Опубликовано: 1970

Тот самый Жук

“Братство кольца” – так на современный манер назвала бы сейчас молодежь баскетбольный клуб СКА (Алма-Ата) 80-х, играй он в наше время. В той команде выделялись три игрока с украинскими фамилиями, регулярно привлекавшиеся в сборную СССР, – олимпийский чемпион-1988 Валерий Тихоненко, Олег Мелещенко и Юрий Жуканенко.

Потеснитесь, “старики”!

– С Тихоненко мы одного, 1964, года рождения, – рассказывает защитник алма-атинского СКА 80-х годов, а ныне старший тренер сургутского “Университета-Югры”, играющего в суперлиге чемпионата России Юрий Жуканенко. – Вместе занимались у Сергея Александровича Зозулина в алма-атинском зале “Локомотив”, что в районе улиц Шевченко и Сейфуллина. А Мелещенко младше нас на три года.

– Плавный переход той зозулинской команды в СКА стал решением армейского вопроса для ее игроков?

– Да, в 1981 году пришла пора служить, вот все и попали в спортивный клуб армии – СКА. Команда 1964 года была сильной. Помимо нас с Тихоненко за нее играли Овчинников, Филиппов… Центровой Марченко был на год старше. Позже Мелещенко с Кузнецовым подошли. Мы присоединились к армейским “старикам” Везенкину, Ольхову… Олег Львович Ким тогда в СКА вторым тренером работал.

Марш-бросок в… элиту

– Прежде чем стать одной из лучших команд Советского Союза, алматинскому СКА в то время пришлось обстреливаться в первой лиге...

– Первая цель, которую поставили перед нами, – выйти в высшую лигу. Мы ее выполнили в сезоне – 1984/85. Причем без Тихоненко, которого забрали в московский ЦСКА – самый титулованный клуб советского баскетбола. В “вышке” продержались только один сезон. Потом Валерий вернулся из Москвы, мы снова попали в высшую лигу чемпионата СССР, где играли уже до самого распада Союза. С каждым годом улучшали результаты и добрались до четвертого места.

– Считаете это самым весомым достижением СКА союзной поры? А как же выигрыш Кубка СССР?

– Да. Все-таки Кубок СССР, который мы выиграли, прошел как-то скомканно, без сильных соперников. Поэтому победу в том турнире я не считаю чем-то выдающимся. А вот когда мы заняли четвертое место в чемпионате страны, то в “Финале четырех” боролись с московским ЦСКА, каунасским “Жальгирисом” и киевским “Будивельныком”. Ключевую встречу за бронзу проиграли украинским “строителям” всего в одно очко.

Болел за Литву

– В историческом споре ЦСКА и “Жальгириса” сердце было на стороне московских одноклубников?

– Как это ни странно, нет. Лично я болел за “Жальгирис”. Может, потому, что ЦСКА много лет был безоговорочным лидером советского баскетбола. А тут появилась литовская команда с интересной игрой, которая дала отпор многолетним чемпионам.

– А как складывались взаимоотношения алма-атинского СКА с двумя ведущими советскими клубами?

– ЦСКА мы однажды обыграли в Москве. Это была первая игра чемпионата, и москвичи, возможно, на нас не настроились. Мы же очень хотели победить и добились своего – выиграли с преимуществом в одно очко. А вот литовский “Жальгирис” так и остался для нас непобедимым: что в Каунасе, что в Алма-Ате.

– Эти игры собирали полные трибуны во Дворце спорта и в УСК на Весновке…

– И не только эти. Вообще наша команда была популярна в Алма-Ате. Болельщики ходили смотреть и на нашу командную игру, и на отдельных баскетболистов. Это было приятно. Спасибо тем, кто еще нас помнит.

Попал бы – стал бы королем

– Со многими игроками ЦСКА и “Жальгириса” вы пересекались в сборной СССР...

– В национальную сборную Советского Союза меня впервые пригласили в 1983 году. Перед этим я дважды в составе юниорской сборной СССР выигрывал чемпионат Европы.

– Но на чемпионатах мира и Олимпиадах вам поиграть не довелось…

– К сожалению, нет. На сборы привлекался регулярно, но крупный турнир у меня был только один – Игры доброй воли в Сиэтле (США) в 1990 году. В нем мы заняли третье место, а поиграть посчастливилось против югославов Тони Кукоча, Жарко Паспаля, Дино Раджи, американцев Кенни Андерсона, Кристиана Лейтнера, Алонзо Моурнинга, бразильца Оскара Шмидта. Мы ведь тогда в первой игре сборную США победили – 92:85, но в финал не попали, уступив “югам” – 78:84. В матче за третье место взяли верх над Бразилией – 109:103.

– Из Сиэтла сборная СССР направилась в Аргентину на чемпионат мира, но вас в составе снова не оказалось… А ведь советская команда там добилась немалого успеха – завоевала серебро.

– Фатальным для меня стал бросок в концовке матча с югославами на Играх доброй воли. Мне тогда покойный Александр Яковлевич Гомельский сказал: “Если бы ты попал, был бы королем”.

– Рука дрогнула?

– Просто передачи не ждал. Тихий (Тихоненко. – Прим. авт.) мог сам бросить. Никто его не атаковал, а он неожиданно отдал пас мне.

