ее обидчиками.

Хеппи-энд?

С таким окружением, с такой грязью, с таким равнодушием близких людей можно было легко скатиться на самое дно. Однако Кристина почему-то верила, что однажды все неприятности закончатся. И, видимо, небеса вознаградили ее за эту веру. Случайно познакомилась на остановке с Евгением, за которого вскоре вышла замуж. Потом появились детки. У Маши после выпуска из детдома тоже все сложилось благополучно. Познакомилась с парнем Русланом из Темиртау, стала его женой и родила ему двух дочек. Души девчонок постепенно оттаивали. Лишь одно не давало покоя – беспокойство за судьбу потерянной младшей сестренки Алинки.

– Я искала ее по всем детдомам, обращалась, куда только можно было, – вспоминает Кристина. – И однажды мне сказали, что ее удочерили. А это значит, что никто из-за тайны усыновления теперь не расскажет, где она.

Но если сильно чего-то хочешь, то все препятствия преодолимы. Маша написала письмо на сайт программы “Пусть говорят” с просьбой помочь в поисках сестры. Неожиданно телевизионщики откликнулись. Пригласили девчонок на съемки в Москву.

– Сразу, наверное, понятно стало, что отыскали Алину?

– Нет, нам сказали, что не нашли ее. Предложили рассказать свою историю с экрана, а потом ждать откликов, – говорит Кристина. – Поэтому мы не ожидали, что наконец встретимся с ней. Я в гримерке была, когда она в зал к Маше вышла. Так меня четверо человек удерживали, чтобы я не выбежала в студию раньше времени. Плакал весь зал.

– Да не только зал, весь Союз бывший у телевизоров рыдал, не говоря уже о земляках-карагандинцах…

– Повезло, что Алине такой хороший приемный папа достался.

Николай Давыдов живет в поселке Актас под Карагандой, простой шахтер. Своих детей ему Бог не дал, поэтому он сперва взял из детдома мальчика, а вслед за ним и нашу Алину.

Вновь вместе

По возвращении домой сестры стали ездить друг к друг в гости по выходным. Старшие сестры всерьез озаботились образованием младшей.

– Пусть хоть одна из нас получит профессию, – говорит Кристина. – Она рисует хорошо, хочет по окончании школы на дизайнера пойти учиться. Будем ей помогать.

А что до матери... Людмила Тюрина тоже приезжала на съемки. Каялась и просила у Алины прощения. После травмы позвоночника она стала инвалидом. Кристина с мужем оплатили несколько операций, теперь Людмила хоть и с ходунками, но может передвигаться.

– Я ж ее к себе жить забирала, – говорит девушка. – Но ей не понравилось, опять к своим друзьям вернулась. Мы простили ее. Она попросту сломалась, когда ее мужчина бросил. И никто из близких не помог ей выбраться. А сейчас ее уже не исправить.

Караганда

Загрузка...

КОММЕНТАРИИ