Опубликовано: 3149

Тимур ДУЙСЕНГАЛИЕВ: О туристических рисках, контрабанде услуг и резервном фонде

Тимур ДУЙСЕНГАЛИЕВ: О туристических рисках, контрабанде услуг и резервном фонде

Как казахстанскому турбизнесу вернуть лицо после банкротства и бегства очередного крупного туроператора, надежна ли предлагаемая “подушка безопасности”, что даст возрождение профсоюзных путевок? На вопросы “КАРАВАНА” отвечает директор департамента индустрии туризма министерства по инвестициям и развитию Тимур ДУЙСЕНГАЛИЕВ.

Создаст ли фонд буфер безопасности?

– После недавнего банкротства крупного туроператора вы предложили создание резервного накопительного фонда. С кого будут собираться средства?

– Последние события показали, что не задействованы никакие финансовые инструменты, которые могли бы обезопасить наших туристов за рубежом. Мы изучили опыт России, Великобритании, Дании и других скандинавских стран по созданию подобного фонда. Сейчас разработана концепция нового законопроекта о туристической деятельности в Казахстане с учетом сложившейся ситуации. До конца года планируем принять закон. Предполагается введение трехуровневой системы финансового гарантирования отдыха туристов. Во-первых, компания, которая объявляет чартерную программу, должна предоставить финансовую гарантию. Сумма гарантии должна определяться в зависимости от того, на какую “глубину” компания продает свои услуги, например на 3 месяца, и от ожидаемого объема продаж. Второе –  туроператоры будут платить за каждый проданный пакет небольшой взнос, который будет включаться в стоимость путевки и одновременно отчисляться в резервный фонд. Если ничего не происходит на рынке – идет накопление сумм. Если же что-то стрясется (банкротство либо мошенничество), будет возможность вывезти людей из-за рубежа либо оплатить из резервного фонда их проживание. В-третьих, планируется увеличить сумму исчисления гражданско-правовой ответственности для туроператоров и турагентов. Эта система разграничения уровней рисков позволит всем участникам рынка нести ответственность на своем уровне.

– Есть ли шанс, что сбежавшие руководители обанкротившихся турфирм понесут наказание?

– Об этом лучше спросить у компетентных органов. Понятно, что ответственность они должны понести, но нам важно сузить законодательное поле, чтобы не возникали такого рода коллапсы. Проблема еще и в том, что после банкротства турфирм страховые компании сейчас пытаются отказаться от лицензии на страхование турбизнеса.

Те же грабли

– Как все эти скандальные истории бьют по имиджу отечественного турбизнеса?

– Люди путешествуют всегда, просто доверие к туроператорам будет падать, и они станут уходить на зарубежные рынки, например к российским компаниям, либо  электронный рынок. То есть бронировать полный пакет услуг самостоятельно, через Интернет. У нас культура работы с компьютером и знание языков еще не на высоком уровне, многие продолжают пользоваться услугами турфирм, но в мире все уходят в сферу электронной торговли. Никому посредники не нужны, все хотят получать деньги напрямую.

– Не странно ли, что каждый год мы наступаем на одни и те же грабли?

– Положительная динамика все-таки есть. В 2013 году правительство запретило использование зарубежных чартерных бортов. Если компания казахстанская, то можно найти выход по вывозу граждан из-за рубежа. Таким образом покрывается первый уровень риска, когда туриста может обмануть зарубежная авиакомпания. В прошлом году, когда убежал руководитель “Гульнар Тур”, ответственность нес только он один. В конце декабря мы совместно с Национальной палатой предпринимателей инициировали поправку в сфере разделения функций туроператоров и турагентов. Когда заключается договор с турагентством, персональную ответственность за ваш продукт несет он. Такую же ответственность туроператор несет перед турагентом. И в этом году последствия были значительно мягче. Люди в основном решили свои вопросы:  турагентства были вынуждены доплачивать расходы на отели и авиабилеты за свой счет. Но теперь пострадал сам бизнес.

Чему поучиться у Грузии?

– Иностранцы говорят, что в Казахстан не так просто получить визу. Это при том, что мы на каждом углу кричим о развитии туризма. А тут засады – с самого начала.

– 15 июля заканчивается пилотный проект с 10 безвизовыми странами. Он будет продолжен. Кроме того, глава государства недавно объявил о включении в безвизовый режим еще 10 новых стран. А, согласно его указу о создании международного финансового центра на базе инфраструктуры ЭКСПО-2017, поручено создать безвизовый режим для всех 34 членов Организации экономического сотрудничества и развития. Также стратегически важный рынок для нас – Китай. К сентябрю, к моменту визита нашего Президента в эту страну, планируем подготовить двустороннее соглашение по организованным туристическим групповым визам. Это специальный визовый режим, позволяющий минимизировать миграционные риски. Китайская сторона определяет перечень компаний, гарантирующих 100-процентное возвращение всех въехавших туристов. Также и с нашей стороны – туристические компании берут на себя гарантию обеспечить надлежащий сервис, безопасность и что ни один въехавший здесь не останется.

