Опубликовано: 2244

Тренер борцов Танат САГЫНДЫКОВ: О везении, жизни чужой жизнью и Александре Карелине

Тренер борцов Танат САГЫНДЫКОВ: О везении, жизни чужой жизнью и Александре Карелине

Нет, пожалуй, в Казахстане тренера, которого бы столь часто отправляли в отставку, как Танат САГЫНДЫКОВ. Правда, не найдется и такого тренера, как он, которого бы еще чаще не назначали на этот же пост. Он вновь возглавил сборную страны по греко-римской борьбе в 2012-м. В этом году его команде предстоит биться на Азиатских играх с атлетами Ирана, Кореи и Японии.Главный ученик

– Какое ваше самое большое достижение как тренера?

– Золото чемпионата мира и Азиатских игр, которое в 1998 году завоевал мой ученик Бахтияр Байсеитов.

– В чем была сила борца Бахтияра Байсеитова?

– Уже с юного возраста было видно, что это настоящий борец. В 17 лет он стал чемпионом страны среди взрослых. Только представьте: мы сейчас 17-летних спортсменов считаем детьми, а тогда Бахтияр победил мужиков, гигантов! Байсеитов отличался не только талантом, но и целеустремленностью, огромной работоспособностью на тренировках. Великолепно работал в партере. Это было его самое настоящее оружие, даже олимпийский чемпион Мнауакан Искандарян ничего не смог с ним сделать. Доля секунды – и он улетел.

– Бахтияр стал чемпионом мира после операции на колене.

– Да. В то, что он вернется после лечения мениска, верили немногие. У него был большой перерыв, и к тому чемпионату мира в Швеции Бахтияр провел всего один турнир. Боролся в Красноярске, провел три схватки, и я его снял с соревнований: не хотел перегружать. А потом был чемпионат мира. И триумф.

– Прошло 14 лет с момента Олимпиады в Сиднее, где выступал Байсеитов. У вас нет сожаления, что он так и не стал призером Олимпийских игр?

– Есть до сих пор. Он должен был стать олимпийским чемпионом, потому что был лучшим в своем весе. Но так сложились обстоятельства: и команда приехала всего за 7 дней до старта, и многое другое. В общем, он остался без медали. Но я считаю, у него была отличная карьера. И из-за того, что у него нет олимпийской награды, хуже как борец он не стал.

– Сейчас Бахтияр работает вашим помощником в сборной.

– Да. Я с ним всю жизнь. Знаю его семью и старался помогать ему всегда. Когда он лежал в больнице после операции на колене, к нему из тренеров почти никто не приходил: его вычеркнули из спорта, думали, что он больше ничего не выиграет. А я ходил и не думал о результатах. Потому что борьба борьбой, а человеческие качества еще никто не отменял.

Олимпийским чемпионом надо родиться

– Не сбились со счета, сколько раз вас назначали главным тренером национальной сборной?

– Нет. Я работаю главным тренером в третий раз. Первый опыт был давно – еще в 1991 году. Проработал два года. Потом меня назначили в 2006-м. Тогда наша команда на чемпионате мира провалилась – не было не то что медалей, даже борцов в восьмерке лучших! Но я сказал: обещаю, что на Олимпиаде медаль будет. Может, и не одна. Так и получилось: в Пекине Тенизбаев и Мамбетов завоевали бронзу. В 2009-м меня отправили в отставку, а после Игр в Лондоне вновь назначили. К тому, что меня могут уволить или позвать, я уже привык – это особенности работы тренера.

– Вы много лет в спорте. Что вас держит?

– Я не могу уйти с тренерской работы: меня тянет на ковер. Наверное, не дает покоя мечта: хочу дать стране олимпийского чемпиона по греко-римской борьбе.

– Как думаете, почему в Казахстане с 1996 года нет олимпийского чемпиона по греко-римской борьбе?

– Одним словом и не ответишь. У нас было много хороших борцов, но… Во-первых, для этого нужно родиться олимпийским чемпионом. Я не шучу. Понимаете, Олимпиада – это турнир одного дня, на котором может случиться все что угодно. Взять Нурбахыта Тенизбаева. В Пекине у него были все шансы выиграть золото. Он был лучше всех готов технически, тактически, физически. Но попал в тяжелейшую группу. И за выход в полуфинал боролся с олимпийским чемпионом из Южной Кореи. Это была тяжелейшая схватка. Корейцы “зарядили” судей, и Нурбахыту столько баллов не дали! Но Тенизбаев выиграл. Правда, с таким усилием, что дальше бороться за выход в финал ему было тяжело. Оттого он проиграл Рагимову, которого ранее побеждал.

Чтобы стать олимпийским чемпионом, нужно, чтобы все совпало: хорошая подготовка, выход на пик формы, везение. Олимпиада – как лотерейный билет. Взять Георгия Цурцумию. Он в 2004 году в Афинах был в финале в 30 секундах от олимпийского золота. Но недотерпел и отдал россиянину Бароеву три балла. Я много раз пересматривал ту схватку – там все решили нюансы и то, что в арсенале Бароева были изюминки.

– Как вы понимаете, что судья “заряжен” и работает против нашего борца?

