Опубликовано: 2153

Тохтар ЕРМЕКОВ: Астане не хватает стиля

Тохтар ЕРМЕКОВ: Астане не хватает стиля

Именитый казахстанский скульптор, возглавляющий Союз художников Астаны, долгие годы выступает против того, чтобы чиновники определяли культурные коды нашей страны. Последнее слово всегда должно быть за рядовыми гражданами, уверен Тохтар ЕРМЕКОВ.Встретившись в небезызвестном Доме художников в Астане, мы проходим в мастерскую скульптора.– С начала года мы с моим преподавателем и старшим товарищем Азатом

Боярлиным готовились к 70-летию Великой Победы, – говорит Тохтар. – Он изваял бюст дважды Героя Советского Союза летчика-штурмовика Талгата Бегельдинова, а я слепил Рахимжана Кошкарбаева, того самого, народного героя, который 30 апреля первым водрузил Знамя Победы над рейхстагом. Эти два бюста, а также Стену памяти ветеранов войны мы делаем для музейного комплекса ВОВ в Акмолинской области.

– Какие еще проекты на повестке дня?

– Идей хватает. Вот акимат предложил фасады зданий украсить. И сделать это нужно необычным образом. В Украине есть завод по выпуску пластиковой мозаики, которая не выгорает на солнце и имеет хорошие теплоизоляционные свойства. Этим материалом можно набирать любую картинку или фотографию. И пришла идея – почему бы не вывести на торцах домов картины казахстанских художников? На мой взгляд, выглядеть все это будет очень эффектно. В Москве есть старый дом, на котором похожим способом изобразили балерину Галину Уланову, сейчас к нему люди толпами стекаются, как к достопримечательности.

Брак на улицах

– Как в целом оцениваете архитектурный облик столицы, нынешних чудо-новостроек?

– Честно говоря, наша столичная архитектура хромает на обе ноги. Единого ансамбля нет. Все из каких-то разных опер свалено в одну большую кучу. И что самое обидное – национальный колорит не ощущается. К нам же приезжают туристы и даже представить не могут, с какой культурой связать местное население. Все это – вследствие всем известной “датной болезни”, которой явно страдают наши чиновники.

– То есть?..

– Очень часто чиновники назначают открытие памятников к приезду высокого начальства, но, как правило, вспоминают об этом, когда до события остается месяц- полтора. И начинается давление на автора: мол, если не успеешь вовремя сдать работу, то потом нам твой памятник вообще не нужен! В итоге памятники, призванные украшать города, получаются “сырыми”, отлив в бронзе оставляет желать лучшего – это мягко говоря. Акимам трудно объяснить, что создание скульптуры с окончательным переводом в бронзу – процесс длительный и трудоемкий, его нельзя форсировать.

– Получается, много скульп­турного брака в стране?

– Во всех городах его хватает, поскольку все решается на местном уровне, и акимы вместо художественных советов принимают окончательное решение. Чем руководствуются главы областей, городов и районов при выборе автора, остается только догадываться. В итоге мы имеем то, что имеем. Наши города и села заполонили скульптуры, выполненные абы как. Взять хотя бы скандальный памятник Абаю и Михаэлису в Усть-Каменогорске, который на своем месте даже года не простоял по причине народного возмущения. Возникает вопрос: зачем местные власти его возводили, тратили деньги? Стоимость одного памятника обходится государству по меньшей мере в 100 миллионов тенге.

Красота стоит недешево

– Затраты колоссальные! И деньги народные, не так ли?

– Вот именно! Раз деньги народные, то пусть народ решает. По этому поводу я неоднократно обращался к самым высоким чиновникам, писал, что было бы целесообразнее, если бы народ сам решал, какому памятнику быть в его городе. Сделать это можно путем простого смс-голосования. А у нас местные акимчики возводят какие-то непонятные скульптуры. Затем мы, художники, как члены госкомиссии, под давлением чиновников от культуры принимаем этот проект, выезжаем на место монумента, разводим руками – и соглашаемся...

– Чего не хватает столичной архитектуре?

– Полагаю, классического стиля для многих домов и зданий на левом берегу и в старом центре города. Неплохо было бы, если бы отделка травертином и хорошим добротным камнем стала повсеместной в городе. Кстати, неплохо смотрятся старые дома на проспекте Республики, которые отлично обложили фибробетоном с на­циональным орнаментом. Глядя на них, и не подумаешь, что это обыкновенные хрущевки. Хотя для городской казны это стоило недешево. Отделка только одного дома – 56 миллионов тенге.

Блеск скульптур и нищета скульпторов

– Раньше быть художником было престижно, модно. А сейчас? Такое впечатление, что все желают идти в финансисты.

– Ну и правильно делают. У меня дети в художественной школе учились. Честно говоря, я их отговорил выходить на профессиональный уровень. Потому как смотрю на своих коллег – только 5 из 100 в каком-то плане преуспевают, остальным очень тяжело. Без заказов, без работы. И поэтому многие из них идут в педагоги. Хотя вы сами прекрасно знаете зарплату преподавателей. Это же копейки!

– Вы возглавляете Союз художников Астаны. Ваше объединение предполагает оказание помощи, поддержки тем же ветеранам-художникам, пенсионерам?

– По идее любой союз именно так и должен работать. Но в нашем случае ситуация давно критическая, поскольку мы нуждаемся в господдержке. В советские годы заказов было очень много, на одних только Лениных можно было заработать. Сейчас же мы получаем минимальное количество заказов. Все в частных руках. Поэтому и помощи оказать пенсионерам не в состоянии.


Загрузка...