– После игры не обсуждали с ним этот эпизод?

– Нет, я такими делами не занимаюсь.

За тренировку – 500 трехочковых бросков

– Трехочковые броски были вашим коньком. Сколько за тренировку “набрасывали”?

– Около пятисот бросков. Из них больше двухсот забивал.

– Часто добывали своим командам победу дальними бросками на последних секундах?

– Специальной статистики не вел, но происходило это частенько. Некоторые из них остались в памяти. К примеру, играли мы во Дворце спорта с ленинградским “Спартаком”, и я забросил с центра площадки за три секунды до сирены. Хотя и время еще оставалось, и пас можно было отдать Алексею Еропкину. Когда игра шла очко в очко, когда “пан или пропал”, я не боялся брать инициативу в свои руки.

В Америке все продумано до мелочей

– Помимо Сиэтла в каких еще городах родины баскетбола побывали?

– Да всю Америку объездил. Мне вообще нравится американский баскетбол. За океаном это шоу, которое не с чем сравнивать. В России к этому стремится только ЦСКА, но и то это только подобие НБА. Большое впечатление оставила поездка в Атланту в 1986 году, когда мы играли с местным “Хоксом”. Жили при команде, впервые увидели быт профессиональных баскетболистов, где все продумано до мелочей, вплоть до стирки формы. Для нас было в радость увидеть все своими глазами: тренировки, обстановку на трибунах.

– Тренировки американских профессионалов разительно отличались от наших?

– Я бы так не сказал. Может, мы видели только общие тренировки. В клубах НБА все четко расписано. Один человек занимается с командой тактикой, другой отвечает за физическую подготовку. А главный тренер уже координирует действия своих помощников.

Сургут стал “казахстанским” городом

– Когда завершилась алма-атинская часть вашей игровой карьеры?

– В 1991 году. Я уехал в Самару к Сергею Александровичу Зозулину, тренировавшему местный “Строитель”. А вскоре в этом городе появилась вторая команда – ЦСК ВВС, составленная из игроков алма-атинского СКА, во главе с Олегом Львовичем Кимом. Я отыграл два сезона за “Строитель”, а потом вернулся к Киму. Через год команда развалилась, и я оказался в саратовском “Автодоре”. Потом был “Локомотив” из Минеральных Вод, а с сентября 2001 года – уже седьмой год – я в сургутском “Университете”. В эту команду меня позвал мой бывший одноклубник по СКА Сергей Ольхов, с которым мы в Алма-Ате отыграли вместе три сезона.

– Теперь понятно, почему в Сургуте играло столько казахстанцев…

– Естественно, не случайно, что в разные годы цвета “Университета” защищали Юрий Кириллов, Андрей Шпехт, Борис Тихоненко, Олег Тен… Сейчас Игорь Грачев играет. В тренерский штаб входит Юрий Хорошаев, который тоже выступал за СКА.

Сын – кандидат в сборную России

– Ваши сыновья ведь тоже баскетболисты?

– Павел сейчас со мной в Сургуте, а Алексей – в казанском УНИКСе. У него российское гражданство, играл за студенческую сборную России на универсиаде, является кандидатом в национальную российскую сборную. Все говорят, что Алексей – парень перспективный. Так что дальнейшая судьба зависит от него самого.

– У него то же амплуа, что и у отца?

– Нет, он форвард. Рост 2,10 м. От меня, наверное, достался неплохой дальний бросок. Хотя сейчас многие высокие – с бросками. Баскетбол вообще изменился, стал совсем другим: более агрессивным, живым, что ли. Правда, нет таких личностей, как в наше время. Все игроки, как и команды, похожи друг на друга. Кто-то блеснет – и пропадает…

– Кем вы себя считаете – больше алмаатинцем, самарцем или сургутцем?

– Минераловодцем. В Минводах у меня дом, семья, все родственники жены. Думал в местном “Локомотиве”, где отыграл два года, карьеру заканчивать вместе с Мелещенко, но клуб распался, команда переехала в Ростов-на-Дону, а я – в Сургут.

На родину – лишь по случаю

– Могли бы составить символическую пятерку алма-атинского СКА 80-х?

– Наверное, не мое это дело – подобные команды составлять. Возможно, сильнейшим был состав, игравший уже в последних чемпионатах Союза. Первый номер (разыгрывающий. – Прим. авт.), конечно, Мелещенко. Атакующий защитник – Филиппов. Легкий форвард – Тихоненко. Ну и центровые – Овчинников с Марченко. Себя, с вашего позволения, не буду в этот состав включать.

– Отношения с бывшими одноклубниками поддерживаете?

– По возможности. Не скажу, что мы сильно дружим, но при встрече рады друг другу, знаем, кто чем занимается. Валерий Тихоненко сейчас возглавляет ЦСК-ВВС (Самарская область), а Олег Мелещенко буквально под Новый год покинул пост главного тренера “Локомотива” (Ростов-на-Дону).

– Когда в 2003–2004 годах приезжали с “Университетом” в Алматы, почувствовали, что болельщики вас помнят?

– Конечно. Всегда приятно приезжать в родной город, где живут мои родители. Правда, не был в Алматы с тех пор, как клуб “Отрар” перестал выступать в российском чемпионате.

Сергей РАЙЛЯН

Загрузка...