Опубликовано: 2311

Тернистый путь к гражданству

Тернистый путь к гражданству

Не все переехавшие в Германию из нашей республики являются “казахендойче”. И далеко не каждому из них новый паспорт достается легко.

Если быть предельно точным, то паспортов, как таковых, внутри Германской Федеративной Республики... нет вообще. Для путешествий в иные страны – да, выписывают “райзепасс”. А вот дома достаточно пластиковой карточки аусвайса – удостоверения личности гражданина ФРГ.

Кстати, на ней, кроме фамилии, имени, даты и места рождения, адреса проживания, роста и цвета глаз, а также служебных пометок о месте и времени выдачи документа, указана одна на всех национальность – deutsch. И вот именно таким „немецким“ очень хочется стать одному уроженцу Павлодара.

Роковой чемоданчик

Если бы Игорь (назовем его так) был и впрямь этническим немцем, проблем с получением заветного аусвайса у него практически не было бы. Ведь именно юридически доказанное наличие “германских корней” позволило за последние десятилетия почти двум с половиной миллионам жителей бывших советских территорий обосноваться на исторической родине. Получив, согласно “Федеральному закону об изгнанных” статус “аусзидлера”, то есть переселенца, а затем, не позднее шести месяцев, и заветный документ.

Но рожденный в Прииртышье, а в студенческие годы переехавший в Москву Игорь является внуком потомственного сибиряка. Сугубо русского крестьянина.

Его личной тайной остаются причины, по которым 37-летнему инженеру-строителю не угодили вначале Казахстан, а затем и Российская Федерация. В поисках счастья и с помощью женитьбы на иммигрантке “по еврейской линии” Игорь перебрался в Баварию. Где с личной жизнью уж в который раз не заладилось. И на вечеринке “в честь развода” давний его приятель, уже ставший “казахендойче”, подарил новоявленному холостяку шикарно выглядевший “дипломат” из чистой кожи.

Перед решающей встречей, или, как здесь говорят, “термином”, с чиновницей из ведомства по делам иностранцев, проверяющей пакет документов от претендента на аусвайс немецкого гражданина, Игорь заскочил в продмаг. Намереваясь после обмыть еще один шаг в прекрасную жизнь.

Честно расплатился за бутылку “Ягермайстера”, однако на выходе завопила сигнализация. Секьюрити к товару из своего магазинчика претензий иметь не могли – за товар было уплачено. Зато прицепились к подаренному чемоданчику. Ведь метка в нем оказалась не размагниченной! И ничего другого, кроме криминального, применительно “к этому перепуганному русскому”, прийти в педантичные немецкие головы не могло.

Приехала полиция. Началась проверка с изучением досье Игоря в хитром ведомстве под названием “Шуфа”. Оказалось, что у нашего неугомона после пьяного скандала в другом “Тенгельмане” еще не кончился годовой “хаусфербот”, то есть запрет на посещение всех магазинов данной системы. А это тут чревато очень нехорошими последствиями.

Вдобавок ко всему выяснилось, что он лишен водительских прав за грубость на дороге (показал средний палец обгонявшему ему немцу) и дважды попадался “зайцем” в метро.

Документов полгода ждать

Но самое для Игоря печальное – это сорвавшаяся с чиновницей встреча и просроченная теперь копия свидетельства о рождении. Чтобы заполучить ее через генконсульство Казахстана в крохотном городке под Мюнхеном, Игорь потратил массу времени и нервов. Потому что до приемной на Hans-Urmiller-Ring, 46, добираться далеко, неудобно, недешево, а работает она всего четыре раза в неделю, в будние дни с 8 до 12.

Игорь приезжал сюда трижды. Сначала его завернули дособирать недостающие бумаги. Потом он мчался в банк, чтобы отдать весьма солидные деньги “за услугу”. А уж потом узнал, что его запрос через Берлин поползет в Павлодарскую область со скоростью улитки. А общий срок исполнения “от восьми и более месяцев”!

В то время как немцы принимают метрики, чьи копии сделаны, переведены и заверены не позднее полугода!

Так уж вышло, что на момент фатальной встречи Игоря с охраной магазина на исходе были последние сутки до истечения срока приема. А так как “термин” был сорван, все пришлось начинать сначала.

В общем, слишком дорого обошелся ему подарочек – как выяснилось, приятель купил за пять евро краденый “дипломат” с рук у какого-то барыги.

Поток переселенцев уменьшается

Многочисленные рогатки на пути к заветному гражданству попадаются не только на пути у нашего экс-павлодарца. С 2005 года даже для этнических немцев и членов их семей, желающих переселиться в Германию, власти ввели экзамен на знание языка, необходимого по новому месту проживания. Только одно это ужесточение закона снизило приток переселенцев сразу на 15 процентов. Тем не менее желающих вернуться “на историческую родину”, в том числе из Казахстана, набралось к концу 2005-го более 35 тысяч человек. Через год – уже 7500. В 2009-м – около 2500. Из них казахстанцев – менее трети. Хотя в начале девяностых шесть специально оборудованных проверочно-переселенческих пунктов на территории ФРГ принимали ежегодно до 350 тысяч этнических немцев, покидавших постсоветское пространство.

Крупнейший из подобных накопителей называется “Фридланд” и расположен в Нижней Саксонии. За время своего существования начиная с 1946 года этот фильтрационный лагерь пропустил через себя почти пять миллионов бывших военнопленных Красной Армии, пожелавших остаться на Западе, политических эмигрантов, так называемых “контингентных беженцев”, переселяюшихся в Германию по “еврейской линии”, ну и конечно “казахендойче”, пожелавших вернуться на свою историческую родину.

Теперь “Фридланд” – единственное учреждение подобного рода на всю Германию. И его запланированная мощность (2600 койко-мест) даже в самые урожайные периоды используется не более, чем на треть.

Не забывать корней

В то время как бундесканцлерин ФРГ с высокой трибуны настаивает: “Как можно больше проживающих в Германии иностранцев должны получить немецкое гражданство... Наша страна только выиграет от увеличения числа граждан”, вот что говорит в телекамеру юная иммигрантка из Стамбула:

– Многие мои земляки трепетно относятся к памяти предков и к той стране, из которой приехали в Германию на заработки. Сейчас у меня немецкий паспорт и другого нет. Тем не менее я не немка. И мне не нравится, когда меня называют немкой-турчанкой. Все мои предки – турки, поэтому и я – турчанка. Турчанка с немецким паспортом...

Похожие настроения не редкость и среди этнических казахов, раскиданных по Западной Европе в силу самых различных обстоятельств. Тут надо отдать должное правительству РК, вложившего немало усилий в организацию ежегодных курултаев на территории ЕС. Игорь, кстати, тоже получал приглашение на такую встречу под Мюнхеном. Но не поехал. Правда, потом жалел. Как-то так получается, что старую родину уже потерял, а вот новую так и не обрел.

Загрузка...