– А что еще остается думать, когда твой борец бросает соперника, а баллы ему не дают? Или дают очки его противнику.

Жесткая ломка

– Схватку какого казахстанского борца судили хуже всего?

– На моей памяти это две схватки Дархана Баяхметова на Олимпиаде-2008 в Пекине. Дархан до полуфинала дошел в блестящем стиле, а потом его судьи просто скосили! Француз убегает за пределы ковра, а ему даже предупреждение не дают! Баяхметов его бросает, и снова ничего! Ладно, в финал не пустили, но за бронзу могли же нормально судить? Он и белоруса также бросал, но баллов не заработал и остался без медали.

– Баяхметову не повезло и на чемпионате мира-2009.

– Мне Дархана жалко. Он борец блестящий и должен был выигрывать чемпионат мира. До четвертьфинала шел так, что у всех дух захватывало. Потом уверенно побеждал кубинца, но тот смог сделать прием. Баяхметову можно было не сопротивляться и упасть на два балла. Но Дархан поборолся… и у него вылетел локоть. Схватку сразу остановили. Я Дархана понимаю: он, конечно, мог немного поддаться в том моменте и победил бы. Но он борец до мозга костей, который всегда бился до последнего. Жаль, что ему не повезло.

– Сейчас у него все хорошо, работает в финансовой полиции.

– Поддерживаю связь со всеми ребятами, которые ушли из спорта: с Асембековым, Тенизбаевым, Баяхметовым, Мамбетовым. У Маргулана Асембекова – вообще три дочки! Рад, что эти парни получили от борьбы характер, целеустремленность, воспитанность.

Не заглядывайте в паспорт

– Что подразумевают, когда говорят “казахская школа бокса”, я понимаю. А в чем выражается казахская школа борьбы?

– Работой в стойке. Наша школа борьбы всегда выделялась технически оснащенными спортсменами: Карамуллиным, Назаренко, Быкым, Сериковым, Турлыхановым и многими другими. Все они прежде всего блестяще работали в стойке.

– А кто из борцов нынешних мог бы сравниться с ними в борьбе в стойке?

– Не хочу никого сравнивать, но самый яркий пример – схватка на Олимпиаде Нурбахыта Тенизбаева за бронзу. Он встречался с китайцем. Я ему перед выходом на ковер сказал: “Твой соперник борется дома. Он борец неординарный, очень силен в партере. Ты выиграешь, если с первой до последней секунды будешь его выматывать. И когда шесть минут схватки закончатся, ты должен упасть”. Нурбахыт в стойке так замотал китайца, так его швырял, что чуть шею ему не сломал, и не дал ему шанс выиграть.

– Четырем нашим борцам, которые выступали в Лондоне, в 2016 году исполнится 29–30 лет. Представим, что они пробились на Олимпиаду в Рио. Не получится ли так, что они будут уже немолоды для побед?

– Это не проблема. Ушкемпиров в 29 лет олимпийским чемпионом стал, да еще и в легкой категории, где постоянно вес надо гонять. Поэтому, если человек будет психологически раскрепощен, хорошо готов физически, он может бороться и до 35. Хотя был случай, когда болгарин в 38 лет на Олимпиаде в Сиднее завоевал золото в вольной борьбе. Так что в паспорт никому заглядывать не нужно.

– Тренер – человек, живущий чужой жизнью. Ваша семья к этому привыкла?

– Да. Потому что почти все так или иначе были связаны со спортом. Конечно, жене и детям было сложно: я две недели находился дома, а потом месяц на сборах-турнирах. Правда, почти три года жил спокойно: водил внучку на теннис, вечера проводил в кругу семьи. И на работе без дела не сидел: скромная ДЮСШ превратилась в школу олимпийского резерва. Но меня тянуло на ковер!

– У вас есть суеверия?

– Мне приносят удачу числа 7 и 13. Бывает, что лечу в 13-м ряду и понимаю: выступим удачно.

Лучший подарок

– Сейчас у спортсменов мода – за рубежом ходить по знаковым местам и фотографироваться, а потом выкладывать фотографии в соцсетях.

– Всегда требовал от борцов, чтобы они развивались не только как спортсмены, но и в духовном плане. И после завершения турниров старался, чтобы ребята расширяли свой кругозор. В Пекине мы были на Великой Китайской стене, в этом году посетили монастырь Шаолинь – это великое место! В Индии, разумеется, посмотрели Тадж-Махал.

– Борцов и боксеров принято считать недалекими людьми. Вы к этому привыкли?

– Это стереотип! У нас многие известные чиновники в молодости занимались борьбой. И что, они глупые люди? Или вспомните трехкратного олимпийского чемпиона Сашу Карелина из России. На него посмотришь и подумаешь, что это глупец. А если поговоришь с ним, так он любого профессора за пояс заткнет! Я рад, что знаком с ним лично. И он меня всегда называет просто: тренер.

– В 2016-м исполнится сорок лет, как вы работаете тренером. Как бы хотели отметить эту дату?

– Олимпийским золотом нашего борца в Рио-де-Жанейро. Это был бы лучший подарок. И не только мне – всей стране.

 



Загрузка...