– В последнее время Грузия очень активно привлекает казахстанских туристов. Можем ли мы эту модель применить у себя?

– Это действительно очень хороший пример, в частности специальные туристические зоны. Речь идет о специальном механизме стимулирования инвесторов, когда им предлагают уже готовый пакет для строительства туробъекта. Он включает в себя все: проектно-сметную документацию, технико-экономическое обоснование, даже категорию отеля. То есть инвестор покупает проект под ключ и избегает всей бюрократии по согласованию. Успех Грузии, на мой взгляд, также в том, что грузины сами по себе сервисная нация. Казахи – сервисная нация только в том случае, когда находишься у них дома, в гостях. Там – все для тебя. Но чтобы такой же уровень сервиса обеспечить вне дома – в этом отношении есть определенные проблемы. Поэтому для развития туризма, считаю, можно использовать зарубежных специалистов – тех же филиппинцев или узбеков. Я не говорю, что у казахстанцев нет способностей этим заниматься, но, чтобы развить культуру сервиса на должном уровне, потребуются годы.

Как “заставить” людей дома отдыхать?

– Реально ли реализовывать в Казахстане отдых по принципу “все включено”?

– Сама система all inclusive, которая разбаловала наших граждан в Турции, существует не во всем мире. Если мы говорим о курорте Кендерли на Каспийском побережье, это сделать реально. Что касается перспектив для всего туризма, здесь есть сдерживающие факторы, например, неразвитость дорожной инфраструктуры к местам туристского интереса – к нацпаркам, курортным зонам. Следующий важный момент: надо создавать привлекательные условия для субъектов турбизнеса, которые хотят что-то построить. Туризм – это экономическая отрасль, которая требует экономических подходов.

– Как продвигается развитие массового туризма внутри страны?

 – До 2020 года мы заложили создание сети кемпингов. Многие казахстанцы имеют машины и могут путешествовать по стране. Но им важно, чтобы на пути следования они могли с комфортом где-то остановиться, чтобы  было безопасно. Тогда мы сможем вновь превратиться в кочевников… XXI века. Многие жалуются, что в Астане в выходные некуда выехать.  

– Можно ли стимулировать у казахстанцев интерес к отдыху в родной стране?

– Чтобы стимулировать спрос, мы запланировали такую меру, как туристские сертификаты. Это ваучер на определенную сумму, который можно потратить только на местных курортах и в турзонах. Сертификаты могут покупать работодатели и частные лица – это что-то вроде профсоюзных путевок, когда часть стоимости оплачивает государство. В программе будут задействованы те объекты туризма, которые подтвердят свое соответствие минимальным стандартам, и перечень услуг.

– Санкции против России дают надежду, что туристов из этой страны в Казахстане станет больше. Что может привлечь их внимание в приграничных областях?

– Внимания достойны Щучинско-Боровская зона, Голубой залив, Сибинские озера в Восточном Казахстане, озеро Жасыбай в Павлодаре, озеро Шалкар в районе Урала, даже Алаколь.

Щепетильные моменты

– Казахстанские гиды жалуются, что иностранные коллеги отнимают у них работу и заработок. Это можно как-то регулировать с помощью закона?

– Проблема существует, в Алматинской области я с ней сталкивался. Киргизы обеспечивают транспортные и услуги по сопровождению в качестве гидов-переводчиков. У нас границы с киргизами достаточно прозрачны: приехал человек на автомобиле, что он будет делать в Казахстане – мы не знаем. Безусловно, те, кто к нам заезжает, по сути, занимаются контрабандой своих услуг, в этом отношении надо подключаться МВД. Проблема не только в том, что отбирают хлеб у наших специалистов и оказывают недорогие услуги, но и в том, что мы не знаем качество этого сервиса.

– Общество неоднозначно отреагировало на строительство горнолыжного курорта Кок-Жайляу. Как это может повлиять на имидж страны за рубежом и собственно на приезд потенциальных иностранных туристов?

– Вопрос щепетильный, откровенно говоря, однозначного ответа у меня нет. Я понимаю, что есть веские аргументы у противников проекта – нельзя сказать, что это голословное нежелание работать, не развивать индустрию туризма и прочее. Но есть и аргументы у стороны, инициирующей строительство. Создание таких “якорных” проектов в туризме необходимо, вопрос в том – где и как. Я – сторонник организации доступной инфраструктуры  – создание кемпингов. Масштабная инфраструктура тоже нужна, но где и как ее строить, должно быть общественное согласие. Как его добиться – вопрос.

Загрузка...